АЛАН ЦКАЕВ: Сегодня в медицине «остановился» — равнозначно «отстал»

О главном враче Калужской областной клинической больницы скорой медицинской помощи я узнал из публикаций в российской прессе, где Алана Цкаева называют не иначе как «доктор-управленец». «Градус Осетии», уделяющий большое внимание проблемам здравоохранения, встретился с нашим земляком во время его краткосрочного отпуска.  

– Алан Юрьевич, прежде чем мы перейдем к общемедицинским вопросам, расскажите, как и почему решили стать врачом?

– Если честно, никогда об этом не мечтал. Как некоторые, уколы куклам не делал. Думаю, влияние оказали родители, хотя у нас в роду медиков никогда не было. Они считали, что врач – это престижная, а главное — гуманная профессия, в основе которой понимание и сострадание. Так после окончания школы я поступил в североосетинскую Медицинскую Академию. А дальше… Если относиться вдумчиво и с энтузиазмом, любая профессия начинает нравиться, притягивает. Не говоря уже о профессии врача – одной из самых сложных и интересных.

 – Можно ли тогда говорить, что чтобы стать настоящим врачом не обязательно иметь призвание — этому можно научиться? Или все-таки должны быть какие-то предпосылки? Может, человек должен быть особенным?

– В медицине, как и в других отраслях, есть понятие профпригодности. Человек не должен бояться крови, не быть излишне брезгливым. Важны острый ум, быстрая реакция и умение мобилизоваться в сложной ситуации. Доктора – такие же люди, как и все. Будут желание и стремление – все получится!

 – Вы закончили СОГМА. Неоднократно слышал, что в некоторых регионах страны неохотно берут на работу его выпускников. Так ли это? Не обидно ли Вам за свою альма-матер?

– У меня за плечами уже солидный профессиональный стаж и я поработал с выпускниками многих вузов. Не скажу, что наш мединститут хуже готовит докторов. Его выпускники успешно работают и в Москве, и в Калуге. Уровень специалиста во многом зависит от его желания стать специалистом. Получить диплом — не значит стать врачом. Развиваться, повышать свою квалификацию необходимо ежедневно в течение всей жизни.

Может это и нескромно, но приведу в пример свою биографию. В 1987 году по распределению приехал в Калугу, никого там не знал. После окончания интернатуры мне предлагали остаться в Калуге и работать в поликлинике. Но уже тогда я понимал, что без серьезной практики стать хорошим доктором невозможно. Поехал в Людиновский район с населением 45 тысяч человек, 4 года проработал в ЦРБ. Как и сегодня, сложные больные отправлялись в Калугу или Москву. Когда осознал, что достиг определенного «потолка» и учиться в районе уже нечему, поехал в столицу. Там на кафедре госпитальной хирургии 2-го мединститута прошел ординатуру, аспирантуру. Затем – лаборант, ассистент кафедры, доцент, заведующий учебной частью.

Не буду отрицать: многое зависит от педагогов, от их умения повести за собой. О кафедре, ее традициях и руководителях могу рассказывать часами. Например, профессор, генерал-майор Владимир Семенович Левит  27 лет руководил кафедрой. Во времена ВОВ был заместителем главного хирурга Советской армии. В 1918 году он успешно удалил металлический осколок из сердца, а в 1928 впервые в СССР произвел резекцию (удаление) части желудка по поводу рака. Внедрил целый ряд операций на желудке.

Его преемник – Валентин Сергеевич Маят — тоже легендарная личность. Прожил 103 года, 23 из них был главным хирургом 4-ой управы. Оперировал членов Политбюро, дружил с Ким Ир Сеном. Требовательный педагог, прекрасный лектор, много сил отдавал преподаванию хирургии. В своих учениках воспитывал внимательное и бережное отношение к больному.

Когда есть такие примеры преданности делу, самодисциплины, жажды узнать больше и использовать это во благо пациента, невольно стремишься подражать и постоянно повышаешь себе планку. Я прошел академическую хирургическую школу. Именно на кафедре понял, что хирургия начинается с дисциплины: если человек неорганизован, серьезных результатов не ждите.

– Долго ли Вы думали, когда вам предложили возглавить больницу в Калуге?

— После 23 лет работы на кафедре последовало предложение из мэрии – я работал заведующим хирургического отделения КБ 2  ГУП «Медицинский цент» управления делами мэра и правительства Москвы.  Оснащение – супер!  Большие возможности продвинуться в плане хирургии. Но в 2012 году мэрия передала свое медицинское хозяйство в “Группу компаний «Медси», и со временем в клинике коммерция взяла верх над хирургией. И в этот момент последовало предложение от министерства здравоохранения Калужской области.

Знаете, почему я практически не думал? Я никогда не терял связь с Калужской областью, часто туда ездил — там остались друзья. Из первых уст я знал, что Анатолий Дмитриевич Артамонов — прогрессивный губернатор. За 15 лет его руководства регион вышел в лидеры. Созданы несколько кластеров – автомобилестроительный, фармацевтический, информационных технологий, сельскохозяйственный. Развивается металлургия, традиционная промышленность и строительная отрасль. О медицине тоже не забывают.

По стране закрываются медфакультеты, а в области, наоборот, два открыли– в Обнинске и Калуге. Подъем наблюдается и в известном с советских времен институте медицинской радиологии (Обнинск). Работает масса социальных программ для медработников. Например, приглашенным специалистам из бюджета области выделяются средства на оплату найма жилья. Помимо федеральных программ, в области действует много местных. Допустим, если врач диагностировал рак или туберкулез лёгких, из областного бюджета выплачивается 3 тысячи рублей за каждый случай. Поэтому, когда мне предложили возглавить больницу, поехал не задумываясь.

— Как вы считаете, кто должен руководить больницей: хороший врач или менеджер? Возможно ли совмещение этих ипостасей?

Думаю, любой руководитель сегодня – менеджер. Он должен уметь поставить перспективную цель, определить стратегию ее достижения, выработать поэтапный план и грамотно распределить ресурсы – материальные и человеческие. А затем четко отслеживать промежуточные результаты и при необходимости корректировать работу учреждения. Только так можно чего-то добиться. Согласитесь, в мединституте этому не учат.

В то же время главный врач – это в первую очередь ВРАЧ. Просто у него, если можно так выразиться, укрупненная ответственность — не за трех-четырех человек, а сразу за очень многих. И какую бы цель он перед собой не ставил, в конечном итоге смысл один – спасти как можно больше людей и улучшить качество их жизни. Поэтому без хорошего образования, без многолетней практики «на земле», без постоянного развития по основной профессии ничего не получится.

– Я читал в прессе о ваших успехах в конкретно взятой больнице. Как вам это удалось? Многие руководители медучреждений только и делают, что жалуются: нет средств ни на ремонт, ни на оборудование…

– Вот вы говорите: «Трудно выбить финансы на медицину». Любой человек, который дает деньги, хочет видеть перспективу. Когда в ноябре 2013 года я приехал в Калугу, губернатор поручил на базе больницы скорой помощи организовать современный центр ортопедии. Из 45 травматологических коек выделили 20. При этом министр здравоохранения области обозначила мне 2 первоочередные проблемы: приемное отделение, где пациенты часами ожидали своей участи, и трамвпункт, который тоже вызывал нарекания по качеству оказания помощи.

DSC_1851

В отделении травматологии и ортопедии

За полтора года только на ремонт больница получила 53 млн. рублей. Еще на 223 млн. закупили оборудование. И важно понимать: это не подарок, а финансирование четко сформулированной программы развития БСМП, которое в свою очередь должно оказать значительное влияние на развитие региональной медицины в целом. И если не будет результата, тебе ни копейки больше не дадут – ни тут, ни где-то еще.

Теперь о том, как все начиналось. Задача – создать ЦЕНТР ПОЛНОГО ЦИКЛА, который закрыл бы все потребности региона по ортопедии и тяжелым травмам. А в идеале еще и помогал бы соседним областям. В реалии – 20 коек и крохотный травмпункт, куда в течение года обращаются около 40 000 пациентов. 30 тысяч из них – первичный прием. Из 6 докторов троим за 70 лет. Здание старое, одни закутки. Пришлось ломать все, в том числе схему работы и сознание людей.

Под центр отдали весь четырехэтажный корпус. Лишние перегородки убрали, сделали ремонт – стало больше воздуха, объема. При этом сохранили «изюминку» — часть колон с красивой лепниной — сталинский ампир.

DSC_1607_1

Четырехэтажный корпус Центра травматологии и ортопедии

Появилась современная регистратура, дневной стационар, кабинет амбулаторной хирургии и полноценное отделение реабилитации. В соответствии с современными требованиями реконструировали и оснастили реанимацию и три операционных блока. Усилили диагностическую базу – к уже имеющимся СКТ и рентгенологической установке прибавились мощнейший МРТ и УЗИ-аппарат экспертного класса. На первом этаже организовали шоковый зал для оказания помощи тяжелым больным, когда счет идет на минуты. Соорудили закрытый теплый пандус – больше полугода зима все-таки… Теперь «скорая» по пандусу заезжает, и пациент практически сразу попадает в шоковый зал, где проводятся срочные процедуры и исследования. Если необходимо, больного тут же поднимают на лифте в операционную. Такие преобразования позволили разделить потоки пациентов, повысить качество и сократить время оказания помощи.

Большое внимание уделили лечебным отделениям. Раньше все условия на этаже были общие. В ходе реконструкции открыли посты медсестер, в каждой палате сделали душ с учетом специфики пациентов. Стало просторно, комфортно и даже радостнее. Особенно это заметно в отделении ортопедии, где появилось сразу три холла. В одном установили тренажер для более быстрого восстановления пациентов. В другом — мягкие диваны и телевизор. На стенах – постеры с пейзажами. Там напрочь забываешь, что ты в больнице. Приятно выглянуть и в окно – территорию облагородили, положили новый асфальт, появилось два небольших скверика для пациентов. У входа убрали старые деревья, высадили декоративные кустарники и разбили клумбы. Надеюсь, что посмотрев в окно, у больного появится искреннее желание выйти и прогуляться. Это верный путь к выздоровлению. Уверен, настрой пациента — одна из составляющих успешного лечения. Именно поэтому мы щепетильно относимся ко всем нуждам и потребностям больных. Недавно по их просьбе даже освятили Центр.

DSC_1495

Холл Центра травматологии и ортопедии. Колоны с элементами сталинского ампира

Если говорить о приемном отделении, то там на 120 квадратных метрах размещалось отделение баротерапии. Стояли три барокамеры, выполнявшие всего 260 платных процедур в год – в СССР это было модно. Правда, эффективность этого направления с позиций доказательной медицины так и не доказана. На остальных же 100 квадратах оказывали помощь 30 000 пациентов в год. Настоящее столпотворение! Чтобы сделать рентген приходилось больного везти в другое здание. Представьте, если это тяжелый больной? Барокамеры закрыли. В результате ремонта получили просторное приемное отделение, где теперь есть специализированные кабинеты для осмотра, современной ультразвуковой, рентгенологической и лабораторной диагностики. В экспресс-лабораторию закупили 6 аппаратов, 3 из них аналогов в Калуге не имеют.

Современное оборудование и новая стратегия развития повлекли за собой и новые требования к профессиональному уровню сотрудников. Кадровый вопрос стали решать по двум направлениям – интенсивно обучать своих докторов и приглашать высококвалифицированных специалистов из лучших клиник Москвы. Так, единственное в области отделение гнойной хирургии, кардиологическое отделение и кабинет рентгенхирургии  возглавляют столичные доктора Евгений Денисов, Татьяна Мухаммедеева и Владислав Козлов.

Наши доктора регулярно участвуют в профильных семинарах и конференциях, налажено сотрудничество с ведущими институтами страны. На базе больницы проводятся различные мастер-классы, в ходе которых осваиваются новые технологии, обсуждаются насущные проблемы и последние достижения медицины. Я считаю, что это лучшая школа для врачей.

С февраля 2015 года травмцентр курирует ЦИТО им. Н.Н. Приорова – одно из ведущих медучреждений страны. Его специалисты проводят мастер-классы, консультации и методологическую работу с нашими хирургами. Под их руководством освоены восемь новых высокотехнологичных операций и несколько методик восстановительной терапии. А с середины сентября на целый месяц к нам приехал профессор ЦИТО Эдуард Иванович Солод. Несколько сложнейших операций в день, в том числе эндопротезирование суставов. В ассистентах — наши травматологи-ортопеды. Для Калуги ситуация уникальная: все тонкости новых технологий хирурги осваиваются прямо на рабочем месте, а калужане имеют возможность сделать сложнейшую операцию и пройти лечение у одного из лучших специалистов России. Наша цель — до Нового года освоить все основные методики, применяемые в ЦИТО. Чтобы максимум операций делать у себя в больнице, а не отправлять пациентов в Москву.

Эндохирургия – еще один «конёк» БСМП. Эксперт Секции уротехнологий Европейской ассоциации урологов, профессор кафедры факультетской хирургии №1 МГМСУ им. А.И. Евдокимова, Галлямов Эдуард Абдулхаевич – наш штатный сотрудник. Только за прошлый год он 10 раз приезжал и проводил мастер-классы. По авторской программе «От простого к сложному» Эдуард Абдулхаевич обучает малоинвазивным методам лечения в урологии, гинекологии и абдоминальной хирургии.

1_DSC9639

Один из мастер-классов. На экран выведено три online-изображения: два — из разных операционных и конференц-зал в другом корпусе больницы.

В общей сложности с привлечением московских специалистов проведено 15 мастер-классов, 8 конференций по хирургии, урологии, гинекологии и травматологии. И это не пиар. Мы подбираем тематических больных, приглашенный специалист оперирует, а наши — кто-то ассистирует, кто-то смотрит трансляцию и задает насущные вопросы из конференц-зала. Через некоторое время, когда уже врачи больницы начинают сами делать эту операцию, в качестве помощника выступает московский профессор. Таким образом, только за 2014 год освоили и внедрили в повседневную практику 14 новых малоинвазивных вмешательств. Например, раньше лапароскопически аппендицит мы не делали, а сегодня 80% подобных операций проводим именно так. Причем, методикой владеют все доктора.

Буквально через месяц откроем ЦЕНТР ЭНДОХИРУРГИИ на 24 койки, где в течение года будет проводится до 1,5 тысяч операций. Еще идут ремонтные работы, но главная «фишка» центра — первый в регионе интегрированный операционный комплекс OR1 – уже готов. Успешно проведена пробная операция, сейчас идет последняя настройка оборудования под разноплановые потребности больницы. OR1 – это синтез передовых технологий медицины и информационных систем. Уникальное оборудование позволяет проводить как открытые, так и сложнейшие эндоскопические операции. При эндоскопических вмешательствах на мониторы выводится высококачественное изображение с увеличением в 10 раз. И это не дань моде, а безопасность пациента — чем лучше хирург видит ткани, тем меньше вероятность ошибки и осложнений.

IMG_7969_о

Первая пробная операция в OR1

Сенсорные панели позволяют каждому хирургу быстро настраивать операционную «под себя» — изменять высоту и угол наклона оборудования, уровень освящения и микроклимат. С помощью системы телемедицины можно транслировать операции в конференц-зал или любой регион земли, и передавать данные о пациенте. Что дает широкие возможности для дистанционного обучения и консультаций. В ходе сложных операций, например, из нескольких точек напрямую могут подключиться сразу несколько врачей-экспертов и консилиумом вынести вердикт. Система архивации позволяет записывать операции и создавать видеоархив.

Сможем также интегрироваться в международное хирургическое сообщество и смотреть, как оперируют на другом континенте! Я не только главврач клиники, но и внештатный главный хирург Калужской области, поэтому в моих планах в каждое лечебное учреждение подвести оптоволокно и поставить камеры в каждую операционную. Все операции будут архивироваться, потом эти материалы можно будет использовать в работе и в обучении студентов.

1_DSC9718

Министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова в сопровождении губернатора Калужской области Анатолия Артамонова и министра регионального минздрава Елены Разумеевой во время ее визита в БСМП 28 августа 2015 года.

Кстати, как проходят мастер-классы 28 августа во время поездки в наш регион смогла увидеть руководитель Минздрава РФ Вероника Скворцова. На экран конференц-зала вывели трансляции сразу двух операций – травматологической, которая в это время шла в БСМП, и эндоскопической, проводимой на Сахалине. Вероника Игоревна в online-режиме пообщалась с хирургами. Было очень приятно, что по завершению визита министр здравоохранения РФ отметила высокий уровень оснащения и квалификации персонала БСМП.

В ближайшее время откроем еще и симуляционный центр, где доктора будут проходить обучение и оттачивать свои навыки на эндотренажерах. И это лишь одна из очередных задач. У БСМП много амбициозных планов, которые мы обязательно реализуем.

 – Судя по вашему рассказу, вы ломали не только стены больницы, но и сознание своих коллег. Что сложнее?

– Конечно, сознание. С 18 коллегами пришлось расстаться. Сценарий в таких случаях, как правило, один: «Приехал этот злыдень и притесняет врачей от Бога». На деле же все несколько иначе. Человек достиг среднего уровня и застопорился. Кому-то лень шевелиться, а кто-то успешно провел операцию известному человеку и считает себя местным достоянием – мотивация к развитию потеряна. На любые, даже малейшие замечания, реагирует болезненно. Например, был врач, который каждое свое выступление начинал со слов: «Я как доктор наук…» А на практике не знал массы элементарных вещей. С другой стороны, многие встрепенулись.

– Алан Юрьевич, общаясь с врачами, пришел выводу, что большинство из них выступают против нашумевшей модернизации отрасли. И часто слышу, что старая эффективная система здравоохранения разрушена, а современные реформы пока не дают результатов.  Как Вы лично понимаете эти реформы?

– То, что система изжила себя, это факт. К тому, как проходит модернизация, отношение неоднозначное. Конечно, можно купить суперсовременные компьютерные томографы и тихо радоваться. Например, в Москве организовали 26 сосудистых центра, для которых нужно подготовить около 100 специалистов. За год такую модернизацию не проведешь, чтобы специалисты стали высококлассными — понадобится еще лет пять минимум. Но, однозначно, система, при которой всех лечили в стационаре, чтобы добиться показателя койко-дней, изжила себя.

DSC_2381

В интегрированной операционной будут работать молодые перспективные хирурги

Когда я приехал в Калугу, в травматическом отделении коридоры были забиты. 10 дней человек лежит: врач долго думает, оперировать или нет. Некоторые предпочитают делать все неспеша, по старинке. Но медицина давно ушла вперед, и есть современные стандарты оказания помощи! Например, поступил человек со сложнейшей сочетанной травмой, положили его в реанимацию, компенсировали шок — максимум два дня. На третий день его должны прооперировать, а через 5 дней выписать. После оптимизации лечебно-диагностического алгоритма из 140 коек 60 высвободились. Хотя до этого месяцами «друг на друге» лежали. За счёт сокращения коек обеспечили цивилизованные условия пребывания больных, потому что та же душевая – это раньше была койка.

Многие доктора привыкли сидеть в кабинетах и никуда не двигаться, это тоже факт. Но если нет активного развития, потока пациентов, хорошим специалистом, тем более хирургом, не стать. Сегодня в медицине «остановился» — равнозначно «отстал».

– Медицинские стандарты, которые пытаются ввести в отрасли, часто сравнивают с зарубежными. Как вы считаете, можно ли и нужно ли переносить иностранный опыт на нашу почву? Есть ли у вас идеал того, каким должно быть здравоохранение? Делюсь несколькими своими наблюдениями. Эффективность того или иного отделения зависит от личности заведующего. Врачи больше пишут, чем лечат. Тезис о том, что лечить надо не болезнь, а пациента, отметен за ненадобностью. Во главу угла поставлены отчеты о койко/днях и расчеты стимулирующих надбавок…

– Вопрос очень объемный и в двух словах не ответишь, но на нескольких моментах все же остановлюсь. Если сравнивать с Европой, то у нас есть много положительного. Когда я своим иностранным коллегам говорю, что по российским нормативным документам человек с аппендицитом должен быть прооперирован через 2 часа, они очень удивляются. В том же Лондоне считается нормальным, когда пациент 3 часа сидит в приемном отделении с острой хирургической патологией и к нему никто не подходит. У них — схемы лечения, а у нас еще остался индивидуальный подход к человеку. В идеале все разумно должно сочетаться.

Если же врач, как вы говорите, все время пишет, то он, скорее всего, некомпетентный специалист. Когда мы ввели электронную историю, сразу стал виден уровень врача. Знает свою работу — заполняет историю быстро, а если нет, то писать будет долго и много, чтобы скрыть непрофессионализм.

– Ваше отношение к платной медицине. В последнее время появилось много частных клиник, где работают те же врачи, что и в государственных больницах. Думаю, к их услугам обращаются только из-за высокого сервиса. Тебе не нагрубят, оборудование лучше. Есть деньги — не нужно трясти медицинским полисом, выбивая себе положенные лекарства. Вы верите, что бесплатная медицина возможна в России?

– Бесплатная медицина должна быть, и она должна быть страховой. Застраховался в варианте «все включено» – это одна ситуация. Застраховался только от каких-то острых ситуаций — другая история.

Что касается сегодняшней платной медицины, то она только в стадии становления. Недавно наша больница закупила два УЗИ-аппарата экспертного уровня — 9 млн. рублей каждый. Могут ли такие аппараты позволить себе небольшие клиники и зарабатывать на них? Нет — прогорят. Скорее всего, оборудование купят  б/у, в отдельных случаях – в лизинг. Соответственно, даже при том же специалисте будет другой уровень диагностики, а возможно и совсем другие результаты.

Персонал частных клиник вышколен, их главный плюс, безусловно, отношение к больным. Но говорить о частных медучреждениях высокого уровня пока не приходится. Остаются открытыми вопросы контроля качества оказания медицинской помощи в негосударственных клиниках.

 – Вас не приглашали на работу в Осетию? И при каких обстоятельствах вы бы вернулись на родину?

– Пока таких предложений не было. Уверен, у руководителя медучреждения должны быть широкие полномочия. Я привык полностью отдаваться своей работе и делаю ее так, как вижу. Невзирая на родственные связи, ранги, статусы и чьи-то интересы.

– Что бы вы сказали тем, кто в этом году поступил в медицинские вузы?

– Хотел бы пожелать удачи. Выбор они сделали правильный, теперь нужно ответственно относиться к обучению. Наша профессия трудная в освоении. Первые три года большой объем знаний придется просто зубрить – латынь, анатомию. А 4-5 курсы – это практические дисциплины. Просто необходимо брать дежурства, чтобы сориентироваться в дальнейшем выборе. Лучшее место для практики — больницы скорой помощи, там работа интенсивнее, больше интересных случаев. Обязательны студенческие кружки и научная деятельность — врач должен уметь анализировать. Сегодня, чтобы быть на гребне медицинской науки, как воздух необходимо знать английский язык. Нужно полностью отдаться этой профессии, и она вас отблагодарит. Нет ничего прекраснее чувства счастья, когда ты спас чью-то жизнь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Минсельхоз откажется от выдачи грантов по принципу «всем сестрам по серьгам»

26.06.2017 Gradus Pro

Мы являемся живыми свидетелями бесконечных обещаний чиновников различных уровней и мастей

26.06.2017 Gradus Pro

В понедельник составлено 8 протоколов по нарушениям на Проспекте, 4 машины эвакуировано

Главными коррупционерами Северной Осетии оказались врачи и учителя

Глава республики был поставлен в состояние цугцванга, когда каждый следующий ход только ухудшает позицию

История Алеты Дзуцевой: шоу на Первом канале и шокирующий обман

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: