А был ли суд?

Четверым полицейским, обвиняемым в превышении должностных полномочий, повлекшем смерть Владимира Цкаева, срок содержания под стражей продлен до 2 марта. Напомним, в ноябре прошлого года Ленинский районный суд избрал в отношении задержанных меру пресечения в виде заключения под стражей на время проведения следственных мероприятий до 2 января. Сегодня в Верховном суде республики рассматривалась апелляционная жалоба на постановление суда первой инстанции от 30 декабря 2015 года о продлении меры пресечения в отношении одного из задержанных – старшего оперуполномоченного Олега Дзампаева. 

Верховный суд оставил без изменений постановление суда первой инстанции, несмотря на ряд грубых нарушений уголовно-процессуального законодательства, допущенный в ходе судебного заседания в конце декабря, о котором рассказал защитник подозреваемого Мирослав Кабалоев. По словам адвоката, 30 декабря 2015 года судебного заседания о рассмотрении ходатайства о продлении срока содержания под стражей практически не было:

Это был просто фарс. Материалы, представленные суду, не были изучены, что уже о чем-то говорит. Следователь Хугаев поддерживал ходатайство, но не изложил его как положено. Прокуратура также не обосновала, на каком основании поддерживает ходатайство. Судом даже не было оглашено постановление о продлении срока содержания под стражей. Судья просто подошел к Дзампаеву и сказал: «Я вам продлил до 2 марта срок содержания под стражей». Мое ходатайство приняли, но оно не было оглашено и рассмотрено, не была дана юридическая оценка. В протоколе затем зафиксировали, что оно было рассмотрено, но фактически этого не было. Кроме того, следствием не было предоставлено суду доказательств того, что Дзампаев угрожал или пытался оказывать влияние на свидетелей или потерпевшую сторону, в связи с чем ссылка суда на то, что он может повлиять на свидетелей стороны защиты, является несостоятельной.

С протоколом судебного заседания от 30 декабря 2015 года адвоката также не ознакомили. Тогда, в ответ, Мирослав Кабалоев подал ходатайство на нарушения уголовно – процессуального законодательства, допущенные следствием:

—  Но на мое письменное ходатайство ответа до сих пор нет. На устное ходатайство ознакомить меня с постановлением о возбуждении ходатайства перед судом о продлении срока и приложенными материалами, я также не был ознакомлен.

По мнению Кабалоева, изложенные процессуальные нарушения являлись явным основанием для отмены постановления Ленинского районного суда от 30 декабря:

— Тем более, в постановлении написано, что следователь Цахоев поддержал ходатайство, тогда как фактическое участие принимал следователь Хугаев.

В подтверждение правдивости своих слов, Мирослав Кабалоев предложил суду заслушать аудиозапись с указанного судебного заседания, но просьба защитника была отклонена, так как телефонная запись велась супругой Дзампаева без разрешения судьи.  Прокурор  признал факт несоответствия в постановлениях, выданных сторонам дела, но посчитал их незначительными. По словам гособвинителя, причиной накладки послужили неожиданные проблемы, «внезапно возникшие  с техническим оборудованием». В частности, из строя вышел принтер «Canon», а также «зависли» некоторые программы на компьютере. К устранению неполадок была привлечена специализированная служба, чья техническая помощь была зафиксирована документально.

Однако представленные письма Кабалоев назвал фальсификацией:

Никакого сбоя не было, я прекрасно знаю, как такие документы делаются. Сегодня мы имеем факт фальсификации постановления о продлении срока задержания под стражей. В момент вручения мне и Дзампаеву данного документа о процессуальных нарушениях, допущенных при составлении постановления о продлении срока задержания под стражей, не знали ни судья, ни секретарь. Они о них узнали только лишь после того, как я подал апелляционную жалобу.

Адвокат настаивал на удовлетворении апелляции, так как, по его мнению, 30 декабря было принято политическое решение, а не законное:

Если на сегодняшний день хоть какая-то судебная справедливость имеется, то моя апелляционная жалоба должна быть удовлетворена. Тут было принято политическое решение, а не процессуальное. И все это прекрасно знают и соглашаются со мной, но говорят, что решение уже приятно — он должен сесть, потому что не выдает тех сотрудников, которые учинили телесные побои Цкаеву.

К слову, нельзя не отметить, что практически с момента задержания полицейских в народе упорно бытует версия, высказанная Мирославым Кабалоевым: «Все знают, кто виноват, но молчат, и сядут лишь «стрелочники», а не истинные виновные».  Данное утверждение приходится слышать не только от простых обывателей, но и от представителей силовых ведомств.

Обвиняемый Дзампаев также «молчит», но считает беспрецедентным «беспредел по которому его закрыли». Противоположного мнения придерживается супруга Цкаева, которая беспределом называет произошедшее 30 ноября в Иристонском отделе полиции:

Беспредел был 30 ноября в Иристонском отделе, где находится самая настоящая ОПГ. Три месяца за мной следят, мою машину сдвигают к обочине. По этой причине я не вожу своих детей с собой. Мы пойдем до конца, я знаю к кому обратиться по этому вопросу. Нашим делом занимается и осетинская диаспора.

Незаконность избрания меры пресечения и дальнейшего продления срока в отношении своего подзащитного в высших инстанциях будет отстаивать и Мирослав Кабалоев, который намерен «дойти» до верховного суда страны, в том числе и по допущенным процессуальным нарушениям.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
21.01.2021

Бессмертную схему отработали в Северной Осетии на медицинском оборудовании

Лайфхак от владикавказского чиновника: как украсть почти 38 млн, чтобы за это почти ничего не было

Битву за осетинский мусор выиграл новичок

11.01.2021

Руководитель строительной фирмы, обманувший дольщиков на 500 миллионов, пойдет под суд

PRO провальные сборы за капремонт, повышение тарифа и судебные иски к неплательщикам

24.12.2020

Доходы Владикавказа уменьшились почти на 100 млн из-за пандемии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: