А все-таки, кто убил Цкаева?

Родственники задержанных «по делу Цкаева» указали на Алана Бигаева

Митинг родственников подозреваемых состоялся у Дома Правительства. Они пришли просить Главу республики взять под личный контроль затянувшееся дело и проследить, насколько объективно идет расследование. По словам родных Хохоева, Цомаева, Майсурадзе и Ситохова, следствие не располагает никакими реальными доказательствами их вины.

И тем не менее, молодые люди больше полугода находятся в СИЗО. За исключением находящегося под подпиской о невыезде Сослана Ситохова, отсидевшего пять месяцев и освобожденного по состоянию здоровья. Бабушка Алана Хохоева Рая, уверена, что виновен в смерти Цкаева один человек:

—  Алан сидит без вины уже 8 месяцев. Мы хотим справедливого расследования дела. Сейчас все основано на ложных показаниях Бигаева. Он говорит, что видел как Хохоев и Цомаев держат за руки Цкаева, а Майсурадзе ему надевает на голову пакет. Но это неправда. Да и никто кроме него подтвердить это не может. Он сам находился под следствием, а потом вдруг стал давать показания. Нам-то понятно, почему он стал «свидетелем»…  Бигаев долго был в кабинете с Цкаевым наедине, мучил этого бедного мальчика. Из кабинета были слышны стоны, крики. Уже когда он вышел потный и изнуренный, можно было понять, что там происходит — он пытал человека. После этого Бигаев переоделся, а когда вернулся, сказал, что испачкал руки, оказывая помощь. Но почему он тогда не вызвал скорую? Не предпринял вообще ничего? А засадили других. Никому из присутствующих не ясны причины, по которым обвиняются парни. Мы требуем от этого большого дома, от Главы республики рассмотреть дело честно и определить виновника убийства Цкаева. Есть один виновный  — Бигаев, — заявила бабушка одного из заключенных.

 

На митинге присутствовал и обвиняемый по этому делу Сослан Ситохов. По его словам, СМИ неправильно растиражировали информацию о его должности:

— В СМИ писали, что задержан начальник отдела уголовного розыска города, хотя моя должность  —  начальник отделения по раскрытию имущественных преступлений. Категория данных преступлений не касается меня вообще. Руководство уголовного розыска отстранилось позорным образом. Вытянули меня в 8 часов вечера на работу, весь день я находился с семьей — это видно по камерам. Когда мы с ребятами увидели, что происходит, попытались исправить обстановку, но когда уже ничего не получалось, мне пришлось вызвать скорую. За это я на данный момент и несу ответственность. Мы не просим снять с нас ответственность, мы хотим объективного расследования и справедливости.

Ситохов утверждает, что следователем не принимаются во внимание проведенные очные ставки и многие важные детали дела:

— Нет объективности — дело намерено «намыливается», «запыливается» какими-то непонятными обстоятельствами, которые следователи и руководители СК поворачивают как им удобно. Они побыстрее хотят отправить дело в суд. Люди, которые причастны к этому преступлению,  заключили «следственные соглашения». Следствием делается все, чтобы они потом в общем процессе не принимали участие. Нас это не устраивает, мы хотим, чтобы они также принимали участие и в нашем уголовном процессе в суде. Мы также хотим задавать вопросы. Потому что следователем не принимаются во внимание проведенные очные ставки, где существенно меняется суть дела и где называют виновных люди, какое участие принимали. Следователями не воспринимаются записи с видеокамер в здании УВД, которые имеются у меня и на которых видно, кто приносил и уносил наручники, кто какое участие принимал. Уголовное дело сейчас затягивается — он (следователь – прим.) ждет приговоры по Бигаеву и Бузоеву. При их получении наше уголовное дело будет направлено в суд. Он рассчитывает на то, что данные лица не будут принимать участия в нашем уголовном деле. А как свидетели они могут отказаться участвовать… Пусть руководство республики возьмет дело под личный контроль, потому что все делается намерено. Если вам интересно, я могу дать расширенное интервью, в котором могу посекундно рассказать об участии тех или иных лиц.

Мама другого обвиняемого, Георгия Цомаева, рассказала, что ее сын в тот злополучный день уже в шесть вечера был дома.

— Мой сын в 18:00 уже в офисе не был, и на камерах это видно. И три месяца он работал, как все другие. Потом, когда Бигаева поймали, их задержали без  явных объяснений, — считает Фатима Цомаева.

Родственники говорят, что в изоляторе задержанных пытаются стравить, предлагают свидетельствовать друг против друга и обещают за такое содействие свободу.

Но, по словам родного брата Алана Хохоева Тамерлана, подозреваемые отказываются клеветать друг на друга:

Они сидят уже полгода, потому что ведут себя по-человечески, по-мужски. Они не хотят клеветать. А людей, на которых показывают все факты, пытаются вывести из этого дела. Почему за их грехи должны отдуваться перспективные молодые ребята, которые всегда отличались хорошим поведением и успехами? Почему они должны положить свою жизнь и карьеру за человека, который не смог себя сдержать? Бигаев не только отличался грубостью по отношению к задержанным, но и в процессуальных мероприятиях кидался на людей. А теперь этого человека пытаются выставить морально-потерпевшим, который, якобы, пытался успокоить этих разъяренных ребят, пытавших Цкаева. Если доказана вина наших ребят, пусть они будут наказы. Все должны отвечать за свои поступки. Но лично мне поступали предложения, чтобы я уговорил своего брата сказать, что виновен Шота Майсурадзе. И нам говорили — ваши ребята оказались не в том месте, не в то время… Как мы должны поступить после этого? Время идет, а они сидят. Только потому что всех собак пытаются спустить на них. Из-за человека, который не умеет работать и загубил чужую жизнь. Расследование должно быть объективным.

— Если наши дети виноваты, то пусть свершится суд скорый и справедливый. А если они не виноваты, нужно предпринять все для того, чтобы этих молодых людей вернуть домой к своим семьям. У моего племянника двое новорожденных детей, молодая супруга. Это стресс для всей семьи. Мы надеемся на помощь. Изначально дело пошло по ложному пути. Под суд изначально пошел посторонний человек, якобы виноватый и признавшийся, его подозрительно осуждают на 2,5 года колонии. И оттуда пошла череда неувязок и фальсификаций. Я не знаю, кому это выгодно, — признался дядя заключенного Тамерлан Цомаев.

Напомним, по делу Цкаева к уголовной ответственности были привлечены 10 оперативных сотрудников УМВД. На данный момент под стражей находятся Хохоев, Цомаев, Майсурадзе. Ситохов освобожден и находится под подпиской о невыезде. Двое полицейских — Бигаев и Бузоев, признавших свою вину, заключили досудебное соглашение.

В правительстве родственникам находящихся под следствием полицейских пообещали передать всю информацию главе республики и предпринять меры, чтобы исправить сложившуюся ситуацию. Прилагаем скан обращения.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Депутаты парламента не поладили с техникой и поспорили с министром финансов о деньгах

25.05.2017 Gradus Pro

Кто ведет информационную войну против осетинской веры и какова ее судьба?

Популярное арт-пространство надеется скрыться от бюрократизма в Турции

24.05.2017 Gradus Pro

Сегодня патрулю ГИБДД пришлось долго объяснять водителю БМВ суть совершенного нарушения

Или о том, чем жили или питались жители ОсСети

Водка и туристы — два столпа, на которых должна была возрасти республика

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: