Чему научил меня Мамсуров

05.06.2015 Gradus Pro

 

федя Наша коллега и друг Зарина Фидарова много лет провела рядом с главой Северной Осетии Таймуразом Мамсуровым.  Она видела его в разное время и в разных ситуациях. И сегодня Зарина посчитала возможным и нужным рассказать о том, как живет Таймураз Дзамбекович. В кадре и за кадром.

 

 

received_935246459860261Это фото сделано 5 лет назад в Ереване, на экономическом форуме. Помню, что очень торопилась к эфиру и даже не заметила, как рядом на скамейке оказался Таймураз Дзамбекович. Репортаж получался совсем крохотным, потому как участие Северной Осетии в форуме было неприятно скромным.

Глава спросил: «Ну что ты делать будешь, говорить — то не о чем? Пиши как есть и не переживай».

Не каждый руководитель республики может так легко признаться в том, что его зарубежная поездка не несет никакой полезной нагрузки.  И уж точно не каждый заметит чаяния корреспондента, который старается хоть как-то насытить свой материал.

Признавать и замечать. Этому меня научил Мамсуров. Иногда мне кажется, что у него глаза есть даже на спине. Он видит и замечает абсолютно всех. Запоминает все в мельчайших деталях. Он обратит внимание даже на изменившийся цвет волос (что было не раз). Всегда удивляет, как он это делает, даже не глядя на людей. К примеру, он знает всех своих сотрудников охраны. Что в этом особенного? А то, что чиновники такого уровня не видят службу безопасности, в принципе.

Все  мы помним картинки с экранов телевизоров, когда охранники либо бегут впереди, либо позади. Больше они нигде не пересекаются. Рядом с главой – только помощники. Мамсуров знает каждого не просто по имени, но и кто где живет, что читает, какую музыку слушает, сколько у него детей и как их зовут. Для меня было большим удивлением, когда он перечислил всех моих соседей. И вспомнил истории с каждым из них.

В поездах Мамсуров настоящий отец. Все строго и по расписанию. Никто не отрывается от коллектива. Работаем вместе. Ужинаем вместе. Культурная программа общая для всех. Транспорт общий. Да, это очень важно. Он не делит людей на чиновников и всех остальных. Как-то поехали в Моздок, и у нашей съемочной группы сломалась машина. Мамсуров заметил, что мы отстали от колонны, остановился и отправил за нами автомобиль.

А еще Мамсуров научил меня вдумчиво читать. Книги у него всегда исчерканы пометками и пестрят закладками. Он не просто воспринимает текст как информацию, он его проживает. А потом аппетитно жонглирует интересными цитатами. И я не перестаю удивляться, как он это все успевает?

Для него важны детали.  Когда его оператор Эльдар Афашоков собрался жениться, Таймураз Дзамбекович лично контролировал процесс выбора подарка. Секретариат несколько раз согласовывал с ним варианты. Главе республики было очень важно, чтобы человек, который 10 лет бегает за ним с камерой на плече весом в 15 кг, получил от него не просто сумму в конверте.

Зачем я рассказываю эти тонкости «мамсуровского закулисья», спросите вы? Ведь судить о деятельности главы надо не по трепетному отношению к журналистам и охранникам, а по реальным делам, смелым политическим решениям, устойчивым экономическим показателям. Я отвечу: а мне жалко прощаться с человечностью у власти.

На Мамсурова — политика я часто злилась. Порой не понимала и осуждала. Но в человеке, которому не всё равно, я никогда не сомневалась. Потому что после встреч с людьми, будь то учителя, врачи, спортсмены, бизнесмены, он всегда спрашивал: «Ну как? Они услышали то, что хотели? Я смог их понять?» Даже после новогоднего обращения, которое мы каждый год записываем, он всегда пересматривал запись и спрашивал: «Может я что-то не сказал? Может надо что-то добавить?». И это всегда по-настоящему. Мамсурова невозможно убедить в том, что надо что-то сделать на камеру. Это воспринимается в штыки. Ему важно и нужно, чтобы люди принимали его таким, какой он есть. Без прикрас. Очень бурчливо относится к разного рода пиар-акциям, большая часть которых отметается на стадии идеи.

Для меня с уходом Таймураза Мамсурова исчезнет то, что не сможет создать ни одна пиар-компания — элита в вертикали власти. У нашей политической номенклатуры нет в арсенале фигур с таким опытом и умением органичного сочетания традиционных ценностей и реалий современного мира.  Да, его постоянные высказывания по поводу осетинских традиций, идеалов мужества, верности долгу, заботе о младших, старших, дружбе, ответственности все больше звучат как лозунги. Но не многие  понимают, что для него это не ритуал, это образ жизни и такое мировосприятие.

Быть может, его человечность, в которую мало кто верит, и мешала его работе. Потому что уж слишком часто ему приходилось испытывать простую людскую слабость  — жалость. Порой по отношению к тем, кто ее вовсе не заслуживал. Быть может, надо было быть жестче и беспощаднее. Но Мамсуров склонен доверять и давать право на ошибку.
Он всегда занимает какое-то особое место в пространстве. И я уверена, что и с понедельника он не ограничится какой-нибудь федеральной синекурой для губернаторов с приставкой «экс». Энергия позволит, жизненные принципы заставят быть более полезным для своего народа.

За 8 лет работы с Мамсуровым я написала много текстов о нем. Они были разные. Конечно же, в большинстве своем, положительные. Но мне за них не стыдно. Этот получился уж как-то больно положительный. Не в духе общественного бунтарства. Не этому меня учил Таймураз Дзамбекович.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

«Мусорный» оператор просит подождать и обещает перемены к лучшему

Знаменитый тренер Анатолий Маргиев о турнире в Китае и шансах осетинских вольников на Олимпиаду в Токио

Подсудимые отказались давать показания и снова настаивают на закрытом процессе

Учителя 21 века: безмолвные, загнанные, перегруженные

08.10.2019

Председатель комитета по охране и использованию объектов культурного наследия Эмилия Агаева о сложностях борьбы за историю

Во Владикавказе основан борцовский клуб «Братья Таймазовы»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: