Артур Ахметханов: «Я же варяг…»

Глава МВД молниеносно перехватывает инициативу. На просьбу об интервью он откликнулся так быстро, что оно получилось экспромтом, без подготовленных вопросов. Он говорит «у нас» и «мы». А потом сам себя поправляет на «у вас» и «вы». И, кажется, обиженно говорит «я же варяг, да?». И часто повторяет фразу «все это мы знаем и видим». Охотно отвечает на любые вопросы, много улыбается и внимательно слушает там, где стоило бы помолчать и послушать его самого. В общем, «добрый полицейский».

 

— Вся республика гудит о возможных перестановках в МВД. Народная молва вас переводит в другое место, вашего первого зама Казбека Бекмурзова и начальника ГИБДД Хасана Бекузарова увольняет с треском… На фоне активной депутатской критики все эти слухи кажутся вполне правдоподобными…

 

— А почему вы у меня не спрашиваете? Не звоните, не спрашиваете? Идет массив информации, чтобы скомпрометировать МВД в целом, министра, высокопоставленных офицеров. Я же понимаю, кто нас как хочет дернуть, рассорить правоохранительные органы, чтобы было недоверие. Все это мы знаем и видим — у нас работа такая. И Бекузаров, и Бекмурзов стоят на передней линии борьбы с преступностью, их деятельность многим не нравится.

 

— Истории с братом Бекмурзова, который находится в розыске, уже около 5 лет. Все об этом знали. Почему тема возникла вновь — открылись какие-то новые обстоятельства?

 

— Я сюда как был назначен, знаете? Погоны ношу — приказали и приехал. Помните что происходило? Была куча нераскрытых убийств. Приехали, разобрались. Выстроили отношения. МВД было деморализовано убийством Чельдиева, убийством Мецаева. Уважаемого Сослана Ивановича (Сикоев, бывший и.о. министра — ред.)  проводили на пенсию. Я должен был посмотреть, на кого опереться. Со мной же приехали ребята, мог кого угодно из них поставить своим первым заместителем, никто бы мне слова не сказал. Но, думаю, в руководстве МВД тоже должен быть представитель нации, чтобы ребята к нему прислушивались. Иначе смысл какой? Вот он лейтенантом пришел, а потом приедет варяг ниоткуда, генералом станет и уедет, а местные тут работают и никакой перспективы нет. Вот Бекмурзов и стал работать. Парень порядочный. Единственный его грех, как ему приписывают, — родной брат. Родину и мать не выбирают. Брата тоже. Когда я приехал, Таймураз Дзамбекович меня попросил: «Артур, ты посмотри, после себя оставь профессиональных ребят, чтобы они могли родину защищать и свой народ». Он попросил! Не как глава, а как старший младшего. Сделать нормальный коллектив. Выбор был небольшой. В Бекмурзове я уверен, если мои слова для вас убедительны. История простого советского парня — закончил нижегородскую школу, отслужил. Кроме брата, к нему никаких вопросов. Спрашиваю — а что по брату? В Москве пропал без вести. Бекмурзов какое отношение к нему имеет? Отдельно жили.

 

— То есть формально нарушений нет, что он работает в системе МВД при таких обстоятельствах?

 

— Нет. Сейчас следующая история всплыла: в 2007 году без вести пропал бизнесмен Мириков — брал деньги, какие-то вопросы решал. Мы говорим про криминальную среду — из той группировки всех перестреляли, остались люди, которые были в федеральном розыске. Сотрудники Бекмурзова — его подчиненные, не приезжие, осетины — ни дня не отставали, шли по следу тех, кто похитил Мирикова. Месяц тому назад этих людей задержали, они начали показания давать, с их слов мы обнаружили труп Мирикова на окраине Тарского. Дальше работаем, задержанные говорят, что Бекузаров, он же Кипа (брат замминистра МВД Казбека Бекмурзова -ред.), заказчик этого убийства. Где Кипа? Кипы нет. Если бы наш офицер Бекмурзов был непорядочным, он бы сказал: «ребята, вы про кого говорите? забудьте эту фамилию». Но он и его люди раскрыли это преступление.

 

— Получается, что Казбек Бекмурзов сам установил участие брата в этих событиях?

 

— Я пригласил к себе жену Мирикова. Сказал ей:  вы на него жалобу написали, а вы знаете что это подчиненные Бекмурзова раскрыли это убийство? Что Бекмурзов? Кому он помешал? Чем помешал? Что помешал? Никому. Вот и вся история про Бекмурзова. А еще какая история?

 

— А еще история про то, что начальник ГИБДД Хасан Бекузаров рапорт об увольнении написал?

 

— Да, действительно, Бекузаров подал рапорт об освобождении его от занимаемой должности. Кто такой Бекузаров? Бекузаров Хасан, кто знает его милицейско-полицейскую биографию, в самые тяжелые годы, после событий в Беслане,  возглавил Правобережный райотдел. Нет необходимости объяснять,  в каком состоянии был отдел, и каково было отношение к милиции, не только в Беслане, но и в республике. Хасан обновил коллектив, можно сказать, поднял с колен отдел, сумел завоевать авторитет не только среди сотрудников, но и среди населения. Поэтому, оценив оперативную обстановку на дорогах и негативное отношение населения к сотрудникам ГИБДД, я решил именно его назначить на должность начальника управления, как человека, способного навести порядок не только на дорогах, но и среди личного состава. Почему Бекузаровым на этом посту часть полицейских недовольны? Он же наказывает: и сотрудников, и водителей. И, конечно, это им не нравится. Все хотят хорошо жить и при этом не соблюдать наших российских законов. Он жестко требует работы. У нас же как? Какого-нибудь хамелеона уволил — за ним сразу целая фамилия встает.

На первое июля в республике совершено 404 ДТП (рост 36 проц.), при этом погибло 59 человек (плюс 19,2 проц.), ранено 575 человек (плюс 34,7 проц.). Эти цифры говорят о большой проблеме в сфере безопасности дорожного движения. Служение Отечеству требует полной самоотдачи. Я считаю, что в такой ситуации начальник ГИБДД не может покинуть свой пост, невзирая ни на какие личные обстоятельства. Поэтому я не подписал рапорт Бекузарова. Он остается на своем посту.

 

— Кстати, о дорожно-транспортной обстановке. Владельцы юо-шных машин протестуют против притеснений. Более 500 машин изъяты, люди нервничают…

 

На сегодняшний день транспортными средствами, зарегистрированными в Южной Осетии, совершено 41 ДТП с 3 погибшими, 71 раненым. По показателям это рост почти вдвое по сравнению с прошлым годом. По данным Центра автоматической фотовидеофиксации, административных нарушений водителями таких машин за 6 месяцев 2013 года зафиксировано более 30 тысяч. А всего нарушений ПДД по республике 323 тысячи. На сегодняшний день на штрафстоянках республики находится более 90 тысяч транспортных средств за нарушение таможенного законодательства РФ. В 2011 году 11 тысяч 474 автомобиля оформлены таможней как временно ввезенные транспортные средства на территорию России из ЮО. В случае ввоза на 1 год такая машина становится на учет в ГИБДД, при этом за оформление владелец уплачивает 2 тысячи рублей. Таким образом, в результате неуплаты пошлины и налогов владельцами такого транспорта, федеральный бюджет недополучил  5 миллиардов, республиканский — около 200 миллионов.

Мы еще в 2011 году через правительство республики обращались в парламент в связи с этой ситуацией о выдвижении законодательной инициативы об отмене временной регистрации транспорта. Чтобы процедурой временного ввоза могли воспользоваться и граждане РФ, но в этом случае им необходимо оставлять на депозите полную сумму таможенных платежей за транспорт, а это для автомобиля в зависимости от объема  и мощности двигателя — от 300 тысяч рублей до 1 миллиона, которые возвращаются владельцу при выезде. Но инициативу не поддержали.

 

— Почему?

 

— Вот говорят,  кударцы ездят. Какие кударцы? Там 90 процентов наших за рулем этих иномарок, через Южную Осетию ввезенных. Жены, любовницы, сотрудники правоохранительных органов. Ну зачем у себя в республике дураков искать? У нас республика маленькая — все все знают. А мы все критикуем наших братьев-южанцев. А в чем они виноваты, южанцы? Южанец не может купить ландкраузер. У него нет денег таких.  Если и могут — их несколько десятков человек там. А у нас посмотрите, кто на этих  транспортных средствах ездит? Чьи жены, дети, какие чиновники, какие депутаты? Мы же все видим. Им выгодно. Они уходят от налогов, хотят уйти и от административных нарушений — думают к ним они не относятся. Вот у нас любой сотрудник полиции, если ездит на транспортном средстве иностранного государства, я его увольняю.

 

— Вот сейчас?!

 

— Стопроцентно. Наши сотрудники не ездят.

 

— В собственности у них таких машин нет, или вообще на них  не ездят?

 

— И так и так. Попытки есть, но мы пресекаем. Одного обнаружили и уволили. Было сказано не ездить — значит, все. Считаю, что так должны поступать все руководители государственных органов. Не может человек, состоящий на службе у государства, демонстративно обходить его законы. Это непозволительное неуважение к собственной должности.

 

— Есть ощущение, что поднимает голову уличная преступность. Иногда на улицах Владикавказа случается дежавю, как будто вернулись 90-е. Да еще и последние сводки правоохранителей это ощущение не развеивают…

 

— Характерная черта для Владикавказа, если по городу проехать — там кучка, здесь небритые в спортивных костюмах…  Я всегда говорю своим: вы подойдите, представьтесь, разберитесь, кто такие, зачем кучкуются, есть ли среди них криминалитет. Это, действительно, характерная черта 90-х годов. Говоря о преступлениях, совершенных в общественных местах и на улицах, их совершается меньше по сравнению с прошлым годом. Улица и общественные места под нашим постоянным контролем. Летом мы увеличили плотность нарядов — люди же все на улицах, на площадях, мы контролируем обстановку. Есть у нас обыкновенные уголовные, есть заказные преступления. Их совершают наши. Извне приходят только диверсанты, совершающие теракты. Что касается преступных группировок — они везде есть, мы их видим, знаем. Последний всплеск преступности связан с криминальными разборками в этой среде, пока мы не видим какой-то политической подоплеки в этом вопросе.

 

— Что значит пока?

 

— Мы говорим «пока». Вспомните 2007-2008 годы, убийства высокопоставленных офицеров. Почему группировка Ботэ их ликвидировала? Они знали. Они мешали. Они усилие, мужество и отвагу показывали, стоя на передовой борьбы с преступностью, и отдали за это жизнь.

 

— А те преступления могут считаться раскрытыми, если не установлен заказчик?

 

— Официально люди осуждены. Группа есть, есть исполнители, организаторы, можем предполагать, что заказчик такой-то, но нет прямых доказательств, но при этом есть люди, совершившие противоправное деяние, они получают за свое. До организаторов мы не дошли в силу объективных каких-то обстоятельств — люди не дали показаний, мы же живем в демократическом государстве, у нас пыток нет, Гуантанамо нет, и субъективных — не до конца профессиональный уровень сотрудников, тех, кто возбуждал, кто расследовал.

 

— То, что в разборках между ардонцами и кадгаронцами появилось оружие, это тоже недоработка МВД? 

 

— Один из участников драки ранее судим за незаконный оборот оружия. У нас же как? Изымаешь оружие, спрашиваешь — откуда? С 92 года осталось. Было оно в 92 или нет, никто не знает. Откуда? Из Южной Осетии. Но оттуда вытащить через границу — нереально. Да, мы вытаскиваем, но это контролируемые поставки — высший вид оперативно-розыскной деятельности. Здесь было дислоцировано много военных гарнизонов, и недобросовестные военные продавали много оружия. Но мы изымаем оружие у населения —  много оружия. И при этом за данный вид преступлений обычно получают условное наказание.

 

— Связь между социально-экономическим развитием республики и ростом преступности прямая? Если мы в последнее время стабильно на последних строчках рейтингов благополучия, значит, можно прогнозировать рост преступлений и появление банд?

— Правоохранительные органы больше карательные. Профилактикой должны заниматься не только мы, эти позиции связаны с воспитанием молодежи. Пока есть у народа ментальность, уважение к старшим — оно же не только за столом должно быть — пока это есть, надо что-то делать. Мы все должны делать — каждое ведомство. У нас отсутствие рабочих мест , спортзалов недостаточно, те, которые есть, переполнены. Не строите нам заводы, стройте залы. У нас «Динамо» переполнено. Если молодежь не занята, у нее появляются мысли, так? Мысли какие? Идеологии нет. Мир разделился на богатых и бедных. Все хотят нормально жить. Есть подражание уголовным традициям, кино соответствующее — про ментов и про воров. Молодежь должна быть занята. Я тоже приехал из национальной республики, смотрю, перекладываю, как здесь, как там…

Пока у осетин сохраняются обычаи и традиции, пора, начиная от верхнего эшелона власти и до простых жителей, собраться и посмотреть, что в нашем обществе творится, и куда развитие идет. Посмотрите: ардонское убийство, расстрел в Беслане… Если уже убивают на похоронах, надо задумываться и очень сильно — у людей святого ничего нет. Я тоже в селе рос, мы тоже село на село дрались, и старшие с нами приезжали, но мы не стреляли, и поножовщины не было…

 

— Почему так получается на ваш взгляд варяга?

 

— Интеграция идет и не в лучшую сторону. Мы не успеваем, к нам наносится чуждая  субкультура. Осетины не подвержены чуждым вероисповеданиям. А вас непонятно растащили, республику втянуть хотят, это беспокоит. Посмотрите только: в Северной Осетии — пятидесятники есть, иеговисты… Четыре осетина в Сирии погибли. Это же не есть этническая вера осетин. Радикальный ислам к нам в республику зашел. Думаете, почему Дударова убили? Зама муфтия? Какие-то силы правоохранительные Гацалов (муфтий республики — ред.) обвиняет. Я не могу с ним в полемику вступать, я должностное лицо. Но сами посудите: Дударов — это единственный осетин с образованием богословским был, которого народ уважал, знал и фамилия у него соответствующая, богословы у Дударовых были, со столетней историей. Осетины — светские люди, не подверженные радикальным религиозным влияниям… И тем не менее, недавно хоронили нашего жителя — родственники венки сожгли, которые на похороны принесли — и это у нас радикального ислама нет? Вот, иеговисты, радикалы, социально-экономическое положение, преступные группировки эти — это все дестабилизирующие факторы. И не только здесь, везде одно и то же. Для осетин как раз легче — как бы вас ни пытались развести, для вас три пирога — святое, выше этого ничего нет. И никто меня не разуверит. Ваши традиции сотни лет насчитывают, в них нет отрицательных балансов. У вас же история так сложилась: народ немногочисленный, но есть Герой России Заур Джибилов, чемпионы олимпийские Андиев, Хадарцев, Фадзаев,  Таймазов, великий музыкант Гергиев,  Болоев в бизнесе. Вот вам идеология. Вот это все должно работать на идеологию, на патриотизм.

 

Или еще объективная причина. Сейчас самая активная молодежь, которая родилась без идеологии, начиная с 85 годов. Они сейчас и в полицию приходят. Они другие. Они сразу смотрят — а сколько я буду зарплату получать? Что буду иметь? У них другие понятия. Но у меня лучшие из этого поколения — они же отбор проходят. А худшие — на улице остаются. Дети должны быть заняты. Пришел из школы — или на спорт или в художественную самодеятельность. А вечером падать в кровать. Когда у нас в стране идеологии нет, молодежь должна быть занята. Это надо собраться и посмотреть — что у нас? Количество молодых людей, количество залов, распределиться и работу проводить. У нас же есть традиции и обычаи, и они не растеряны, на этой базе надо что то делать нам. Говорить за столом или на совещании это одно. Так у нас разрыв получается между тем, кто говорит, и кто должен делать. Что ты говоришь? Ты встань и сделай.

 

— А вот теперь поговорим о взаимодействии — или противостоянии? — с властью. Вспоминая Сослана Ивановича, который как-то на парламенте, когда МВД обвиняли в процветании игровых клубов, сказал, «я все про вас знаю,  молчите лучше», впечатляет агрессивность парламента. Что у вас за конфронтация с парламентом случилась?

 

— Никакой конфронтации нет. Были заданы вопросы депутатами и была критика. Кстати, впервые обязательная норма отчета руководителей МВД субъектов перед парламентом была введена начиная с 2013 года, я же по своей инициативе отчитывался перед парламентом и в 2011, и в 2012 годах. Я далек от мысли, что в моем ведомстве тишь и благодать. Мы на переднем крае борьбы с преступностью, есть не только потерпевшие, но и преступники, и правонарушители. Мы каждый день кого-то ловим, кого-то сажаем, на кого-то составляем административные протоколы за правонарушения. И при этом вы хотите, чтобы меня любили? Я же не   министр МЧС — это у них благородная миссия, они все время всех спасают. А у меня должность такая — я постоянно настроен на диалог. Не только и не столько с властью, а с гражданами. А пиар для меня — это когда мои сотрудники хорошо работают, а не депутаты хвалят или ругают.

 

— А что вы про протесты думаете? УГМК, Электроцинк, цемзавод теперь… Тоже скажете, что это все госдеп США?

 

— Эти протестные акции… Вот Турцию месяц показывали, как их там громили. Воронеж показали два дня — а что, думают у нас в России такое невозможно? У нас любое дтп в Пригородном до 200 человек собирает. Пытаются обвинить полицию в предвзятом отношении, любое происшествие чревато…

 

— А разве когда людей провоцируют на массовые выступления, это не диверсия? Получается, что протестуешь против незаконной антиэкологической деятельности — раскачиваешь ситуацию. Вот вы лично как считаете? Разве это нормально — завод в рекреационной зоне ставить?

 

— Ну я же не политик, зачем меня в политику?

 

— Это не политика!

 

— (Смеется). А насчет гражданского протеста, кто говорит, что нет? Кто-то возмущается? Это демократическая  норма, люди собираются и высказываются — власть  обязана реагироватьна это.

 

 — Тогда о варягах поговорим. Теоретически понятно, зачем назначают руководителей правоохранительных органов извне — чтобы разорвать коррупционные связки. А с другой стороны, полная неподконтрольность республиканской власти, правоохранители у нас как государство в государстве.  Так правильная это схема или нет?

 

— Это же от человека зависит. Если человек нечистоплотный, какая разница, где взятки брать. Как неподконтролен? А под чьим контролем я должен быть? У меня есть свои функциональные обязанности — борьба с преступностью, охрана общественного порядка, безопасность дорожного движения. И если я делаю это открыто, публично, что-то хочу сделать, поменять, люди видят это, это же нельзя скрыть, понимаешь? Если я веду себя искренне и честно, и что-то делаю для республики, этого же не скроешь. А взятки. Какая разница? Башкиром или осетином быть в своей республике, чтобы брать? Может же и тот, и другой это делать? Что такое МВД? Если МВД будет нормально работать — это самая сильная система. Экономика за нами, уголовный розыск за нами, дороги за нами. Борьба с преступностью и охрана правопорядка зависит только от нас.

 

— Про выборы интересно. Как думаете, они должны быть прямыми?

 

— Отвечаю как житель республики, не как министр. Выборы должны быть прямые, раз мы к этому идем.

 

— А ближайшие? В Осетии?

 

— Ну это же политическое решение, парламент должен решить.

 

— А вы как думаете? Готовы осетины к выборам?

 

— Нет,  ну не могу же я конституционные права осетин сейчас ущемить! Целой нации дать политическую оценку!

 

— Уходите все-таки?  Поговаривают.

 

— Да нет пока. Предложений нет. Хотя у любого начала бывает конец. А что бы куда-то я рвался, такого нет.

 

— А неожиданно может случится?

 

— Могу и знать, может и неожиданно. Осетия для меня была неожиданной. Самое главное знаете что? Я вот и своим говорю: дело же не во мне. Рано или поздно я отсюда уеду. Главное, чтобы был коллектив. Вы говорите, от министра все зависит. Но если личный состав будет коллектив единомышленников, первое лицо — даже если будет приезжий — не сможет заполнить все…

 

А спросить, не готовит ли он кого-то вместо себя из местных, я как-то не догадалась.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
25.01.2021

Осетинский последователь знаменитого махинатора украл у земляков почти 60 млн

22.01.2021

Что известно о нападении на журналиста Руслана Тотрова

21.01.2021

Бессмертную схему отработали в Северной Осетии на медицинском оборудовании

Лайфхак от владикавказского чиновника: как украсть почти 38 млн, чтобы за это почти ничего не было

Битву за осетинский мусор выиграл новичок

11.01.2021

Руководитель строительной фирмы, обманувший дольщиков на 500 миллионов, пойдет под суд

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: