А мне он нравится

В искусстве скульптуры я разбираюсь еще меньше, чем в живописи или музыке, в которых не разбираюсь вообще. Во всем, что касается прекрасного, как Эллочка-Людоедка, могу сказать только «нравится – не нравится», «цепляет – не цепляет». Поэтому я никому особо не рассказывала о том, что мне нравится Коста, которого скульптор Владимир Соскиев посадил на лавочку напротив входа в Центральный парк.

Мне нравится, кому-то не нравится… Скульптор знаменитый, искусствоведческими аргументами я не оперирую — вроде и обсуждать нечего. Было. До тех пор, пока мне не пришлось принять участие в опросе на Фэйсбуке о том, нравится ли мне новый Пушкин, подаренный Владикавказу Соскиевым? Или даже не так. Какой Пушкин вам нравится: в сквере или на Кирова – вот как был сформулирован вопрос. Собственно, он уже содержал ответ. Нравиться могут люди, монументы не могут нравиться. Они могут восхищать, внушать трепет или вызывать поклонение.

пушкин

А памятники Соскиева – именно нравятся или не нравятся. Потому что скульптор изображает  людей. И в случае с Коста и Пушкиным – тоже людей. Не основоположника осетинской литературы и не солнце русской поэзии.

У нас была мысль попробовать сделать интервью со скульптором, останавливало понимание того, что вопросы дилетантов не позволят прояснить те темы, которые начинает активно обсуждать народ с появлением каждой новой скульптуры Соскиева. Тем более, что, как оказалось, в сети уже есть такое интервью Ольги Орловой, опубликованное когда-то в журнале «Дарьял» http://www.darial-online.ru/2004_1/soskiev.shtml

А ведь работы Соскиева действительно заставляют задуматься.

О том, каким, на самом деле, был Коста. Какого роста? Неужели меланхолик? А ведь, и правда, большая часть его стихов трагична… А многие ли из тех, кто утверждает, что Коста должен выглядеть, как Ленин на броневике, читали «Горную звезду» Тотырбека Джатиева о жизни поэта? А почитайте. Может, Коста, действительно, ощущал себя именно так, как его увидел художник, когда задумался о том, когда он сможет петь «без боли, без слез»? Или, быть может, к художнику Коста Хетагурову, написавшему картину «Дети-каменщики», тоже были вопросы, почему изображенные им дети недостаточно откормлены и излишне оборваны? Не знаю. Лично я буду скучать по Коста, если его уберут с Проспекта Мира, даже несмотря на то, что другим, монументальным, Коста я привыкла гордиться с детства, зная, что знаменитый памятник изваял мой дед.

Что касается Пушкина, который ехал из Арзурума через Владикавказ в Тифлис… И снова после первого недоумения вопросы: зачем он ехал, почему, какое было время года, какие отношения у горцев с большой Россией? Все эти вопросы мне задали мои дети, увидев памятник… И пришлось искать ответы, спасибо Владимиру Соскиеву. И включать воображение, чтобы представить, что должен был чувствовать поэт, путешествующий среди «диких горцев». И его поза уже не кажется такой уж надуманной. А вот ответить на вопрос, как выглядела арба осетина 19 века, нам еще предстоит, потому что автор оставил простор для фантазии… Как и выяснить, каких таких животных все же запрягали в эту арбу: а может, и правда, коров, за неимением другой тягловой силы.

Коста и Пушкин — не первые «несчастные» люди Соскиева. У него есть еще Марина Цветаева и Гайто Газданов… И еще удивительный памятник «Игра». Пожалуй, из него и вышли все они — худые, несчастные и человечные.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Материнский капитал против квадратных метров

05.08.2020

Руководителя следственного отдела Владикавказа арестовали по подозрению в получении взятки

03.08.2020

Вячеслав Битаров заработал более 39 млн в 2019 году, почти на 6 млн больше, чем годом ранее

PRO задачи «Алании» на новый сезон, бюджет клуба и реконструкцию стадиона «Спартак»

28.07.2020

Руководитель Центра поддержки экспорта республики Бела Осипцова об особенностях осетинской внешней торговли

Бесхозные скотомогильники как предмет денежных споров и очаг сибирской язвы

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: