Биовойны

12.04.2018 Gradus Pro

Почему ликвидация спиртзавода в Мичурино — опасный прецедент

Вслед за стихийным митингом работников завода «Авиор», из которого в течение нескольких дней вывозят дорогостоящее оборудование (по решению суда), обеспокоенные судьбой предприятия собрались у здания Правительства Северной Осетии. Правда, в отличие от вторничных эмоциональных выступлений в Мичурино, едва не перешедших в столкновение с органами правопорядка, вчера ситуация казалась внешне спокойной, да и количество собравшихся едва тянуло на статус «пикета». Однако градус внутреннего недовольства и обеспокоенности нисколько не спал.

Суть претензий к происходящему и ожиданий от республиканский властей изложил директор ООО «Меридиан» Инал Техов, который сдает помещения в аренду «Авиору».

— Лицензия на производство спирта была до 2011 года. В 2011 году лицензия закончилась. Тогда некие люди сначала 30% попросили, потом 50%. Не скажу, что прямо с РАР (Росалкогольрегулирование — прим.) приходили люди, но которые с ними работали, предлагали — надо согласиться, лицензию получить и работайте с ними дальше. Мы сначала сказали «да». Потом нам подсказали ни в коем случае не соглашаться с правом подписи их директора, завтра в какие-нибудь [долги] залезете и хоть еще 10 заводов построите, не хватит вам с долгами расплатиться. И мы отказались. И после этого у нас началось… Потом мы начали перестраивать производство на биоэтанол. Нам говорили, что закон по биоэтанолу выйдет в 2011 году, потом в 2012, в итоге в этом году правительство занесло закон для разрешения выпуска биоэтанола.

Долгов у предприятия нет, завод закрыт с 2011 года, единственное — за землю в этом году я не оплатил, потому что мы не работали, я не работал.

Официально получить лицензию невозможно. Это Чуян (руководитель Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка — прим.) решает кому давать,  кому не давать. Это не только у нас, это по всей России, многих прикрыли, многие заводы стоят. Битаров хотел нам помочь, встречался с ним, он ответил — пускай они суд выиграют, я ничего против не имею. Суд-то выиграли, но РАР апелляцию подали. А если один раз человек сказал и не сделал, второй раз к нему не подойдут.

— Официально одно говорят, а по факту происходит по-другому?

— Да, по факту другое происходит. Последнее решение суда о незаконной деятельности принято в августе 2016 года, с тех пор мы судились. Апелляцию мы подали в Ессентуках и выиграли, потом они подали, и мы уже проиграли. В Краснодаре судились, и там тоже проиграли. Сейчас нам все говорят, в том числе и судьи, — я место терять свое не хочу.  Административный ресурс у них большой. Они и в суды звонят, и приставам звонят. Вот, наше дело потребовал главный судебный пристав России с вопросом — почему вы препятствуете делопроизводству, препятствуете сотрудникам Росспиртпрома, которые демонтируют? Прямые указания им уже дали, хотя они еще не могли напрямую без директора вывозить оборудование, которое даже к спирту не относится. Без директора, без технолога, директор у нас на больничном, он только в понедельник выйдет.

— Перейти на биоэтанол порекомендовали в правительстве республики?

— Да. Если бы мы сейчас перешили на биоэтанол, то мощность завода составила бы 160 тонн в сутки. У нас работало бы где-то 240-250 человек (раньше работало около 150 человек — прим.), а если посчитать фермеров, кто зерно свое завозил, кто на «КАМАЗе» работал, кто барду вывозил, можно умножать на 3-4. То есть около 1000 человек связано с заводом.

Оборудование для биоэтанола тоже вывезли. Вывезли, разобрали. По закону изымается оборудование, которое участвует в спиртопроизводстве, а эти вы зачем вывозите? Они написали, что спирт производили, хотя никто не работал, спирта не было. Они все, что есть в помещении, вывозят.

— Вы собрались в надежде встретиться с Главой, с председателем правительства?

— Мы собрались здесь, чтобы с главой встретиться. Мы беспорядки не устраиваем, просто хотим, чтобы создали комиссию. У нас тоже есть Росалкогольрегулирование, депутаты парламента, правительство, хотим, чтобы они приехали и на месте все посмотрели. Я не знаю, какие будут дальнейшие события. Нам говорят, что оттуда вы уже ничего не заберете. Вывезли оборудование где-то на 68-70 млн. Они побыстрее, чтобы закончить, все порезали. Если разбирать все как положено, то 3 месяца понадобится. Это, считай, готовое производство. Власти говорят, что надо помогать малому и среднему бизнесу. Если ты не хочешь, чтобы я спирт производил, там только одна ректификационная колонна, ее срежьте. Без этой главной колонны спирт производить нельзя, без нее спирт получается только технический. А готовое производство зачем уничтожать?

Однако ни Битарова, ни Тускаева на месте не оказалось. Но инициативную группу приняли руководитель администрации главы Рустем Келехсаев, вице-спикер Парламента Гарий Кучиев и руководитель Управления по государственному регулированию производства и оборота алкогольной и спиртосодержащей продукции РСО-Алания Батраз Хидиров.

Об итогах состоявшейся беседы «Градусу» рассказал один из учредителей завода Георгий Бакаев:

Главы на месте нет. Нас приняли Келехсаев, Кучиев и Хидиров. Проблема Осетии в том, что мы зависим от Москвы. Может, это и правильно, но на месте решить и сказать — «завод Осетии нужен», «мы гарантируем, что завод будет производить только биоэтанол», они не могут.

Мы обратились с просьбой создать независимую комиссию и на время приостановить работы по демонтажу завода. Нам говорят — есть решение суда. Да, действительно, есть решение суда, но как оно принималось? На каком основании? Это рейдерский захват. Они понимают, но… Вчера сотни людей, которые вышли на митинг у предприятия, рвались к дому правительства. С трудом смогли их успокоить.

Мы с этой стеной уже два года бьемся. Они сразу же такой пылесос включают, ломают любое решение. Вот, например, суд в Кунцево решение вынес в нашу пользу, но на второй же день они заявляются в суд и требуют отменить. А судья незаконно ничего не принимает, он принимает по закону. Но все равно давление идет реальное. Кто-то пугается, и на второй день отменяет свое решение, но кто-то принципиально говорит — нет, я отменю, когда время придет. Кто-то держит два месяца свои обеспечительные меры, но в основном давят и отменяют. На сегодняшний день действуют обеспечительные меры. Но Москва сказала — пусть они жалуются, а вы работайте [демонтируйте].

В местный Арбитражный суд мы подали иск, что незаконно забирают даже то оборудование, которого в описи нет! Сказали, что попробуют рассмотреть в следующий понедельник. Но за это время от завода уже ничего не останется! В Липецк вывозят на базу Росспиртпрома и по закону должны утилизировать. Но даже монтажники, которые на заводе разбирают оборудование, смеются. Думаю, что ликвидировать новое оборудование не будут. Они завод строят. Какое-нибудь старье на камеру снимут и скажут, что утилизировали.

Администрация Главы республики будет писать письмо в Администрацию президента, в Совет Федерации. Честно говоря, слабо верю, что эти действия принесут результат. Убытки понесены огромные.

***

Неожиданно оперативную поддержку на федеральном уровне жалобщики получили от Арсена Фадзаев, выступившего вчера на заседании Совета Федерации:

Арсен Фадзаев: — В республике Северная Осетия ситуация была очень сложная, приезжают с кранами, с бульдозерами, уничтожают производства. Неужели нельзя по-другому к этому подойти?

Николай Рябухин, председатель Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам:Я сказал главе республике, когда мы с ним встречались летом прошлого года, и он спросил — что с этим делать. Я говорю — пригласите всех владельцев подпольных производств и мирным образом принудите их легализовать производство и делайте этанол.

Арсен Фадзаев: — А где получить лицензию, кто ее дает? Вы же хорошо знаете об этом, секретов здесь нет. Они все говорят, что буквально за короткое время перейдут на биоэтанол. А многие уже перешли, между прочим. Поэтому просьба обратить внимание, мы этим вопросом будем заниматься, нельзя ломать судьбы сотни людей.

***

Поступательные действия республики по продвижению законопроекта о биоэтаноле, встречи с Медведевым и Путиным, трудные уговоры местного бизнеса перейти на перспективную добавку к топливу нивелируются отсутствием официальной реакции Битарова. Три дня бурлят страсти вокруг завода, и ноль реакции от главы, лично лоббировавшего биоэтанольную сферу как надежду экономического развития региона. Мичуринский прецедент крайне опасен. Завтра оборудование, пригодное для производства биоэтанола, раздербанят приезжие представители очередного аббревиатурного ведомства на другом предприятии, послезавтра — на следующем.

Собственно, тревожный звонок прозвенел двумя неделями ранее — «Миранда» решила переориентироваться на сиропы, не увидев смысла продлевать лицензию на выпуск биоэтанола.

«Градус» далек от идеализирования осетинских спиртовых боссов. Вероятно, нелегальный спирт продолжали «гнать», не захотев простаивать в ожидании чуда. Однако безучастное наблюдение за разрушением предприятий, утилизацией дорогостоящего оборудования, потерей потенциальных рабочих мест и  налоговой базы понять трудно. Особенно учитывая, что московские элиты, желающие обогатиться на новом бизнесе, могут с легкостью получить карт-бланш от царя. Или уже получили?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
16.08.2018 Gradus Pro

В преддверии учебного года «Градус» решил помочь детям подготовиться к школе

15.08.2018 Gradus Pro

Открытое письмо супруги Владимира Цкаева, замученного до смерти в отделении полиции Владикавказа

14.08.2018 Gradus Pro

«Ингушский» фрагмент Стратегии развития Северной Осетии: много политики, мало экономики

Кто виноват в повышении пенсионного возраста, где искать жену (спойлер: в Даргавсе) и как политики заботились о родной Осетии за прошедшие две недели

12.08.2018 Gradus Pro

Кому насолил «Гыццыл принц»?

Пиво и водка помогли с «социалкой», но не спасли бюджет от долгов

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: