38 попугаев и одно попугайское крылышко

На всех представителей профессий, которые трудно связать с математически точными показателями результативности, в последнее время свалилось огромное количество бумажной работы, разного рода отчетов и подсчетов, в которых суть подменяется фикцией, ненужными цифрами, никакого реального значения не имеющими.

Конечно, удобно оперировать числами, они поддаются манипуляциям: складыванию, вычитанию, умножению… Поэтому вполне понятно желание руководителей разного уровня все свести к математическим параметрам.

Только есть одна загвоздка: все главное в жизни: талант, добро, красоту, зло, любовь, ненависть, преданность, нежность, профессионализм – никак подсчитать невозможно. И, что самое интересное, не нужно это считать. Зачем? Но логика нам не указ. Мы сведем все в таблицы, схемы и чертежи, мы сочтем, сравним и сделаем выводы, которые могут удовлетворить кого-то важного убедительным внешним видом и бессмысленной точностью. А что дальше? Неужели этот удовлетворенный морем бумаг КТО-ТО поможет нам, нашим близким, нашим детям стать хоть на капельку счастливее? Неужели бумаги, отчеты и проценты – это то главное, что должны ежедневно приносить в жизнь врачи, учителя, работники культуры и другие трудящиеся, никак не связанные с бухгалтерией во всех ее проявлениях? В сфере экономики – да, нужны цифры, планы и подсчеты, но нельзя же этот экономический подход переносить на искусство, к примеру. Чем мерить будем? Попугаями, как в мультике?

Ну, можно перейти на универсальный способ измерения: на деньги. Тоже крайне удобно. Но и тут все ладится только до тех пор, пока не появляется нечто, из рамок вон выходящее, например, сложный диагноз, требующий большого количества исследований, анализов, трудного лечения… Как доктор должен себя вести в такой ситуации? Соответствовать временным нормам по приему пациентов, чтобы не потерять стимулирующие надбавки, или все-таки попытаться вылечить человека? А если, к примеру, у учителя в классе появился ребенок с особенностями развития, как сейчас принято говорить, то есть необычный ребенок, требующий дополнительного внимания и заботы. Что с ним делать? Находить ресурсы или пусть себе сам карабкается к вершинам познания и грызет гранит науки? А зарплата от наличия таких ситуаций ни у врача, ни у учителя не меняется. Не работает «денежный» подход.

А с представителями искусства – совсем трудно. Тут деньгами никак не получается мерить, потому что тут ценится не то, что измерению поддается, а то, что выпадает из парадигмы, цепляет, царапает своей необычностью. Кому-то из художников в широком смысле этого слова везет, они становятся модными и оплачиваемыми, а кому-то не везет, они влачат нищенское существование, остаются, что называется, непризнанными гениями, не умея НЕ творить все равно. Признание и в этом случае возможно и реально, хотя часто оно случается после смерти художника, когда и деньги, собственно, нужны только делящим наследство потомкам, ведущим себя, как правило, не очень симпатично.

И если у представителей искусства остается шанс измерить свой талант успехом, хотя это не всегда справедливо и правильно, то у врачей и учителей даже такого шанса нет. А профессии нужные, важные. Поэтому вокруг медицины и образования возникла целая индустрия по измерению и изменению доходов, по восстановлению «справедливости». Наличие огромного количества структур и людей вокруг подготовки к ЕГЭ — это яркое свидетельство и убедительное доказательство полного провала с таким трудом внедренной новой системы образования. Наличие вокруг медицины коррупционного облака тоже ничего хорошего о государственной медицине не говорит.

Тут какая-то системная ошибка. И, по-моему, она именно в количественном подходе заключается. Хороший доктор – это тот, кто принимал всех пациентов по времени, оговоренному в нормативных документах, или это тот, кто все-таки вылечил хотя бы одного из заболевших, потратив на него весь рабочий день (возможно, даже не один)? А если этот непростой пациент – лично Вы?

А хороший учитель – это какой? У которого ЕГЭ сдают с высокими баллами? Или тот, кто своим же ученикам нарочно не дает нужный объем знаний, чтобы они к нему пришли дополучить недополученное за деньги, в качестве услуг репетитора? Или тот, которого дети не боятся, который видит в ребенке личность, пытается развивать умение думать? В любом ребенке, даже с особенностями развития? А если этот ребенок именно Ваш?

Помните доктора Хауса? В нашей системе здравоохранения такой врач быстро бы потерял свое место: слишком дорого он обходился клинике и слишком не соответствовал стандартам. А лечиться у подобного доктора, без сомнений, хотел бы любой и каждый. Потому что у него был результат не в цифровом исчислении, а в сохраненных, спасенных человеческих жизнях, в счастье близких и родных выздоровевшего пациента, в улыбках и радости…

И Макаренко бы в наши дни не пробился: очень нестандартно, не поддается точному описанию то, что он предлагал для своих повидавших виды учеников.

Сложно все очень. Только мне кажется, что лучше заплатить учителям и врачам побольше по закону, чтобы они не искали обходных путей. Кстати, в большинстве случаев эти обходные пути не на пользу стране, почти вся околомедицинская и околообразовательная структуры ни налогов в казну не обеспечивают, ни ответственности не несут, ни защиты от государства получить не могут, случись что… Может быть, хватит уже мерить то, что никаким измерениям не поддается, методично и планомерно заставляя людей переставать любить свою профессию? В том числе, из-за бесконечно растущего объема ничего не меняющих в реальной жизни бумаг и отчетов? Может, убедиться раз и навсегда, что временные и иные цифровые показатели мало что меняют в реальном положении дел, что всякие графики и схемы – ерунда, что нужно иначе смотреть на результаты труда медиков и педагогов, чтобы не получалось в итоге, что доктор не возьмется за пациента, который испортит ему показатели, а учитель отвергнет и без того не особенно комфортно себя чувствующего в этом мире нестандартного ребенка?

Но у меня даже надежды нет на то, что в этой сфере будут позитивные изменения, что медики, педагоги и другие представители специальностей, не сочетающихся с математическими методами анализа, дождутся индивидуального подхода… Наш главнокомандующий, как и положено лидеру великой державы, теперь спасает мир. А те, кто уполномочен следить за ситуацией внутри страны, уверены, что на 7-10 тысяч можно прожить. Народ? А народ, как Пушкин напророчествовал, «безмолвствует», да и некогда народу: надо бороться за выживание. Остается только следовать известному правилу о том, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Это означает, что горизонтальные связи между людьми становятся важнее вертикальных (от человека — к государству и от государства – к человеку). Ниточек, связывающих «верхи» с «низами», все меньше и меньше. Трещим по швам!

И как-то очень хочется научиться обходиться без государства вообще. Только возможно ли это?! Да и за державу по-прежнему обидно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Движущей силой выборов в Гордуму Владикавказа стали пенсионеры, о проблемах которых благополучно забыли

Больше мяса и молока, меньше масла и мороженного

Партии и ЦИК обвинили друг друга в «каруселях» и вбросах

ПРО уставших избирателей, потери «Единой России» и «Патриотов», возвращение ЛДПР и дебют «Родины»

Первый пресс-аташе в отечественном футболе Андрей Айрапетов рассказал о встрече с Пеле, шампанском для ливерпульцев и клюшке от Харламова

От роста доходов до падения промышленного производства

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: