Бог троицу любит

27.01.2015 Gradus Pro

О третьем сроке Таймураза Мамсурова говорят много и давно. То, что Кремль должен в ближайшее время определиться с кандидатурой главы республики на ближайшие 5 лет, знают все. Задолго до наступления 2015 года кто-то стал делать предположения, а кто-то уверенно называть того или иного потенциального кандидата на пост руководителя Северной Осетии. Одни из запыленного политического «сундука» доставали такие же раритеты, другие делали ставку на «темных лошадок»…

Мы не стали раскладывать политические пасьянсы, а решили рассмотреть возможность третьего срока действующего главы. И представить то, как делается предложение, от которого невозможно отказаться. А еще хотелось бы поговорить с социальным  психологом Игорем Дулаевым о политическом провидении  руководителя страны, и насколько оно (провидение) соотносится с чаяниями тех, на кого направлено.

Игорь Дулаев: Поговорим о том, почему это вообще стало возможным — говорить о третьем сроке. Но при этом сразу обозначаем – мы только предполагаем возможность третьего срока для Таймураза Мамсурова.  Когда я говорил, что переизбрание Мамсурова стремится к нулю, я оказался неправ. Категорически. Но вот причина, по которой я оказался неправ, лучше бы ее, действительно, не было. Все банально: экономика. Кризис, который внезапно обрушился на наши головы. А Мамсуров — единственный руководитель северокавказского региона, который всегда говорит «у нас все есть, у нас все хорошо». Он единственный не просит деньги. При том, что у нас идет 10% сокращение бюджета, и вряд ли этим закончится.

Эльбрус Дзабиев: Правильно я понимаю, что если бы не экономика, то Путин бы по-другому принимал решения, и о третьем сроке не было бы и речи?

Игорь Дулаев: На мой взгляд, это первый и основной аспект. Второй, понятно, что в Москве сейчас кастинг. И, возможно, что Мамсуров на фоне других кандидатов был не самым плохим. У нас же повторяется все, что происходит на федеральном уровне – а там политическое поле зачищено. Если в федеральном масштабе из относительно новых фигур мы видим только Навального, да и тот — внесистемная оппозиция. А кого мы можем назвать в Северной Осетии?

Мадина Сагеева: Вот прямо никого и не можем? Претенденты вымерли как мамонты. Такоев, Тотоонов, Хацаев – это шорт-лист на владикавказских кухнях. Я уже не вспоминаю о «московских осетинах», чей послужной список вполне соответствует должности главы республики, таких как Эрик Бугулов или Марат Камболов.

Игорь Дулаев: Это системные люди. Я сказал новых. Ключевое слово «новые». Тогда могут быть Каспаров, Немцов…

Мадина Сагеева: Ты каких-то маргиналов называешь. У нас все хорошенькие, все из «Единой России», правильные, некоторые даже котиков постят.

Игорь Дулаев: Да, но это люди, которые 15 лет сидят у власти. Если использовать выражение одного московского  политолога, «кого из этой засаленной колоды мы можем выбрать»? Уверен,  шел перебор, и смотрели из этих наших хорошеньких, цитирую Сагееву,  Тотоонова, Такоева, Хацаева. Кто из них не у власти?

Мадина Сагеева: Извини, Тотоонов и Хацаев, если это можно назвать «у власти» — то у власти законодательной. Не совсем корректное сравнение.

Эльбрус Дзабиев: Замечательно. Тогда и Агузарова вспомни.

Мадина Сагеева: Точно, Агузаров. У него же КПД. Вон, «Ведомости» опубликовали инфу о работе Госдумы, так Агузаров там вообще в лидерах по результативности работы. А тот же Казбек Тайсаев, теоретически, чем плох?

Игорь Дулаев: А он какое имеет отношение к республике?

Мадина Сагеева: Такое же, как Тотоонов, Агузаров и Хацаев… А еще он рулит  партией, которая популярна в республике, так почему бы ему не попробовать поруководить и республикой? Это я абстрактно говорю, потому что вот это «некого» меня просто в тупик ставит.

Игорь Дулаев: Стоп, стоп. Я постараюсь пояснить мысль, я не сказал «некого». Есть определенный круг кандидатов, который чрезвычайно узок. И эти кандидаты, в течение 15 лет не меняются.

Мадина Сагеева: Согласна, те же яйца, только в профиль. Но зато в элите начнутся разброд и шатания, а при Мамсурове этого не будет.

Игорь Дулаев:  Проблема в другом. Российская экономика построена на нефти, продаже сырьевых ресурсов, сейчас даже в своем Послании президент сказал, что мы должны уходить от зависимости от нефти и газа. А что было у нас? Вместо нефти у нас был бюджет. У нас бизнес либо чиновничий, либо аффилирован с ним, когда бизнесмены сидят на заказе от чиновников. У нас было два кита — БРР и Алания. Они утонули.

Мадина Сагеева: Скажи еще, что третий кит – это Джако.

Игорь Дулаев: Я об официальных китах. А это криминал, даже не серая схема.

Мадина Сагеева: Ладно, «Аланию» тоже бизнесом можно назвать только неофициально. В общем БРР, «Алания» и Джако – белый, серый и черный киты осетинской экономики.

Игорь Дулаев: Да, и они все утонули.

Мадина Сагеева:  Атлантида прям какая-то получается…

Эльбрус Дзабиев: А для меня важно другое. Давайте представим встречу Путина с Мамсуровым. Как это бывает? Это будет вопрос: Таймураз Дзамбекович, не хотели бы вы на третий срок пойти?  Или бывает окончательная директива: Мы тут посовещались, и я решил…

Игорь Дулаев: Правильно ли я понимаю, что ты думаешь, что  Владимир Путин попросит Таймураза Мамсурова? Это как это?

Мадина Сагеева: А что?

Игорь Дулаев: Наш царь из мелкопоместных бояр, даже не князей?

Мадина Сагеева: Мы это писать будем?

Эльбрус Дзабиев: Так как вы думаете, спросит?

Мадина Сагеева: Думаю, спросит. Мамсурову 60 лет. И он может сказать, что он уже 10 лет руководил республикой, потому что его попросили два раза об этом.

Игорь Дулаев: То есть, ты думаешь, что Мамсуров может так сказать?

Мадина Сагеева: Конечно, а что ему терять? Ему же не 40 лет. Другое дело, если тому же Марату Камболову или Руслану Цаликову скажут ехать в Осетию. Для них это ссылка, но отказаться же они не смогут, потому что для них это предложение, от которого невозможно отказаться. Или к нам, или в никуда. А Мамсуров, при желании, может уйти. Причем, как социологический феномен, на волне нормального отношения к себе со стороны таксистов, бабушек и зрителей ГТРК «Алания». На таком подъеме даже обидно как-то не уйти, особенно помня судьбу своих предшественников.

Игорь Дулаев: Из этих слов я понимаю, что у Мамсурова нет команды? Если он может отказаться и уйти, то у него нет команды.

Мадина Сагеева: У него есть команда. Почему это у него нет команды? Это те люди, которые говорят: «Таймураз ­- наш старший, мы за него».

Игорь Дулаев: Если сейчас он уходит, ты представляешь, что будет с его командой? Кто бы ни пришел? Кто в республике, которая завязана на бюджете, захочет оставить хоть кого-то из людей Мамсурова? Я спросил, есть ли команда,  потому что любой, исключая Такоева, кто бы ни пришел, начнет что-то менять. Классический пример — наша мэрия. Хадарцев уже попытался внести изменения…

Мадина Сагеева: И что? Это плохо?

Игорь Дулаев: Я тебе пример привожу.

Мадина Сагеева: Команду жалко?

Игорь Дулаев: Если у него есть команда, то жалко. Короля играет свита. Он должен думать о команде.

Эльбрус Дзабиев: Мне бы хотелось, чтобы Мамсуров думал о благе республики в эту минуту, а не о команде.

Игорь Дулаев: Согласен, мне бы тоже так хотелось. Но мы же помним, когда он только стал главой, он выступал в универе и сказал, что он является чиновником, и что его поставил президент, и он отвечает перед президентом. Соответственно, предполагаем, что он как осетин, уæздандзинад и все такое, традиционно отвечает за свои слова. И здесь давайте скажем, что для Мамсурова слово «преданность» не пустой звук. И это знают многие.

Эльбрус Дзабиев: И кому он предан?

Игорь Дулаев: Тогда он сказал, Путину. Он же сказал «я чиновник».

Мадина Сагеева: Партия сказала надо, комсомол ответил есть?

Игорь Дулаев: Именно. И вот Мадина хорошо напомнила, что он комсомолец, это не может не накладывать отпечаток на него.

Эльбрус Дзабиев: Я хочу спросить: если третий срок произойдет, все останется как есть, смена произойдет условно? Или это как-то постараются обставить?

Игорь Дулаев: Отбить второй и третий срок психологически важно для самого Мамсурова. Показать, что началась новая эпоха, новый этап, что будет по-новому.

Мадина Сагеева: Это было бы красиво, но этого не будет. Он будет все реже появляться на публике, Такоев все чаще. И будет перерезать не по две ленточки в день, а по четыре, и года через два их оттуда вынесут на ручках, как и всех предшественников. А жаль. И нам этого не надо, и глава этого не заслуживает.

Игорь Дулаев: Я, к сожалению, к большому сожалению, должен согласиться с Сагеевой. Правительство подаст в техническую отставку, а потом увеличит количество вице-премьеров. И вот еще что меня задевает. Официальная статистика дает цифры, из которых следует, что есть две Осетии, одна чиновников, а другая обывательская – это без негативного значения и смысла. И в Осетии чиновников мы развиваемся, идем вперед, у нас блестящие горизонты. Но когда я на фокус-группах говорю, что у нас средняя зарплата была 700 долларов, знаете реакцию людей? Меня посылали на три буквы.

Эльбрус Дзабиев: Мы можем понять, как другая Осетия, нечиновничья, отнесется к третьему сроку Мамсурова?

Мадина Сагеева: Мне кажется, что другой Осетии плевать.

Эльбрус Дзабиев: Я так не думаю.  Судя по мнению тех, с кем я общался, да и по реакции наших  комментаторов я не могу сказать, что они за продолжение политики Мамсурова. И я также не могу сказать, что есть позитивные изменения по отношению к Мамсурову, о которых ты говоришь. Скорее, такая смена настроений связана с той прослойкой, которая знает его как человека, мужчину, и это не может не влиять на хорошее отношение к нему. Как и то, что на «тусовке» СКФО он авторитет, его уважают, хорошо встречают, и нам,  как жителям республики, это приятно. А кстати, если бы сейчас были прямые выборы и Мамсуров выдвинул свою кандидатуру, он бы выиграл выборы?

Игорь Дулаев: Ты знаешь, здесь я тебе как политтехнолог отвечу. А кто бы выставил свои кандидатуры против него? Если допустим, против него выставился какой-нибудь Ваха Юсупович Яндарбиев, то понятно, что Мамсуров набрал бы больше 90 процентов…

Мадина Сагеева: А если бы вместе с Таймуразом Дзамбековичем на выборы пошел Сергей Такоев?

Игорь Дулаев: А зачем ему это? А не комфортнее ли Сергею Керменовичу в роли «серого кардинала», когда он нигде не расписывается, ни за что не отвечает, но гешефт получает он. И ответьте мне теперь: зачем Такоеву менять что-то? Притом, что он будет 4 раза на дню разрезать ленточки…

Мадина Сагеева: Так получается, что третий срок Мамсурова – во всех смыслах это хорошо?

Игорь Дулаев: А с чего ты взяла, что во всех отношениях? Я был бы за Мамсурова только в одном случае, если бы он поменял команду. Но этого не будет.

Мадина Сагеева: Все бы были за Мамсурова, если бы он поменял команду… Потому что он порядочный человек, настоящий осетин…

Игорь Дулаев: У Кремля в отношении национальных республик есть некоторые опасения. Если придет так называемый варяг, даже с осетинскими корнями (мы же понимаем, что русского не пришлют, как и то, что на прошлом голосовании кандидатура Меняйло была для галочки), как он будет принят в республике? Повлияет ли это на стабильность? Для Кремля сейчас «стабильность» — это ключевое слово…

Эльбрус Дзабиев: А какой смысл вкладывает Кремль в это понятие – «стабильность»?

Игорь Дулаев: Я думаю, речь идет, прежде всего, о внешних проявлениях: отсутствие митингов, демонстраций, отсутствие выраженного недовольства.

Эльбрус Дзабиев: А что там, наверху, правда, думают, что это заслуга власти?

Игорь Дулаев: Однозначно! Особенность осетинского общества приписывается властям, к сожалению.

Мадина Сагеева: То есть, вы считаете, что третьего срока не будет, если митинговать с утра до вечера? Хотя да, вспомним, как уходили Дзасохова…  История может повториться и с Мамсуровым… Хотя сегодня, мне кажется, людей на митинг вывести никто не сможет. Мы больше не доверяем организаторам митингов.

Игорь Дулаев: Я приведу два примера. Дзасохов  не столько на Беслан публично отреагировал, сколько на захват заложников в Осетии. Помните, когда в очередной раз украли каких-то колхозников и люди  перекрыли федеральную трассу? У господина Дзасохова была истерика. И теперь вспомните поселок Новый – недавняя история, когда ингуши вышли на дорогу. В силовых структурах это было однозначно расценено как «наезд» на Мамсурова, чтобы резко ослабить его позиции.

Эльбрус Дзабиев: Кстати, республиканская  власть тогда не приняла перчатку, если так можно выразиться…Мы же помним, кто поехал разруливать  ситуацию…

Игорь Дулаев: И правильно сделала. Но она смогла смикшировать ситуацию, потому что это были ингуши на границе Ингушетии, то есть де факто это – не Осетия. Я вообще думаю, что за «Черменским кругом»  мы не контролируем ситуацию. Но если бы такая ситуация произошла в осетинском населенном пункте, там бы была совершенно другая ситуация. Так что стабильность – это, прежде всего, внешнее проявление стабильности.

Кремль также смотрит на то, есть в республике внутриэлитный раскол. А здесь нужно отдать должное и Мамсурову, и Такоеву: они смогли изолировать Фадзаева, который пытается сейчас играть в системного оппозиционера. И формально у него это получается: у него есть фракция и в Гордуме, и в Парламенте.

Эльбрус Дзабиев: Но некоторые это поведение называют по-другому: Фадзаев слился…

Игорь Дулаев: Так я же подчеркнул: формально. Это ключевое слово. Так же как и Миронов со «Справедливой Россией», которая считает себя оппозицией, а сама очень даже комфортно вписалась в систему, это  классический пример системной оппозиции. Так вот, с позиции Кремля внутриэлитных конфликтов республике нет.

Но я должен согласиться и с Мадиной: осетины, как и русские, очень долго запрягают. Но если они начнут ехать… Я реально этого боюсь! Господин Путин сказал, что кризис будет два года, но даже в Правительстве в это никто не верит. Нам сказали: за два года мировая экономика поднимется, вырастут цены на нефть и все станет хорошо. Но как прежде не будет. У нас экономика стала стагнировать при 110 долларах за баррель. А что будет при 60-ти? Все же называют эту цифру…

Мадина Сагеева: Мы будем импортозамещаться…

Игорь Дулаев: Мне понравилось одно исследование, в котором проводили контент анализ выступлений премьер-министра и президента. Так вот, в 2000 году Путин говорил о диверсификации экономики и в декабре 2014 года президент говорит то же самое.

Эльбрус Дзабиев: Игорь, тогда получается, что все эти рейтинги, показатели экономического развития, инвестиционной привлекательности – это все разговоры в пользу бедных? И никому не надо, что глава региона из кожи вон лез и показывал реальный экономический результат… А с друой стороны, если такого запроса нет, то тихо спокойно можно переждать свой очередной срок…

Игорь Дулаев: Это то, что всегда считалось минусом экономической политики: если регион  развивается динамично, то, соответственно, с него срезают все трансферты, субвенции, субсидии. А вот если ты бедный, нищий и ничего не делаешь, то тебе из бюджета все это дают. Это и есть выравнивание бюджетной наполненности регионов.

Я еще 10 лет назад говорил и готов повторить сейчас: самым экспортным товаром для республик  Северного Кавказа является нестабильность. Потому что чем больше у тебя нестабильность, тем больше тебе дают денег, то есть, заливают все деньгами. Но сейчас ситуация поменялась. И одним из основных факторов в пользу срока может стать то, что логика Мамсурова такова: у меня есть стабильность и при этом я не прошу денег. Это же золотой по нынешним временам руководитель!

Мадина Сагеева: То есть именно эта фраза, якобы сказанная президенту, что «у нас все есть»,  за которую так клевали Мамсурова, по сути, может обеспечить ему третий срок?

Игорь Дулаев: Фактически, да.

Эльбрус Дзабиев:  А с изменением ситуации в России, да и в мире в целом, будущий глава республики должен быть готов к новым вызовам времени?

Игорь Дулаев: Конечно. Нужно будет сохранить статус-кво. Ведь,  раньше речь не шла о стремлении к переменам. Как я сидел на финансовых потоках (я сейчас абстарктно, никого не имею в виду), так я буду на них сидеть. Конечно, желательно, чтобы эти потоки увеличивались. Но так уже не будет. И тогда придется либо кого-то отодвигать от этих потоков, либо что-то предпринимать, чтобы эти потоки увеличить. Но, к сожалению, наши чиновники не в состоянии увеличивать финансовые потоки. Я сейчас ссылаюсь на рейтинги «Эксперта» и мнение нашего премьера Медведева, цитирую: «Госуправление – это одна из ключевых  слабостей нашего государства».

То есть, проще говоря, нужно будет что-то менять. И вот насколько главы регионов готовы меняться – это пока вопрос. И ответ на него мы получим в течение полутора-двух лет.  После того как закончатся 250 млрд, которые заложены для региональных бюджетов.

Мадина Сагеева: Давайте закончим разговор так: представим себе, что президент России спросил каждого из нас: Кого мне назначить главой Северной Осетии? Кого вы бы назвали?

Пауза

Игорь Дулаев: Вот когда мы начинаем долго задумываться над этим, это означает очень большую проблему нашей социальной системы. С моей точки зрения, должны быть институты, а не личности…

Мадина Сагеева: Тебя не про институты спрашивали. Имя!

Игорь Дулаев: Тогда я назову Битарова из Иркутской губернии, он был заместителем губернатора.

Мадина Сагеева: Хорошо выкрутился. А ты, Дзабиев, кем удивишь?

Эльбрус Дзабиев: Я удивлю, прежде всего, себя. Пока была пауза, и отвечал Игорь, я перебрал всех кандидатов, которых называли в качестве приемника Мамсурова. И знаете, на ком я остановился? На Мамсурове. Но это выбор из двух зол…

Игорь Дулаев: Тогда я тоже, пожалуй, отвечу серьезно и назову Мамсурова…

Мадина Сагеева: Мамсуров без правительства.

Эльбрус Дзабиев: Так это что получается, что мы своими ответами перечеркнули все то, что сказали выше?

Игорь Дулаев: К сожалению, таковы политические реалии в Северной Осетии…

лого

Таймураз Мамсуров не имеет права на третью инаугурацию по Конституции РСО-А, в которой без всяких оговорок обозначено, что должность главы республики нельзя занимать более двух сроков подряд.  Для того чтобы третий срок стал возможен, необходимо внести изменения в главный закон республики. Это тот шаг, возможность которого для себя до последнего времени глава Северной Осетии всегда отрицал.

Что ж, депутатам парламента республики достаточно всего лишь внести небольшую поправку, а это они умеют очень хорошо. Чтобы  к 7 июля, когда истекает второй срок Мамсурова, все формальности были соблюдены, процесс надо начинать уже сейчас. И мы это увидим. Есть еще один технический вариант отодвинуть окончательный срок принятия решения. Таймураз Мамсуров может уйти в отставку досрочно, не дожидаясь конца второго срока. Если он будет оставлен руководить регионом в качестве исполняющего обязанности, то назначение нового-старого руководителя будет перенесено на середину сентября и произойдет в единый день голосования.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Движущей силой выборов в Гордуму Владикавказа стали пенсионеры, о проблемах которых благополучно забыли

Больше мяса и молока, меньше масла и мороженного

Партии и ЦИК обвинили друг друга в «каруселях» и вбросах

ПРО уставших избирателей, потери «Единой России» и «Патриотов», возвращение ЛДПР и дебют «Родины»

Первый пресс-аташе в отечественном футболе Андрей Айрапетов рассказал о встрече с Пеле, шампанском для ливерпульцев и клюшке от Харламова

От роста доходов до падения промышленного производства

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: