Апельсин или жизнь

03.05.2020 Gradus Pro

Алан Диамбеков PRO трудный выбор между экономикой и здоровьем

Когда-то, листая журнал, повествующий о современном быте различных африканских племен, я наткнулся на описание весьма оригинального способа отлова обезьян. Суть его в следующем. Охотники-аборигены раскалывают на две части кокос и очищают его от мякоти. Затем, в одной половине проделывают небольшое отверстие, достаточное для проникновения лапки обезьяны. Во вторую половину они кладут апельсин и прочно связывают между собой обе части кокоса, а его, в свою очередь, крепят к пальме. Обезьяна находит кокос, просовывает туда лапу, хватает апельсин и пытается вытащить его через отверстие.

Разумеется, сделать это нереально, поскольку диаметр дыры достаточен для лапки без ничего, но слишком мал для лапки с апельсином. В тот момент, когда животное хватает апельсин – охоту считают законченной, потому что еще ни одна обезьянка так и не разжала лапу, чтобы выпустить апельсин и выжить. Она просто не понимает, что бывают ситуации, когда нельзя остаться и живой, и с апельсином. Ситуации, в которых просто невозможно соблюсти такой баланс.

В минувшую пятницу мне удалось дозвониться в очередной эфир программы «Вечерняя смена» на канале «Осетия-Иристон» и задать вопрос министру здравоохранения Тамерлану Гогичаеву. С ответом на него можно познакомиться здесь

В самом же вопросе я обратил внимание на принципиальные расхождения, а фактически – взаимоисключающие действия власти.

С одной стороны министр постоянно говорит об угрозах коронавируса и крайней необходимости режима самоизоляции, а с другой стороны, Глава республики в каждом следующем Указе этот самый режим ослабляет.

Меня интересовала личная оценка влияния этого диссонанса на общественное поведение, а именно – не видит ли Тамерлан Казбекович в этом главную причину недоверия людей к информации о вирусе и, соответственно, несоблюдения ими условно карантинных мер? Несмотря на то, что один из ключевых членов правительства республики дал весьма развернутый, содержательный и познавательный ответ на совершенно другой вопрос, который я точно не задавал, кое-что личное, а для меня крайне важное, в его речи прозвучало. «Что касается самоизоляции – я как настаивал, так и настаиваю на этом» — сказал министр и, тем самым дал понять, что будь его воля, режим самоизоляции в Северной Осетии был бы гораздо более жестким.

Это значит, что в вопросах влияния на решения Главы республики, если такое влияние возможно в принципе, «партия здоровья», в которой Гогичаев значится важнейшей фигурой, пока проигрывает «партии бизнеса», главными действующими лицами в которой, скорее всего, являются различные лоббисты интересов конкретных отраслей и компаний.

Вячеслав Битаров же, пытаясь выдержать некий баланс между здоровьем людей и их деньгами, на мой взгляд, допускает серьезную ошибку и рискует не сохранить ни того, ни другого.

Итак, главным мотивом послаблений, и об этом тоже можно было услышать в ответе Гогичаева, стало благое, в общем-то, желание дать возможность людям хоть что-то заработать. Это касается, прежде всего, владельцев малого и среднего бизнеса, людей, работающих в этом сегменте по найму, а так же самозанятых граждан. Именно с этим, в первую очередь, связано разрешение на работу маршруток, парикмахерских, а с недавнего времени и промтоварных магазинов площадью до 200 кв. метров.

Однако проблема в том, что бизнес не может заработать «хоть что-то». Он должен зарабатывать столько, чтобы покрывать расходы и приносить прибыль – иначе бизнес перестает быть бизнесом. Поэтому само по себе разрешение на открытие дверей условного магазина совсем не означает возвращения этого магазина в рынок. Так как рынок – это не открытые двери, а люди, которые в эти двери заходят, ну и их деньги, разумеется. Чтобы понять это – совсем не обязательно быть экономистом.

А вот сейчас давайте попробуем найти баланс между режимом самоизоляции и необходимой магазину выручкой. Чтобы самоизоляция не выглядела пародией и была хоть как-то эффективна, важно соблюдение этого режима хотя бы 70% жителей населенного пункта. То есть минимум семь из десяти человек должны львиную часть времени сидеть дома, покупать только еду или лекарства и не отходить от места жительства дальше определенного расстояния.

Именно такой «карантин» может дать результат, именно такого режима ожидает от граждан республики министр Гогичаев, и это правильно.

В то же время, это означает, что только три человека из десяти могут теоретически стать посетителями магазина промтоваров, открытого в мае. А раньше могли все десять. А сейчас три. Чувствуете разницу? А знаете как ее почувствует владелец магазина, которому придется платить аренду, коммуналку и зарплаты сотрудникам из выручки, упавшей в три раза? Вы, вообще, много знаете бизнесов, которые сохраняют операционную рентабельность при трехкратном падении выручки? Я, например, навскидку и не вспомню таких.

Так что, разрешение бизнесу работать при одновременном требовании соблюдения населением режима самоизоляции – это не помощь предпринимателям и их работникам, а «подстава» и тех, и других.

То, чем сейчас занимается власть, осознанно или не осознанно, – есть самообман и подмена понятий.

Дальнейшее развитие событий будет таким: маршрутчики очень скоро начнут жаловаться на иссякающий пассажиропоток, торговцы – на отсутствие должного количества покупателей и минусовую рентабельность, парикмахеры и сапожники – на малое количество голов и ботинок. Но если не начнут, то означать это будет только одно – никакого, хоть сколь-нибудь эффективного режима самоизоляции, никто больше не соблюдает и соблюдать не собирается. Потому что не может быть баланса между экономикой и здоровьем в условиях нынешней Северной Осетии.

Считаю, что власть обязана была сделать честный выбор из всего двух возможных вариантов. Первый – в пользу экономики. И тогда нужно вообще отменить самоизоляцию, оставив запреты лишь на массовые мероприятия и скопления людей, а так же требовать соблюдения элементарных санитарных норм. Чтобы сработал этот вариант необходимо сочетание крайне дисциплинированного населения и технологичной медицины с огромным запасом прочности. Как в Швеции, например, где карантиные меры практически не вводились. У нас есть хоть что-нибудь, как в Швеции? Уверен, что этот вариант для нас неприемлем в принципе, но у власти могло быть иное мнение.

Лично я бы его не принял, но в нем могла, прослеживаться хоть какая-то стратегическая мысль, и его публичное озвучивание было бы честным поступком.

Вариант второй — в пользу здоровья граждан. Это жесткий режим самоизоляции, с разрешением на работу только для крайне ограниченного числа отраслей, с отсутствием общественного транспорта и строгим соблюдением социальной дистанции везде, где в принципе могут появиться люди.

Полагаю, что именно на таком варианте «настаивал и продолжает настаивать» министр здравоохранения Тамерлан Гогичаев в телевизионном эфире, а надо бы настаивать на заседаниях Оперативного штаба и в кабинете Главы республики. И если убедить в этом Главу не удается, то и требовать самоизоляции от жителей республики нет никакого смысла. Не верите – просто посмотрите на улицы города прямо сейчас.

И последнее. Северная Осетия – уникальный регион, где по официальным данным, среди пациентов стационаров количество больных с пневмонией в десять раз превышает количество больных с подтвержденным коронавирусом. Это значит, что ориентироваться на число выявленных в результате тестов зараженных не имеет никакого смысла. Главный сейчас для нас показатель – это заполненность профильных стационаров.

Полагаю, что мест в них не останется уже в ближайшие дни, и к коллапсу Скорой помощи добавится коллапс в самих больницах.

Как вы думаете, на ком тогда замкнется ответственность за случившееся? Кого сделают главным виновником провала? Кого-то из «партии бизнеса»? Сомневаюсь. Потому что, речь не об апельсинах и обезьянах. О людях речь, о жизнях. И я не знаю, что сейчас может быть важнее.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
03.08.2020

Вячеслав Битаров заработал более 39 млн в 2019 году, почти на 6 млн больше, чем годом ранее

PRO задачи «Алании» на новый сезон, бюджет клуба и реконструкцию стадиона «Спартак»

28.07.2020

Руководитель Центра поддержки экспорта республики Бела Осипцова об особенностях осетинской внешней торговли

Бесхозные скотомогильники как предмет денежных споров и очаг сибирской язвы

25.07.2020

Скандальная реконструкция «треснувшего моста» привела ко второму уголовному делу

ЕГЭ как болезнь общества

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: