Быть или убыть

Помню из своего детства большую радость от осознания того, что родился и живу в Советском Союзе – стране, где нет эксплуатации человека человеком, где мои права защищены, как нигде на земном шаре, а впереди только светлое будущее с мирным небом над головой. Меня уже тогда привлекали политические программы на ТВ  «Сегодня в мире» и «Международная панорама», где были собраны на редкость эрудированные и образованнейшие обозреватели: Бовин, Зорин, Фесуненко, Сейфуль-Мулюков, Боровик и многие другие. Благодаря силе их интеллекта и грамотной подаче материалов формировался мой взгляд на то, что происходит в мире: на бесправие рабочего класса на Западе, на расовое неравенство, на бедность и нищету угнетённых, на жадность и лицемерную сущность мира капитала.

Прошло немного времени. Рухнул Союз, а с ним улетучились и иллюзии, которые были лишь плодами советской пропаганды. Свобода, принимавшаяся детским разумом за совершённую, на деле оказалась эфемерной, а мир вокруг не столь уж одноцветным, как преподносился ведущими ТВ. Кстати, несмотря ни на что до сих пор признаю тех политобозревателей самыми грамотными из всех тех, кого видел и слушал после них.

Изменилась страна. Перемены принесли много проблем, в основном, экономических, которые казались временными, переходными на пути к цивилизованному обществу. Самыми важными же приобретениями того периода считал и продолжаю считать обретение людьми реальных прав и свобод, пусть не в идеальной мере, формах и не всех, но всё же люди получили право на свободу мысли, совести, передвижения и выбора места жительства. Свобода слова дала возможность иметь и высказывать своё мнение. В самом начале постсоветского времени появились зачатки свободных выборов в органы власти, а вместе с ними возможность непосредственного участия каждого в судьбе страны.

Принимались законы, соответствующие положениям ОБСЕ. Была надежда, что если не очень скоро, то в среднесрочной (где-то через десяток лет) перспективе, мы встанем, как равные на одну ступень с европейскими демократиями. Ведь примеров тому уже было предостаточно — пройдя невзгоды, экономические трудности многие страны Восточной Европы (ГДР, Польша, Венгрия, Чехия, Словакия, страны Балтии итд) успешно влились в общеевропейскую семью, изменив законодательства и приняв новые правила.

Да, надежда была, но, увы, как оказалось у нашей страны свой путь демократии, свои ценности, свои скрепы, ну, и, соответственно, свои галеры. Вокруг же море из врагов, которые спят и видят, как же нас потопить. Даже тех, кого ещё недавно считали братьями навеки, с кем долгие годы жили в одних границах, как-то вдруг стали лютыми недругами. Нам объясняют с экранов ТВ, газет и чуть ли не с каждого утюга, что все вокруг неправы, а так называемая защита собственных интересов, не что иное, как желание нам навредить.

Советский Союз канул в лету. В своё время выросшие на его пропаганде  получили устойчивый иммунитет к откровенному вранью средств дезинформации. Люди давно уже сделали свои выводы из происходящего. Когда-то давно на горизонте маячил иллюзорный Коммунизм, пусть в него никто и не верил, но как призрак (который, где-то бродил) он, несомненно, был. Теперь же нет намёка даже на мираж. Никто не имеет ни малейшего представления, к какой цели мы движемся, а, следовательно, нет и понимания правильности пути.

Законы, которые принимаются в последнее время, узко конъюнктурные, их действие не просчитывается даже на десяток лет вперёд. Продиктованы же они одномоментным сиюминутным решением вдруг возникших проблем. А неимоверное количество этих неприятных для власти моментов и их рост прямо пропорциональны массе принимаемых ею абсурдных законодательных актов.

В создавшихся условиях на фоне грандиозных мер поддержания иллюзорной державности (на деле банального сохранения власти), уже всё меньше и меньше места итак находившимся в зачаточном состоянии правам и свободам отдельно взятого гражданина. Законодательные акты о митингах и массовых шествиях, об иностранных агентах, о выборах (а точнее об их частичной отмене или создании дополнительных фильтров), об оскорблении чувств верующих (а как же быть с чувствами не верующих?), об усыновлении иностранцами детей-сирот, о человеческих потерях в армии в мирное время, об ограничении выезда за рубеж отдельным категориям граждан, о регистрации двойного гражданства или вида на жительство в сжатые сроки (иначе огромные штрафы) и масса других, включая чехарду с зимним и летним временем, создают дополнительную тревогу.

Людям, выражающим собственное мнение, идущим вразрез с официальной риторикой — свободой мысли, слова, вешаются ярлыки если ещё не «врагов народа», то, как минимум, участников «пятой колонны». Патриотизм приобретает черты сугубо провластной идеологии. Ведущие религиозные организации встраиваются в инструменты пропаганды, зачастую заменяя собой властные структуры.

Судебная система живёт по своим неписанным законам, ее решения зачастую ангажированы. При этом идут информационные вбросы об отказе практики применения решений международных судов и выходе из соответствующих европейских договоренностей.

Выборная система превратилась в сугубо формальную процедуру сохранения вертикали  власти, на корню выжигая саму возможность появления хоть какой-то альтернативы.

Ко всей политической составляющей добавляются экономические вопросы. Энергоносители в самой богатой ресурсами стране стоят для местного населения столько же, сколько и в странах-импортерах, а зачастую и выше. Монопольные малоэффективные корпорации диктуют свои цены, при этом расходуя громадные суммы на выплаты своему менеджменту, разбазаривая ресурсы на довольно сомнительные проекты и сделки. Большинство крупных частных предприятий имеют иностранную регистрацию в офшорных зонах и, выводят туда свои активы в обход налогообложения. Средний же бизнес в эпоху запредельных цен на энергоносители и налоговое бремя, вынужден уходить в «тень » или заканчивает свою деятельность процедурой банкротства.

На фоне глобальных проблем целой страны, как-то не замеченными и малозначительными становятся чаяния простых граждан. Для одних на первый план выходит элементарное  – заплатить за услуги ЖКХ и как-то прокормить свои семьи, для других — невозможность реализовать себя в условиях авторитарной с последующей тенденцией перехода к тоталитарной власти.

Те, кто решает экономические проблемы (активная, работоспособная часть), всё чаще мигрируют по стране в надежде поиска лучшей доли или уезжают за рубеж, пополняя ряды гастарбайтеров  из Латинской Америки, Африки и стран Азии. Те же, для кого более ценно ощущение свободы, иммигрируют целенаправленно в страны развитых демократий, избегая постоянного психологического пресса и возможных репрессий. Хотя вполне допустимо, что причины могут и пересекаться.

Большинство же людей вынуждены (если не обречены) просто выживать, и всё-таки надеяться на выход из тупика.

В условиях тотальной коррупции людям ничего другого не остается,  как приспосабливаться к ней. Вопросов, не решаемых с помощью взяток и откатов, практически не осталось. Надзорные органы, стоящие на страже законов, сами способствуют этой порочной практике, вконец отбивая последние ростки надежды на справедливость у законопослушных граждан. Наименее защищенные слои населения оказываются в ещё более сложном положении. Ситуации, когда те, кто годами вкалывал на производствах великой страны, элементарно не могут рассчитывать на достойную пенсию и вынуждены обивать пороги пенсионных фондов в надежде на их милость, сплошь и рядом. При этом определённое количество мзды устраняет, как правило, все преграды.

Общество теряет веру в социальную справедливость, наблюдая роскошь чиновников и отсутствие у них хоть какой- то ответственности. Резонансные процессы единичны, но даже в них зачастую превалирует политическая составляющая и отсутствует системный подход в очищении скверны. В большинстве же случаев дела закрываются по-тихому, а зарвавшиеся просто меняют должности и кресла. Информация о конкретных именах, заведенных делах, реальных сроках (хотя до них, как правило, не доходит) остаётся для внутреннего пользования.

В создавшейся порочной системе перспективы на экономические преобразования и тем более на политические послабления весьма и весьма туманны.  Недавнее общение со своим другом по вопросу конфликта в некогда братской стране, вылилось у нас в жаркий спор, в какой-то момент, отбросив суть разногласий, поймал себя на мысли, а ведь пропаганда, какой примитивной бы она не была, действует, и от этого туман впереди стал для меня ещё более плотным.

Никто не знает, как сложится завтрашний день, но долго и мучительно рассуждая на тему своего места в этой системе координат, давно подготовился к принятию очень трудного для себя решения.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Почему дело Цкаева переносили 22 раза?

Как кинуть бюджет на 12 миллионов, чтобы тебе ничего не было

Тревожная статистика — лишь 5,5% опрошенных доверяют депутатам Владикавказа

ПРО историко-культурные беды Владикавказа

В почве Северной Осетии накопились критически опасные концентрации вредных веществ

Как кандидаты в депутаты Гордумы Владикавказа набирают электорат из соцсетей

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: