1 ремонт, 13 похорон и много надежды

Слухи бывают, как бабочки — с яркой и короткой жизнью. Но бывают и слухи-долгожители. И чем больше они живут, тем меньше становятся похожими на слухи.

С начала ремонта, два года назад, в доме-интернате для престарелых и инвалидов «Забота», по Владикавказу поползли слухи о том, что стариков неспроста переселили с насиженного места и на лакомый участок земли в центре города покусились местные нувориши. Назывались даже фамилии, список богатых карманом и бедных сердцем со временем стал внушительным. Были в нем и известный футбольный тренер, и очень важные люди из правительства. И все они — по отдельности или объединившись в антигуманное сообщество — строят якобы на месте дома престарелых то ли гостиницу, то ли ресторан, а может быть сразу и целый развлекательный комплекс. И понятно же, что не для стариков стараются.

Развенчивать слухи — дело, конечно, неблагодарное и бессмысленное. Если кто уж в слух поверил, то его уже трудно разубедить: вера в желаемое сильнее, чем в очевидное. Тем более, когда это касается власть- и деньги имущих.

Разноцветный махровый клубок сплетен пришлось распутывать Ирине Закаевой, директору дома-интерната «Забота». Ирина Александровна собрала своих домочадцев на территории и отчиталась в ходе ремонтных работ:

— Пока наши постояльцы своими глазами не увидели, что в интернате построили пандусы и морг, они не успокоились — ведь, несмотря на свой возраст и то, что они разбросаны сейчас по разным учреждениям, они на постоянной мобильной связи друг с другом. И естественно, слухи о том, что у них собираются отобрать их дом, обсуждались очень активно. Но увидев своими глазами, как идут работы, они теперь задаются другим вопросом: когда? Когда они смогут вернуться в свой привычный мир? И я им пообещала, что до конца года 60 человек вернутся в отремонтированный корпус.

Убедил взбудораженных стариков именно морг. И правда, зачем ресторану или гостинице морг? Вообще, тема похорон здесь, пожалуй, самая насущная. Вот и наш разговор с Ириной Закаевой перебивает телефонный звонок: бухгалтер дома престарелых уточнила сумму долга перед похоронным бюро. 59 356 рублей.

— И это нам еще повезло, Цховребов, директор похоронного бюро, очень внимателен к нам: в долг хоронит, потому что понимает, кто мы и что мы…

За то время, как дом престарелых на ремонте, умерло 13 человек. Им не повезло, говорят старожилы. Потому как были похоронены не из своего дома, в смысле дома-интерната. В «Заботе» этому печальному мероприятию уделяют большое внимание. Все как положено: и похоронные принадлежности, и митинг, и поминальный стол, и даже свои места на кладбище. А потом еще несколько дней очередные похороны не сходят с повестки дня жизни тех, кто остался на этом свете.

– Самую большую смертность дают новенькие из семьи, – говорит Ляна Цибирова, замдиректора по социально-медицинской адаптации.

Три месяца «новобранцы» армии брошенных родителей проводят в своеобразном карантине. Привыкают к чужим людям. Свыкаются с мыслью, что они, эти чужие люди, теперь – самые близкие. Те, чьи сердца еще в состоянии принять и понять такое, будут жить дальше. В «Заботе».

Сегодня жители интерната временно находятся в разных местах: кто в санаториях «Осетия» и «Маяк», кто в Дигорской районной больнице, часть в доме престарелых города Нальчика.

Живописная и просторная территория «Заботы» пришла за два года в запустение. И ремонт тут ни при чем. Просто клумбы, аллеи и беседки никогда не знали, что такое одиночество. Наверное, теперь они лучше стали понимать тех, кому служили все эти годы.
забота1                         забота2

забота3       забота4

У Ирины Закаевой и Ляны Цибировой почти по 30 лет стажа работы на одном месте. По их трудовым книжкам, конечно, историю не напишешь, но вот альбомы фотографий, которые все эти годы они бережно собирают, могут рассказать многое…

Например, историю ветерана войны Герсана Гогичаева, который последние свои 6 лет прожил в доме престарелых. За две недели до смерти он пришел в кабинет директора и буквально заставил ее дать ему слово, что не отдаст его хоронить родным. Ирина Александровна, которая выбила для фронтовика путевку в санаторий, куда он должен был отправиться через полмесяца, не придала значение важности разговора. Дед Герсан умер, так и не дождавшись санаторного лечения. А вечером за ним пришли сыновья, которых у Герсана было четверо. Пришли, чтобы похоронить, как они выразились, «агъдаума гасга» (по обычаям). Директор дома-интерната сдалась и уступила напору мужчин. Через день жители «Заботы» пошли провожать в последний путь своего товарища. Похороны и вправду удались: людей было много, на митинге не забыли почтить боевые заслуги ветерана. И даже были упомянуты четыре сына, которых воспитал Герсан Гогичаев. Ирину Закаеву в толпе держало сразу несколько человек, не давая ей вырваться в центр, где говорили такие правильные слова… Но когда ведущий гражданской панихиды с последним словом обратился к родственникам и попросил их попрощаться с усопшим, к гробу никто не вышел. И тогда Ирина Александровна дала волю слезам и попросила прощения у деда Герсана за то, что не выполнила своего обещания похоронить его за государственный счет…

И таких историй, от которых сжимается сердце и скукоживается гордость за соплеменников, в интернате могут рассказать немало.

– Мы помним еще времена, когда среди жителей дома местных было меньшинство. А сегодня наших брошенных стариков – большинство, – почему-то потупив взор, говорит Ляна Цибирова.

А еще Ляна Афанасьевна убедилась на своем опыте в действенности закона бумеранга: были в «Заботе» и случаи преемственности поколений.

Грустный разговор перебивает буквально вбежавший в кабинет директора мужчина.

– Александровна, ты видела мое стихотворение в свежем номере газеты «Владикавказ»? Нет? Пора бы уже подписку на нее организовать…

Знакомьтесь — Евгений Александров, садовник по обстоятельствам и поэт по состоянию души. Двадцать восемь лет проработал на хлебозаводе. Пришел в дом престарелых сам, «чтобы не стать бомжом». На принятие решения ушло три месяца. И вот уже 7 лет ни разу не пожалел о нем. Освоил премудрости садоводства, правда, скромничает и говорит, что «может отличить амброзию от ромашки». Опубликовал в республиканских газетах около 400 своих стихотворений. Поэтому знает всех главных редакторов газет по именам, хотя «никого из них в глаза не видел». Признает талант своей конкурентки – бабушки Наташи, которая пишет в стол. Но сам гордится своими издательскими достижениями, поскольку «без этого стимула (публикаций) Муза его нервничает». Иногда его стихи печатают совсем рядом с некрологами, но этот факт его не особо удручает: «я не гордый, да и место самое читаемое». В данный момент Евгений стоит перед дилеммой: напечатать свой сборник стихов или сделать зубы. Ирина Закаева обещает помочь с бесплатными стоматологическими услугами. Недавно Евгений женился на Тамаре Мишиной, тоже из «Заботы». Сейчас они пока располагаются в санатории «Осетия», но Евгений уже знает, где будет их новая комната в отремонтированном интернате.

Александинт
Евгений не преминул воспользоваться случаем стать участником экскурсии по территории интерната, организованной для нас. Рядом с дверью, за которой будет морг, он посмотрел пристально в глаза Ирины Александровны и спросил, нажимая на последнее слово: «А здесь будет морг, правда же?..» Похоже, ему оказалось достаточно спокойного и утвердительного взгляда директора. Ему понравился и кафель в санузлах, и новые двери. Он поговорил о сроках сдачи объекта с рабочими.

забота6   забота8   забота9

 

Проходя мимо запыленного и расстроенного пианино, Евгений не удержался и сыграл одну из своих любимых мелодий.

Ирина Закаева, оставшаяся довольной обходом владений, вернулась в свой кабинет, где в унисон с перфоратором разрывался телефон. Нужно было организовать транспортировку одной из жительниц «Заботы», находящейся сейчас в Дигорской больнице, во Владикавказ на консультацию окулиста. Еще дать распоряжение купить доводчики на новые двери. А еще придумать, у кого попросить денег на установку памятника на могилу Ахсарбека Мамсурова. Сына Дабе Мамсурова, в честь которого названа главная детская библиотека республики.

— Такая же ситуация у меня была с сыном не менее известного писателя Барона Боциева. Тогда мне помогли добрые люди, — говорит Ирина Александровна.

Как ни странно, в «Заботе» я неоднократно ловил себя на чувстве, которое сродни оптимизму. Несмотря на ремонт и среднюю зарплату персонала в размере 5648 рублей. Вопреки человеческой неблагодарности и черствости, здесь каким-то непонятным образом умудряются жить надеждой. Вот и Евгений Александров уже почти отрепетировал свое выступление на открытии отремонтированного корпуса интерната:

В Минсоцтруда нам подтвердили, что закончить ремонт и полностью оснастить один из корпусов интерната «Забота» планируется через 2 месяца. «Жители дома престарелых гарантировано вернутся в свои стены к новому году», — сказала министр Лариса Туганова. Она еще раз сакцентировала внимание на том, что «вся территория останется за домом-интернатом, так как строительство еще одного корпуса на 100 человек вошло в программу развития СКФО». По словам министра, на весь ремонт предусмотрено 300 млн рублей. «Средства есть. Все идет по плану и полным ходом. Никто ничего не продает и не покупает. Дом престарелых останется домом престарелых», — резюмировала Лариса Туганова.

забота10     забота7

P.S.По разным каналам к нам стекалась разнородная информация о том, что происходит в доме престарелых. В какую-то не хотелось верить, в иную поверить было несложно. Можно это, конечно, объяснить журналистской предвзятостью и профессиональной погоней за сенсацией. Тлеющий костер домыслов можно также списать на народную мудрость: дыма без огня не бывает. Но следует признать, что ситуация, при которой бы старики лишились своего дома в центре Владикавказа, мало кого бы удивила. Слишком уж хорош земельный участок для стариков, которые даже своим родным детям не нужны. Слишком уж нередки примеры, когда непроверенные слухи, в которые трудно поверить, подтверждаются настоящими делами. Поэтому, несмотря на увиденное своими глазами и полученный у жильцов «Заботы» заряд оптимизма, окончательно поверить в надежду мы сможем только тогда, когда увидим и услышим подготовленное Евгением Александровым поздравительное приветствие. И не для журналистов, а при всем честном народе.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

или почему Прокуратура избирательна в защите прав людей на воду

Икаев и Фарниев не определились, на каком берегу Терека находится мэрия, но попытались разобраться в причинах недавнего обезвоживания Владикавказа

21.02.2021

Реконструкция Проспекта Мира завершится в конце ноября

19.02.2021

История Аслана Карацева, который сенсационно вышел в полуфинал Australian Open

17.02.2021

Тимур Хубаев PRO изжившие модели управления и новую осетинскую экономику

16.02.2021

Эксперты больше верят в конкурентов. Кто шагнет в элиту?

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: