Ай-ай-ай кампания

Чиновников попросили прикусить язык 

Минтруд России на днях опубликовал на своем сайте документ с длинным и мудреным названием » Обзор рекомендаций по осуществлению комплекса организационных, разъяснительных и иных мер по недопущению должностными лицами поведения, которое может восприниматься окружающими как обещание дачи взятки или предложение дачи взятки либо как согласие принять взятку или как просьба о даче взятки». http://www.rosmintrud.ru/docs/mintrud/employment/15

Информация ведомства многостранична и изобилует деталями. Помимо общих международных антикоррупционных стандартов и ссылок на 3-й том «Свода законов Российской Империи» в документе есть и конкретика. Минтруд рекомендует проведение семинаров для госслужащих, на которых следует обсудить «слова, выражения и жесты, которые могут быть восприняты окружающими как просьба (намек) о даче взятки». Итак, отныне, если вы услышите от чиновника: «вопрос решить трудно, но можно», «договоримся», «ну, что делать будем?» — знайте, у вас вымогают взятку. К табуированным выражениям отнесли и, казалось бы, сугубо деловые и лингвистически нейтральные речевые модули «нужны более веские аргументы» и «нужно обсудить параметры».

Негласный запрет вводится и на обсуждение определенных тем — например, чиновники должны избегать разговоров со своим визави о свой «нищенской» зарплате, о планах приобретения домика на испанской Ривьере и желании поучаствовать в карнавале в Рио-де-Жанейро. И не дай Бог, если представитель власти намекнет, что его сын в этом году поступит в МГИМО.

Вот честно, меньше всего мне хочется троллить деятельность ведомства, выпускающего подобные директивы. Даже допускаю, что подобные инструкции есть и в более организованных и прозрачных обществах. Но никогда не поверю, что авторы этого антикоррупционного проекта сами верят в то, что таким способом, пусть и с научным обоснованием, можно повлиять на поведение госслужащих. Представляю, сколько анекдотов уже ходит в коридорах власти по поводу спущенного сверху этикета!

«Старые песни о главном»

Антикоррупционные кампании в России не редкость. Искоренить это общественное зло обещал каждый президент, все министры внутренних дел и любой прокурор. А началось все, если помните, с 11 чемоданов компромата Александра Руцкого. В 1993 году он возглавлял межведомственную комиссию по борьбе с коррупцией и хотел вывести на чистую воду самых первых лиц государства — Егора Гайдара, Геннадия Бурбулиса, Владимира Шумейко, Анатолия Чубайса. Но, как говорится, хотел — не значит смог. Дело возбудили, Руцкого уволили, а еще через 3 месяца Генпрокуратура нашла у Руцкого счет в швейцарском банке. В 1994 году его вообще арестовали, но уже за организацию массовых беспорядков. Общественности сообщили о том, что 11 чемоданов были напичканы фальшивками, Руцкого еще немного помучили допросами, а потом амнистировали. Первый антикоррупционный блин оказался комом.

Потом были: скандал вокруг замминистра финансов Андрея Вавилова, запустившего руку в бюджет оборонки (231 млн долларов), дело человека, «похожего на генерального прокурора», Mabetex и Бородин (25,6 млн долларов), «Три кита» (борьба за таможню между двумя ведомствами в погонах), громкая кампания «оборотней в погонах», скандал в Счетной палате из-за непомерных аппетитов аудиторов (более 1 млн долларов), дело генерала Бульбова (3,2 млн долларов, за которые он дал добро на прослушку топ-менеджеров и топ-чиновников), «пахнущие» ураном 113 млн долларов экс-главы Минатома Евгения Адамова, дело об откатах в Фонде обязательного медицинского страхования. Toshiba сдает с потрохами милиции Контрольное управление президента, которое курировало госзакупки томографов. Подпольное казино под Москвой и разборки опять же тех, кто в погонах. «Откатные» Мерседесы для чиновников (5 млн долларов), хищение 6,5 млрд рублей у ГЛОНАСС. Ну и, наконец, последний бой принял на себя «Оборонсервис».

Если бы не изобрели интернет, то вспомнить эти и другие коррупционные скандалы было бы невозможно — человеческая память коротка, к сожалению. И быть может, на это и рассчитывает власть, когда запевает «старую песню о главном», топая ногами, требуя найти, привлечь, наказать?! И, как правило, такие истерики совести случаются аккурат к какой-нибудь «красной дате» календаря.

Полтора миллиона: это много или мало?

По официальным данным Департамента экономической безопасности МВД, средний размер взятки с 2006 года вырос в 60 раз и составляет 300 000 рублей. В основном это, конечно, касается взяток «федерального» масштаба. В регионах то ли взяткодатели поприжимистей, то ли антикоррупционная кампания еще не набрала обороты.

По итогам исследований public.ru в 2012 году значительное количество коррупционных преступлений в регионах совершено министрами здравоохранения или их заместителями – 29% от общего количества упомянутых в СМИ фактов злоупотреблений, подавляющее большинство которых – это неутихающие скандалы и разоблачения, связанные с закупкой томографов и ангиографических установок.

В нашей республике «пальма первенства» у правоохранительных органов. Об этом на днях сообщил заместитель начальника СКР Казбек Мамаев. Подводя итоги за 2012 год, он сообщил о возбуждении 358 уголовных дел в отношении мздоимцев (всего, не только с погонами), 59 из которых уже привлечены к ответственности. Ущерб государству зафиксировали на отметке 3 млн рублей, 744 тысячи из них уже даже успели возместить, не дожидаясь приговора судьи. В рейтинге же региональной коррумпированности того же источника — public.ru — коррупционная сумма в Осетии в прошлом году составила полтора миллиона рублей, что еще как по-божески, если сравнивать с 31 млрд в Московской области.

И вот тут лично мне непонятно: радоваться или нет? Как бы есть повод — не часто мы в рейтингах выходим со знаком «плюс». Но избавиться от смутных сомнений не дают рассказы знакомых, может быть и досужие, о том кто, где и сколько дал… Уверен почему-то, что каждый из нас может привести не одну историю на тему как он или еще кто-то «позолотил ручку» человеку далеко не цыганской национальности. Нет, я далек от мысли, что все государственные люди априори являются вымогателями. Но в тоже время знаю, КАК иногда можно решить вопрос в коридорах власти. И это что ж тогда получается — антикоррупционная кампания в стране и собственно сама коррупция — как те параллельные прямые, которые как их не продлевай, никогда не пересекутся?

Ненаглядная наглядная агитация

В очередную антикоррупционную Бабу-Ягу не поверили и люди более широко мыслящие и далеко смотрящие, чем я. Многие политологи узрели в кампании этой внутриэлитную борьбу, причем с экономическим подтекстом: ресурсов в стране становится все меньше, борьба за них обостряется. То бишь, другими словами, собак спускают нынче на тех, кого не хотят «кормить» дальше. Ну и, конечно, ничто так не поднимает рейтинг, как охота на ведьм. А рейтинг медленно, но падает. Злопамятный у нас нынче народ — не забыл предвыборное обещание президента снизить коррупцию «минимум в два-три раза за шесть лет». Так вот, через год президентства верят в это чудо всего 35 %, а 43 % считают, что коррупции стало больше. А последнее громкое дело с отставкой министра обороны, 42 % россиян расценивают как «борьбу между разными группировками власти». Аналитический центр им. Юрия Левады утверждает о стабильном снижении рейтингов президента, Думы и правительства. С рейтингом Дмитрия Медведева вообще беда: ему на конец 2012 года доверяли всего 20% населения страны. Действия Путина одобряет 63% граждан, но при этом доверяют ему всего 34%. Разница говорит о том, что «у россиян не так много претензий к своему президенту, но в тоже время не так и много ожиданий».

А знаете, я даже могу понять Путина. Страна большая, чиновников более полутора миллионов человек — не может же он всем сделать «прививку совести» или лично дать нагоняй за не достойное поведение?! Я вот другого понять не могу: зачем нужно гнобить Навального, если он воспринял государственный призыв не жалеть живота своего в борьбе с коррупцией как дело своей жизни?! Был бы я президентом, позвал бы я Леху к себе, наградил бы его медалью за Отвагу, да и еще компроматику на отбившихся от рук коллег подкинул. Вот тогда бы точно никто не смог сказать, что у президента дела расходятся со словами. Про удовольствие посмотреть на удивление этих, как их, «белоленточников», я вообще промолчу.

Но я не президент. К счастью. От меня мало что зависит. В силу возможностей стараюсь не давать взятки. Например, » по белому» растаможил свою машину. Чтобы заплатить государству 272 000 рублей, что дороже самого авто, пришлось преодолеть долгие и нудные бюрократические препоны. Знакомые, правда, сразу вертели пальцем у своих висков, предлагая варианты ускорения процедуры национализации автомобиля, но я был непреклонен. Через две недели мытарств и чиновничьих усмешек оборона моей гражданской сознательности была уязвлена. И сегодня я не уверен, что выберу в такой ситуации в будущем — здоровые нервы и экономия времени, или попытку доказать себе, что «коррупция начинается с тебя».

Согласно рекомендациям Минтруда, с которых я начал, «в местах предоставления госуслуг и в других служебных помещениях, где на регулярной основе осуществляется взаимодействие граждан с организациями» следует разместить плакаты с предупреждением о том, что дача взятки должностному лицу наказывается лишением свободы. Вопрос: приемные и кабинеты чиновников можно отнести к числу таких помещений? Тогда я знаю точно, куда надо вешать плакаты с наглядной агитацией! Рядом с портретом… Но что это я, в самом деле, как дите малое, это же всего лишь рекомендации…

P.S. Пока материал готовился к публикации, в Осетии случился маленький антикоррупционный скандал. В результате проверок Прокуратуры выяснилось, что 50 сотрудников МВД в нарушении требований законов, в том числе и «О противодействии коррупции», являются учредителями коммерческих организаций. Начальник контрольно-ревизионного отдела(!) МВД по РСО-А, а по совместительству учредитель сельскохозяйственного кооператива, подал рапорт об увольнении.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Движущей силой выборов в Гордуму Владикавказа стали пенсионеры, о проблемах которых благополучно забыли

Больше мяса и молока, меньше масла и мороженного

Партии и ЦИК обвинили друг друга в «каруселях» и вбросах

ПРО уставших избирателей, потери «Единой России» и «Патриотов», возвращение ЛДПР и дебют «Родины»

Первый пресс-аташе в отечественном футболе Андрей Айрапетов рассказал о встрече с Пеле, шампанском для ливерпульцев и клюшке от Харламова

От роста доходов до падения промышленного производства

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: