Антон Петров: Депутаты не должны менять трубы

С Антоном Петровым я познакомилась ровно год назад. Он написал мне в социальной сети facebook.com и предложил встретиться, чтобы «пояснить некоторые детали». Вопрос тогда касался отбора в Молодежный парламент. Я не знала, что Антон занимает такую ответственную должность — пост заместителя главы муниципального образования. В ходе разговора мне показалось, что Антон из тех людей, которых называют «застёгнут на все пуговицы». Так я считала ровно год. После нашей последней встречи я изменила свое мнение.

На самом деле Петров – один из тех немногих людей, с которыми приятно беседовать. Во время нашего часового разговора он был предельно честен и говорил то, что думает. Так мне показалось. Он рассказал о своем первом опыте депутатства, о будущем созыве Собрания представителей Владикавказа и о своем желании «сделать мир лучше».

На столе у него много книг, в каждой закладка. Антон признался, что одновременно он читает несколько книг. Сейчас увлекается Достоевским. Одна из его любимых – учебник Александра Дзасохова по политологии.

– Антон, расскажите, пожалуйста, про последний созыв депутатов Собрания представителей Владикавказа.  Полномочия у вас истекают, совсем скоро пройдут выборы нового состава. Можете оглянуться назад и сказать: что сделано, а что не успели? 

– Этот пятый созыв Собрания был, если можно так выразиться, первым полноценным составом. Все мы помним времена Казбека Пагиева, когда он одновременно занимал пост главы администрации и председателя собрания представителей. Когда человек возглавляет две такие должности, то, естественно, что-то ему ближе. В том случае ближе была Администрация. Естественно, независимости у депутатов было очень мало — что Администрации нужно было, то депутатам и предлагали. Другое дело — поддерживать или не поддерживать. 

Предпоследний созыв вообще проработал всего год. Это когда партия «Патриоты России» пошла вперед. Была чехарда. Это я знаю из рассказов непосредственных участников событий. Как я понял, ни к чему хорошему это не привело. Некоторые вопросы бойкотировались противоборствующими сторонами, от того страдала работал. Наш созыв был первым независимым. Получился первый блин комом или нет — судить будем уже через три года, когда будущий созыв заработает полноценно. Уровень подготовки документов Администрацией, которые поступали депутатам, вырос во много раз. Элементарно, те документы по бюджетам, которые нам поступали в начале, и которые поступали в конце — совершенно разный уровень. Часто бывало, что какие-то вещи, которые нам предлагали, отклонялись. Мы приняли очень много важных решений— это и Генеральный план Владикавказа, и Правила благоустройства, и новый Устав города.

– Последние пункты, которые вы перечислили — это важные вопросы, которые касаются всех горожан. Насколько мне известно, все эти вопросы выносились на Публичные слушания, но общественность не проявляла активности. Как вы думаете, с чем это связано?

– Список вопросов, которые должны выносить на публичные слушания, достаточно ограниченный. Бюджет, Генплан, Правила благоустройства и Правила пользования застройки — это те вопросы, которые мы обязаны выносить. Но, к сожалению, во время рассмотрения этих вопросов горожанв зале было мало. Я могу только предположить, почему так — это неверие в то, что что-то может измениться. Во время публичных слушаний каждый человек может прислать свои предложения за три дня до их проведения. Это делается для того, чтобы у юристов было время проработать вопрос. Могу привести пример, когда во время публичных слушаний по Генеральному плану  не поступило ни одного предложения. А уже во время самих слушаний выступили представители Союза архитекторов, но мы не могли оценить эти предложения, потому что вопрос не был проработан заранее. Если человек пришел и внес свое предложение, то почему власть должна менять свою позицию из-за мнения толькоодного человека. Если есть какие-то предложения, то можно прийти к любому из 32 депутатов и убедить его в своей позиции. А уже депутат внесет поправку в решение. За мою практику ни одного такого случая не было.

– Система местного самоуправления все никак не устаканится, все время вносятся какие-то изменения. С чем это связано, на ваш взгляд?

– Огромное количество изменений за последние 20 лет претерпела система местного самоуправления. И это не удивительно — мы не опираемся на тот опыт, который накопился за 70 лет советского периода.  Брать опыт у соседних стран тоже не можем — менталитет не тот, надо придумывать свое. Поэтому все время и меняется структура, идет поиск оптимального варианта. Сейчас может измениться сама конструкция городской власти, но смысла я в этом не вижу.

С другой стороны, я не совсем пониманию значения местного самоуправления, потому что у меня возникает вопрос: если есть руководитель региона, который отвечает за то, что происходит в субъекте, а сам субъект поделен на муниципальные образования, которые не подчиняются руководителю, и если у каждого своя система, то о каком результате может быть речь?

– Тогда возникает вопрос: насколько система местного самоуправления независима от республиканской власти?

– Само собой зависимость какая-то есть. Степень зависимости я назвать не могу. Мы – столица республики, крупнейшее и мощнейшее муниципальное образование республики, мы не можем быть независимыми. Мы не можем не работать вместе с руководством республики. Влияние какое-то есть.

– Возможен такой вариант, что городская власть приняла одно решение, а потом по звонку от представителей республиканской власти можно отменить его?

– На моей памяти за пять лет не было такого случая, чтобы мы приняли решение, а потом его отменили. За Собрание представителей я могу сказать точно. Например, по Генплану республика была против, против был и Градосовет при главе республики, но мы отстояли свою точку зрения.

– Сама по себе должность главы МО важнее и выше, чем должность сити-менеджера. У нас, получается, наоборот, по крайней мере, так думает большинство обывателей. Как вы думаете, почему так?

– Не занимает, а должность ему озвучивают, создают. Сергей Дзантиев, при всех своих достоинствах, является сити-менеджером, наемным работником. У него подписан контракт, его избирали депутаты. Честно говоря, уже никак к этому не отношусь, это сначала было непонятно. Все-таки думаю, все упирается в личные характеристики. И больше не самого главы АМС, а все-таки его подчиненных. Нужно, естественно, учитывать и личностные качества Бэлы Икоевой, Сергея Дзантиева. Зависит все во многом от мудрости человека. Бэла Темирсолтановна не пытается себя выставить вперед, соответственно, пустая ниша занимается другим человеком. Это, в принципе, неправильно. Но и плохого в этом я тоже ничего не вижу. Ну, делают ему личный пиар, а насколько это оправдано — другой вопрос.

– Выборы еще не начались, а уже все уверены, что место Бэлы Икоевой займет Махарбек Хадарцев. Как так? На ваш взгляд, это недоверие народа к честным выборам, или уверенность в кандидате?

– Выборы в городскую Думу идут по партийным спискам и по одномандатным округам. Если человек находится по партийным спискам на первом месте, то факт, что он будет стопроцентно избран. Скорее всего, Махарбек Хадарцев и будет главой МО.

– А вы есть в списке?

– Да.

– Под каким номером?

– Под вторым.

– То есть, вы идете на второй срок. Зачем?

– Мне эта работа интересна. У меня есть планы, которые завязаны на той же самой Администрации. Меня волнует аварийное состояние наших дорог. Я уже пытался выяснить, с чем это связано. Волнует меня и тот факт, что наш город слабо доступен для людей с ограниченными возможностями. Хочу взяться и за экологию — может какая-то программа муниципальная, где не борьба с «Электроцинком», а реальные возможности.

– Вы не верите в то, что «Электроцинк» – зло?

– Вокруг экологии столько спекуляции со всех сторон, что найти объективное  исследование очень сложно. Если бы мне бы сейчас показали аналитику обе стороны, я бы не поверил ни одной из них. Потому что уже столько идет попыток именно победить, что понять человеку со стороны, кто прав, а кто виноват — очень сложно. Я на себя это не беру. Экология у нас в городе, да и по всей стране, как приемная нелюбимая дочь.

– Антон, а зачем, например, менять герб? У нас что, нет других проблем?

– Я случайно выяснил, что наш герб не зарегистрирован. Наш герб не утвержден, его надо менять или приводить в соответствие. Лично мое мнение — герб, который нам сейчас предлагают, мне не нравится.  Я считаю, что это не наш герб, цветовая гамма не наша. Расцветка очень сильно напоминает кабардинский флаг. У нас есть свой флаг — бело-желто-красный. Это наши цвета, и герб должен быть под цвет флага. Я считаю, что сегодняшний герб нам ближе, чем тот, который нам предлагают. Новый герб еще не утвержден, потому что Совет нам не представил свое заключение. Этот герб нам разработал человек, который живет в Волгоградской области и уже разработал около 40 гербов разным городам. Это его взгляд, взгляд человека из другого региона. Технически он нарисовал, разработал, а дальше что? У нас есть Руслан Бзаров, который разбирается в этом. Вы спрашиваете, нет ли других проблем. Но ведь депутаты не могут идти менять трубы, у нас законотворческая работа, которую мы должны выполнять.

– Мне бы хотелось, чтобы вы назвали три основные проблемы во Владикавказе.

– Проблем очень много. Самая главная — износ коммунальной инфраструктуры. Износ труб — проблема, которая сегодня остро стоит. На замену всей инфраструктуры нужно 10-12 млрд рублей. Еще одна проблема — ливневки. 

Почему те же троллейбусы у нас уже не функционируют? Мы все помним, какая помпа была, когда открывали троллейбусную линию, а потом закрыли. И город заклевали. Меня иногда удивляет, откуда у людей столько злости. Вернее, я понимаю причины, но считаю, что это неправильно. Меня эта злость не задела, так как я не открывал, мы не принимали это решение. Но у нас износ контактной сети был такой, что троллейбусы не могли ездить — сеть обрывалась.

Большая проблема у нас и с транспортом. У маршрутных такси малая вместимость, а количество пассажиров большое. Культура вождения — это отдельная история. Убрать частные маршрутки тоже нельзя — это рабочие места, это семьи. Какое решение есть у этого вопроса? Я не знаю.

Администрация решает проблемы по приоритетности. У меня долгое время длится спор с Администрацией на тему — строить новые дороги или ремонтировать старые. Я считаю, что надо ремонтировать старые.

Есть проблема мусора. Говорить о том, что у нас жители пачкают… Да, пачкают. Культура чистоты за последние годы очень упала. Меня воспитали так: если есть бумажка, но нет урны, то возьми ее с собой и уже дома выброси. Сейчас этого нет. Да, урн тоже очень мало. Но тут идет цепочка — кто будет убирать урны? Если их будет много, то это большая нагрузка на бюджет. И тут опять встает вопрос приоритетов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Материнский капитал против квадратных метров

05.08.2020

Руководителя следственного отдела Владикавказа арестовали по подозрению в получении взятки

03.08.2020

Вячеслав Битаров заработал более 39 млн в 2019 году, почти на 6 млн больше, чем годом ранее

PRO задачи «Алании» на новый сезон, бюджет клуба и реконструкцию стадиона «Спартак»

28.07.2020

Руководитель Центра поддержки экспорта республики Бела Осипцова об особенностях осетинской внешней торговли

Бесхозные скотомогильники как предмет денежных споров и очаг сибирской язвы

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: