Беслан продолжается

9 лет назад Таймураз Меликов с мамой Нонной и братом Азаматом были заложниками в бесланской школе. Они выжили. У Азамата было ранение головы, у Таймураза — прострелено легкое. Тогда их спасли врачи Российской детской клинической больницы. Вытащили с того света — так они говорили.

Сегодня 1 сентября, там же, в РДКБ, погибает первенец Таймураза — трехмесячный Рустам. И снова те же московские врачи борются за жизнь ребенка из Осетии, удивляясь тому, какую волю к жизни демонстрирует это крохотное создание. Еще в роддоме ребенку занесли редкую инфекцию. Диагноз поставили только в Москве, спустя три месяца. Спасти Рустама может специальная плазма, которой в клинике нет. И в аптеках Москвы и Владикавказа нет. А, может, и есть — бабушка Нонна обзванивает всех сама и причитает, путая русские и осетинские слова… Кто ж к такой прислушается... А больше никто не ищет спасительную плазму для маленького Рустама. Суббота же, воскресенье, траурные дни, опять же… Может, в понедельник…

Равнодушие. Из-за него случился Беслан. Или безразличие правильнее? Или конформизм? Или сермяжное — «моя хата с краю»? Я знаю, многие не соглашаются с тем, что вина за Беслан на каждом из нас. Но это же так, на самом деле.

Никто из нас не виноват в том, что Рустаму поставили диагноз в четверг. Никто не виноват, что его бабушка Нонна не может сама раздобыть спасительную плазму в Америке или Германии. И ни у кого в должностных обязанностях не написано: спасать Рустама.

У нас после Беслана провозглашен лозунг «Все для детей». Вот и выполняет его, как может, тот, кто его провозгласил — пострадавший в теракте Таймураз Мамсуров. Если он узнает про проблему своего маленького земляка — машина закрутится в режиме ручного управления, так уже бывало. А если не узнает — не закрутится. Никто не обязан. Есть сроки рассмотрения писем, которые Нонна уже настрочила во все инстанции, и везде все «по закону». Надо ждать понедельника. А потом ждать ответа. А потом перерыва. А потом отправки запроса. А потом уже будет поздно. И никто ни в чем не будет виноват. А правительство Мамсурова будет проектировать новый футбольный стадион на сумму, достаточную для того, чтобы полностью отремонтировать проклятый инфекционный корпус детской больницы.

И опять никто не будет виноват. Как никто не виноват в смерти шестимесячного сына Оли Датиевой, который попал в эту инфекцию с ОРВИ, а выписался с серозным менингитом, сожравшим такого маленького за несколько дней. И уж, конечно, в этом не виноваты мы, хорошие и правильные, честные и отзывчивые люди, которые просто промолчали, когда им повезло унести ноги из инфекции без потерь. Которые промолчали, когда им презентовали стадион. Которые молчат, когда видят непомерные траты уважаемых людей, не имеющих иного кармана, кроме бюджета республики, в которой «все для детей».

И да, за Беслан виноватых тоже так и не нашлось.

Мы сами про себя все знаем: как поступаем в институты и устраиваемся на работу. Мы знаем, как и на чем зарабатываем. Мы знаем, как и почему соглашаемся, когда соглашаться нельзя. Мы улыбаемся, целуемся в десны и дружим взасос. Все со всеми. И решаем все свои вопросы звонками друг другу. А когда случается Беслан, дружно скорбим и провозглашаем лозунг «все для детей». Но если что-то случается с конкретным ребенком, никто не останавливается. Ни на минуту. Ведь жизнь продолжается. Казалось, тогда, девять лет назад, мы почти замерли —  и весь мир вместе с нами. Но мимо промчался свадебный кортеж…

Ничего не меняется. Все детям и главное дети. Но если что-то случится с ребенком просто человека, никто не придет на помощь, и он останется один на один с молчащими в воскресенье телефонами. А в параллельной жизни будут жить, смеяться, не отвечать на отчаянные сообщения и возлагать цветы на кладбище Беслана в траурные дни.

Бойтесь равнодушных.
А когда мы молчим, улыбаемся и машем, мы равнодушны.
А значит, виноваты.
В том, что был Беслан. В том, что умер сын Оли. В том, что Рустам может не пережить своего 3 сентября 2013 года.

Рис. Аркадий Хадзарагов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Как чиновники и Прокуратура дружно искали воду в сельских трубах, а министр по горам лазил

Новый питомник для собак на ул. Пожарского 46 — большая заасфальтированная площадка с вольерами в количестве 100 штук

или почему Прокуратура избирательна в защите прав людей на воду

Икаев и Фарниев не определились, на каком берегу Терека находится мэрия, но попытались разобраться в причинах недавнего обезвоживания Владикавказа

21.02.2021

Реконструкция Проспекта Мира завершится в конце ноября

19.02.2021

История Аслана Карацева, который сенсационно вышел в полуфинал Australian Open

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: