Битаров: К своему стыду, два года не был на «Электроцинке»

Битаров обнаружил, что на заводе все «как сто лет назад»

До стихийного митинга, разгоревшегося на Площади Свободы, Вячеслав Битаров провел брифинг о ситуации вокруг «Электроцинка». Оказывается, Битаров два года не посещал завод и думал, что условия соглашения между правительством и предприятием выполняются. В частности, полагал, что нормально работают СКАТы (автоматические станции по контролю атмосферного воздуха), а лаборатории в республике независимые. Хотя один из двух СКАТов вообще отвезли на ремонт на полгода, а Центр лабораторного анализа и технических измерений (ЦЛАТИ) находится в договорных отношениях с «Электроцинком».

В общем, встреча оказалась взаимополезной.

— Моя позиция неизменна, — начал Битаров, видимо, реагируя на обвинения в «переобувании» — от намерений закрыть завод до соглашения с предприятием.  — Я ее озвучил в 2011 году, когда был председателем парламентского комитета по вопросам экологии  и земельных отношений. Под председательством тогдашнего премьера проходило совещание по деятельности «Электроцинка». Уже тогда я вызвал бурное негодование со стороны руководства республики и завода. Но ничего плохого тогда я не озвучил и остаюсь предан своим словам.

Завод должен наладить работу так, чтобы никаких выбросов не было. А руководство и владельцы завода берут на себя эти обязательства. Если же они не могут обеспечить экологию в той мере, в которой она должна быть, а параметры предельно допустимых концентраций установлены  нормами, то завод должен быть закрыт. Эти же слова я озвучил, когда был избран председателем правительства. И этой позиции придерживаюсь по сегодняшний день.

Эти слова я озвучивал и на совещании в Москве под председательством полпреда Меликова, когда был исполняющим обязанности [главы]. И добавил еще тогда, образно, конечно, что мы бы хотели под вашей трубой дышать чистым воздухом. Если вы в состоянии это обеспечить, тогда обеспечьте. Не в состоянии — тогда давайте совместно думать о перепрофилировании или закрытии завода. Заключая соглашение с «Электроцинком», все это было изложено.

 Впервые за два года

На сегодняшний день существует оборудование и технологии, которые позволяют обеспечивать экологическую безопасность. В мире много таких заводов, которые находятся, в том числе, и внутри городов. Но применяются современные технологии, современное оборудование, а не то оборудование, которое мы вчера видели на заводе.

К своему стыду, за два года я не побывал на «Электроцинке» ни разу — посещал [предприятие] председатель правительства. К сожалению, я увидел, что как завод был построен сто лет назад, так и продолжает функционировать сегодня. Образно, конечно, наверняка с советского времени оборудование меняли.

Раз оборудование старое — а заявляли представители предприятия, что идет модернизация — значит, общественность вводили в заблуждение?

— Я же не имел в виду, что вчера весь завод обошел. Вы видели, завод огромный — километры в одну сторону, километры в другую. В том цеху, в котором я был [старое]. А там, конечно, есть новое, там и очистные меняли, — пояснил Битаров.

Кто прав, кто виноват

— Я сам создавал ни одно предприятие, работал и на госпредприятиях в советское время. Не было такого место работы, где бы не сталкивался в той или иной мере с этой бедой [пожарами]. Как бы ты не перестраховался, какие бы системы защиты не установил, все равно есть много факторов. Есть человеческий фактор. Сталкивался и с откровенным саботажем. Понимаете, все это приводит к тому, что мы наблюдаем на заводе «Электроцинк».

По словам главы, следственный комитет проведет расследование, вопрос будет держать на контроле. Хотя основную ответственность Битаров возглавляет на гендиректора:

— Всегда, конечно, отвечает один человек — руководитель.

Сомнительные анализы

― Я попросил главного санитарного врача России Анну Попову прислать сюда ставропольскую лабораторию, чтобы на месте анализировать ситуацию. В ста местах сняли информацию (на самом деле в пяти — прим.), и нигде превышение по показателям, касающимся завода «Электроцинк», не было обнаружено. Может быть, опять, как некоторые говорят, подделал кто-то. Не знаю, все подвергать сомнению… Я убежден, что это все без обмана. Да, было превышение по углекислому газу, но углекислый газ — продукт горения при любом пожаре. Я был там в самом центре, в самом разгаре, без маски, не задыхался. Моя семья находилась здесь, никто никуда не уезжал и дети дышали нормально. Ученые мне говорят, и я с ними согласен: «Что может там взорваться или гореть? Цинк или кислота?» Ни то, ни другое не горит.

Но дело в том, что наши лаборатории находятся в договорных отношениях с «Электроцинком». «Градус» уже неоднократно писал о том, что подобного рода отношения вызывают сомнения в достоверности анализов.

Однако Глава заявил, что «лаборатория Роспотребнадзора независима». Не беремся утверждать относительно Роспотребнадзора, но Центр лабораторного анализа и технических измерений имеет договор с «Электроцинком» и неподконтролен Росприроднадзору.

 Когда я соглашение с заводом подписывал о вывозе клинкера, установке двух СКАТов, согласовал вопрос и с учеными, и с нашим основным экологом в республике Иваном Давыдовичем Алборовым. Я же не разбираюсь в этом деле. Мне сказали — пусть СКАТы купят, там поставят и здесь. Теперь говорят, зачем их там поставили. Почему не сказали раньше, в другом месте бы их поставили! Неоднократно говорил и общественникам, даже общество по охране природы просил: «Вы соберите всех неравнодушных и контролируйте информацию с этих СКАТов». Если СКАТы установили год назад, а сейчас не работают, почему вопрос никто не поднял? Для чего тогда мы их поставили, мы же деньги на них потратили, около 10 миллионов.

Не менее интересно, почему о неисправности одного из СКАТов стало известно только вчера, во время чрезвычайной ситуации? Почему глава не был об этом в курсе, почему общественность не оповещена? Почему никто из специалистов публично не заявил, что СКАТ установлен неверно, что препятствует получению полных данных?

Помимо этих полуриторических вопросов, возникают и другие. В частности, «Градус» неоднократно обращался с просьбами сообщать нам о заседаниях комиссий, на которых обсуждались данные со СКАТов. Нам, к сожалению, так и не удалось напроситься в гости, о мероприятиях мы узнавали постфактум. Буквально недавно договорились с Росприроднадзором о публикации информации со СКАТов научно-популярным языком, но случился пожар. А вчера профессор Алборов поставил под сомнение данные со СКАТов, которые показали сплошные «нули» спустя несколько часов после пожара.

Вчера же говорилось, что СКАТы вообще не переданы на баланс республики.

Хотя сегодня Битаров заявил, что «Электроцинк» передал оборудование.

 — А «Электроцинк» при чем? Вот есть лаборатория, СКАТы и занимайтесь, «Электроцинк» их передал. (…) Давайте соберемся и наладим работу по СКАТам. Сейчас «Электроцинк» не работает. Давайте сравним, какое состояние воздуха. Давайте это сделаем с общественностью, с теми, кому мы верим. Всех призываю сейчас, в том числе и экологов, провести анализ с этих СКАТов. Если они не работают, я готов найти деньги, чтобы привести их в порядок. Хотя когда их поставили, они были новые.

Кому верить?

— Сегодня будет создана совместная комиссия руководства завода и правительства республики, в которую будут привлечены компетентные люди. Кому верит народ? У меня такое впечатление, что никому не верим: СКАТам не верим, ставропольской лаборатории не верим, никому не верим. Тогда мне нужно, чтобы общественники сказали: «Верим этому человеку». И чтобы работа была проведена квалифицированно и профессионально, и было заключено: » Или надо сделать то и то, или надо закрыть завод».

Конечно, надо будет включить журналистов и общественников. Больше всех, кто за республику переживает, их обязательно нужно включить. Только чтобы они работали. Или молчали, а мы сами эту работу проведем и без них.

На вопрос, какой период будет работать комиссия по заводу, Битаров ответил:

— До принятия решения по заводу «Электроцинк».

По иску в адрес «Электроцинка» по итогам работы комиссии глава заявил:

— Этого никто не запрещает. У всех есть возможность обратиться в суд.

Куда денутся 2000 человек?

Битаров также отметил, что вопрос о закрытии завода сразу решить нельзя.

— 2000 человек надо трудоустроить. А для этого их надо переучить. Мы же из него агронома не сделаем за один день или тракториста. Поэтому надо переучить, на что нужно определенное время. А в это время его семью надо содержать, это тоже наши граждане. Конечно, этот вопрос должен комплексно решаться. Думаю, и депутаты поддержат, но им нужны квалифицированные специалисты.

Сегодняшние сторонники закрытия «Электроцинка», не слушающие ничего ни об установке нового оборудования, ни современных технологиях, меня спрашивают: «А что с клинкером сделаете?» А сегодня клинкер — это главнее беда, я считаю, чем атмосферный воздух. Вы спросите всех, кто имеет предприятия вокруг «Электроцинка», у кого свои скважины. Жесткость воды с каждым годом нарастает, они не могут пользоваться этой водой, потому что образуются огромные солевые осадки. И это из-за клинкера. А там миллионы тонн.

Битарова спросили, не означает ли это, что завод сегодня закрывается, то решение вопроса по клинкеру остается за республикой:

— Неоднократно заявлялось, что клинкер накопился до прихода нынешних владельцев «Электроцинка».

Отсюда вывод, который и так давно витал в воздухе — попрощавшись с республикой, владельцы завода оставят отвалы клинкера «в подарок».

Если хочешь бежать, беги

― Я здесь сегодня, чтобы представлять интересы нашего народа. Это я не для рекламы говорю. У меня работа была интересная, и она сохраняется, я не безработный человек. Буду представлять интересы нашего народа, но не жуликов и пиарщиков, которые на любой беде должны попиариться. Я не видел там вчера ни одного из тех, кто делает заявления один за другим. Ни с ведром, ни со своей пожарной машиной или просто на месте событий в 4 утра, когда пожар был в самом разгаре. Видел только в соцсетях, что надо бежать из города. Если бежишь — беги, что ты тогда себя выставляешь переживающим за народ? Я, как глава республики, буду решать те вопросы, которые  беспокоят народ, но обдуманно, взвешенно и системно, а не идти на поводу у отдельных личностей. 

Когда речь в ходе встречи пошла о безответственности должностных лиц, о степени готовности соответствующих служб к ЧС, Битаров с обвинениями согласился:

Каждый на своем месте должен знать границы своей ответственности. Часто этого нет, есть популизм и больше ничего. Вовремя выставиться, вовремя себя в грудь ударить. Как только спала напряженность, опять в тень, свои вопросы решать: не платить налоги, не заботиться о своих сотрудниках, не платить им местами заработную плату и т.д. Но быть первым — к очередным выборам.  (…)

Вот это равнодушие людей меня убивает. Если ты переживаешь, переживай от души, не чтобы в соцсетях или где-то на площади себя в грудь ударить. Вот сейчас лес горит у нас в Мизуре. Вчера министерство природных ресурсов собрались и всю ночь там засыпает его, чтобы не распространился дальше. Где молодые наши, почему они не идут туда. В Мизуре почему молодежь сидит, не идет, я ругался там с главой поселения.

Идите в суд

Главу попросили прокомментировать заявления в социальных сетях  главы Владикавказа Махарбека Хадарцева и депутата парламента республики Дзамболата Тедеева, которые выступили за закрытие завода.

Каждый человек имеет свое мнение и право на мнение. И у каждого есть возможность — [находясь,] в том числе в той или иной должности — подать в суд на закрытие завода. Давайте рассудим, в данном случае, каков выход в сложившейся ситуации? Или желание владельцев закрыть завод или решение суда. Какие еще есть законные варианты решения вопроса? Моего желания недостаточно. У каждого есть право подать в суд, не дожидаясь главы республики или еще кого-то, и представить доказательную базу.

Также в ходе встречи отмечалось, что во время пожара образовался информационный вакуум — люди ждали официальных заявлений от главы и правительства.

 Я думаю, что здесь недоработка нашей пресс-службы. И знаете, я с вами полностью согласен, вы правы. Когда правительство что-то делает, об этом должны говорить народу. Но когда бывает какая-то проблема, то ее приходится быстро решать и ты забываешь об этом. Я не оправдываю ни себя, ни ответственных, кто должен был оповещать. Лично у меня была другая проблема, которую нужно было решить, чтобы не было распространения огня. Все силы были брошены на то, чтобы пожар не распространился по всему заводу. Конечно, все силы были брошены на решение этой задачи. Согласен, что надо было выходить и успокаивать народ.

Пресс-секретарь Фатима Сабанова заявила, что информационная работа велась в соответствии с нормативами:

Дело в том, что есть нормативы оповещения в чрезвычайных ситуациях. Инфоповод возник ночью, и первые, кто должен был сообщать о той информации, которая поступает, — МЧС и Роспотребнадзор, которые отрабатывали с 5 утра и о выбросах, и о безопасности. По истечению 10 часов утра мы провели брифинг с руководством «Электроцинка», к 12 часам и все вы были приглашены, в том числе выехали на завод.

Случайность или поджог?

Отмечалось в ходе встречи, что пожар на «Электроцинке» совпал с возгоранием предприятия по переработке шин в Михайловском и старой свалки в Пригородном районе. Битаров согласился, что это может быть не случайным совпадением:

— Я думаю, Следственный комитет проведет работу, я сам буду контролировать. Посмотрите еще раз хронологию событий: Кабардино-Балкария, Ингушетия, Чечня… Здесь у нас постоянные бурления. Я не исключаю, что это был специальный поджог. Людей-то в цеху не было. А как тогда это могло произойти? Думаю, Следственный комитет разберется.

Материалы по теме:

Хэви-металл

Святая вода

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Все самое интересное с официального пикета против «Электроцинка»

17.11.2018 Gradus Pro

Бюджету Северной Осетии мешает приватизация и помогают «письма счастья»

Народно-правительственная комиссия думала, как закрыть «Электроцинк»

15.11.2018 Gradus Pro

Владелец мебельной фабрики предложил свою кандидатуру на должность директора профтехучилища во Владикавказе

14.11.2018 Gradus Pro

Эта история началась 1 сентября 2012 года, когда мой старший сын пошел в РФМЛИ

Что оставил напоследок скандальный министр — троянского коня или благо для медицины

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: