Coming soon

16.05.2014 Gradus Pro

20 февраля полпред Александр Хлопонин и глава Северной Осетии Таймураз Мамсуров вместе перерезали красную ленточку — во Владикавказе был торжественно открыт долгожданный «Бизнес-инкубатор IT-парк «Алания».

Впервые открытие IT-парка было анонсировано премьером Сергеем Такоевым в июле 2013 года на круглом столе «Коммуникативное общество: диалог, безопасность, развитие», а на Первом Форуме СМИ Северного Кавказа в ноябре было даже указано количество планируемых рабочих мест на базе технопарка – около тысячи.

О республиканском бизнес инкубаторе Заур Кучиев, занимавший в 2005-2010 гг. пост министра экономики РСО-Алания, рассказал СМИ еще раньше — в 2008 году:

—  Строится бизнес-инкубатор, где молодым предпринимателям будут предоставлять льготные условия при снятии офиса в аренду, получении консультаций.

Без особого энтузиазма прорекламировал скорый ввод в эксплуатацию инкубатора для коммерсантов в январе 2012 года занимавший на тот момент должность первого зампреда правительства РСО-Алания Олег Калаев:

— Почему у нас в республике бизнес-инкубаторы не так активно развиваются, как в соседних регионах? Мы успешно замещаем эту форму другими видами помощи.

Под «другими видами помощи» подразумевались «Фонд микрофинансирования малых и средних предприятий Республики Северная Осетия-Алания» и «Фонд поддержки предпринимательства» при Управлении РСО-Алания по развитию и поддержке малого предпринимательства, а также Центр развития предпринимательства на проспекте Коста, 15. Стоит отметить, что аренда помещений по этому адресу для предпринимателей любого возраста соответствует средним расценкам во Владикавказе.

Впрочем, на бумаге инкубатор существовал уже тогда. Впервые решение создать ГУП «Бизнес-инкубатор Республики Северная Осетия-Алания» Постановлением Правительства республики N 215 было принято еще в 2005 году, в документ периодически вносились поправки, а 18 апреля 2011 г.  занимавший тогда должность  премьера Николай Хлынцов подписал ныне действующее постановление №  93 — О создании государственного бюджетного учреждения РСО-Алания «Республиканский бизнес-инкубатор».

Правда,  в то время у последнего не было приставки ИT.

О причинах внезапной трансформации инкубатора в парк (или наоборот) Gradus.Pro рассказал генеральный директор Государственного унитарного предприятия «Центр информационных технологий» Дмитрий Рейсих:

— Бизнес-инкубатор по улице Шмулевича был на стадии строительства, когда мы с ЦИТ попали в Республику Беларусь и увидели достаточно позитивные результаты работы их ИТ-парка —  16 тысяч человек в отрасли, еще 5 тысяч требуется. Они создают достаточно большие продукты, среди резидентов находятся ведущие мировые компании, средний возраст работников 24 года. Мы вернулись в республику и предложили на базе бизнес-инкубатора создать и развернуть ИТ-парк. Идея была поддержана руководством республики и Минкомсвязи в лице министра Никифорова.

Таким образом, поездка Дмитрия Рейсиха приобрела судьбоносное значение: постановление республиканского Правительства N 8 от 24 января окончательно превратило «Республиканский бизнес-инкубатор» в «Бизнес-инкубатор ИТ-парк Алания».

Gradus.Pro поинтересовался у руководителя ЦИТ, какие проекты работают и планируются к запуску на базе образовавшегося гибрида.

— Проекты пока в стадии стартапов, на сегодняшний день проходит процедура узаконивания резидентов, которые расположатся там и будут производить какие-то продукты в сфере IT-технологий. Кандидаты сдают документы, 16 мая прием заявок будет закончен, и конкурсная комиссия отберет резидентов, соответствующих  необходимым требованиям.  Пока поступило около 24 заявок.

— Информационный портал  OssetiaTV, к примеру, уже является резидентом?

—  Пока они еще документы не оформили, то есть они физически располагаются там, потому что при открытии нам нужно было показать бизнес-инкубатор как действующую модель.

— Это государственный или частный проект?

OssetiaTV – это национальный канал вещания. На сегодняшний день это мультиязычный портал, работающий на русском, осетинском и английском языках.

— А кем финансируется проект?

— Финансируется… Сейчас вообще, я думаю, будет происходить реформация взаимодействия со СМИ, и начало этому реформированию мы уже видим – массовые коммуникации перешли из министерства культуры в министерство массовых коммуникаций.

— Для чего нам еще один государственный канал, у нас же есть ГТРК «Алания»?

— Да, действительно, но это федеральный канал, а не республиканский. Республиканского канала у нас нет на сегодняшний день. У всех республик Северного Кавказа он есть, а у некоторых даже не один.

— Но не у всех республик СКФО есть, к примеру, такой госдолг, как у нас…

— У всех есть проблемы, все республики СКФО не являются регионами-донорами, но, тем не менее, они умудряются иметь свои каналы. Если Северная Осетия хочет развиваться, если Северная Осетия ставит задачи по самоидентификации, то обязательно нужен национальный канал с собственным контентом, с продвижением собственной культуры.

— «Алания» не продвигает собственную культуру?

— Конечно, продвигает! Но это федеральный канал, у них есть свои форматы и ограничения, свои преимущества и свои недостатки. На сегодняшний день,  где и как представлена Осетия? Заходишь в интернет – видишь в основном негативный информационный поток, забиваешь по поиску и видишь только теракты, убийства… Ты хочешь жить в таком регионе? Я не хочу жить в таком регионе. Он на самом деле такой? Нет, он другой, он разнообразный. Бывают и негативные, и позитивные моменты. Желание и умение подавать позитивные новости тоже много значит, мы пока не умеем этого делать, а задача такая стоит.

— Вы считаете, если мы научимся подавать позитивные новости, в том числе с помощью национального канала, то на федеральном уровне приобретем другую репутацию?

— Обязательно! Это делается не только с помощью национального канала. Это комплекс мер, но среди них обязательно создание канала с собственным контентом – культурным, языковым и прочее. Нам нужно вообще подтягивать много направлений, есть направления, которые касаются непосредственно меня.

—  Кстати, о ваших направлениях. «Открытый город» – это проект ЦИТ на базе ИТ-парка?

— Да, на базе резидентов бизнес-инкубатора.

— То есть де-юре мы пока не имеем резидентов, но де-факто у нас уже есть OssetiaTV и «Открытый город»?

— Если они не пройдут комиссию, то их там не будет. Для того чтобы развивались эти проекты, бизнес-инкубатор не нужен, нужны команды. Нужны исполнители,  люди. Мы для них создаем условия – для дальнейшего поступательного развития. А проекты могут существовать абсолютно в воздухе, проект – это информационный продукт.

(что-то подсказывает редакции Gradus.Pro, что OssetiaTV все-таки комиссию пройдет)

жанна                              жанна2

— Для кого предназначен «Открытый город» – для жителей или для туристов?

—  И для тех, и для других, для каждого направления свои задачи и перспективы.

—  На какой поток туристов вы рассчитываете?

— Это не сфера моей компетенции рассчитывать на какой-то поток туристов. Я не могу рассчитывать на него, я не занимаюсь туристическим направлением. Я занимаюсь информатизацией.

— Получается, что если туристов не будет, то бюджетные деньги окажутся потраченными зря?

— Ты полагаешь, что их не будет? Прямых показателей — надо обслужить определенное количество туристов в год – такого нет. Системой могут воспользоваться разноязычные люди, но, сколько их будет – таких целевых показателей нет.

— Проект направлен на то, чтобы находить онлайн в городе кафе и рестораны, музеи, гостиницы, культурные центры и маршруты общественного транспорта. А чем отличается эта информационная система от уже существующих Google Maps, Foursquare, TripAdvisor и многих других?

— Такого функционала там нет — ни один Google Maps так не расскажет обо всех объектах города, просто потому что не имеет такую информационную базу. Мы еще имеем и коммуникационную базу. Маршруты Google Maps в привязке к местному транспорту не строит, не осуществляет взаимодействия с объектами сервиса, не строит их в режиме реального времени. Крупные города покрыты информационными системами, а мелкие нет. Я сам лично пользуюсь этой системой каждый день.

— В маленьком городе жители примерно знают, что где находится, расстояния небольшие, многие сервисы функционируют – в том же Foursquare можно посмотреть интересные места, воспользоваться подсказками. Туристов у нас не так много, чтобы на них стоило рассчитывать, а для их привлечения логичнее было бы потратиться, к примеру, на общественный транспорт до аэропорта. Кстати, я попыталась только что воспользоваться сервисом – рассчитать маршрут общественного транспорта из точки А в точку Б — и он у меня завис…

— Пока система новая и проходит обкатку (видимо, главной задачей было быстрее анонсировать, а потом уже можно еще почти год «обкатывать» – прим. ред.) Мы выявляем достаточное количество багов и стараемся их исправить. На данный момент на разработку и внедрение затрачено около 90 тысяч рублей. Эта система обязательно будет внедряться на территории СКФО, что уже даст преимущество жителям небольших городов, которые всё вокруг знают, казалось бы, но на самом деле ничего не знают.

— Бизнес-инкубатор создается для поддержки проектов, которые впоследствии должны стать прибыльными коммерческими предприятиями. К примеру, OssetiaTV когда планирует выйти на точку безубыточности?

— OssetiaTV планирует выйти в спутник. А это уже будут другие рекламные бюджеты. То же касается и других проектов. Безусловно, стартапы нуждаются в поддержке. Все проекты не могут быть высокорентабельными и востребованными. Пожелаем им удачи, будем помогать в дальнейшем с обучением, реализацией, продвижением… Но это бизнес. Я лишь хочу, чтобы Северная Осетия взяла курс на то, чтобы талантливая молодежь – программисты, экономисты, журналисты, пиарщики – оставалась в республике. Это и позиция руководства республики. Процесс сложный. Не кратковременный.

— Какова вероятность, что ИТ-парк окажется вложенными в пустоту деньгами, как и некоторые другие проекты до него?

— Вообще, какой процент стартапов «выстреливает»? 10 процентов! Это низкий, но актуальный процент. Я не хочу сказать, что у нас заработает 10 процентов стартапов, нет — я хочу, чтобы наши ребята проявили себя, чтоб у наших ребят была возможность для реализации. Бизнес — это бизнес, и спрогнозировать все невозможно. Все зависит от людей, а для того, чтобы люди были готовы, мы сейчас очень много усилий тратим: создали ассоциацию, проводим консультации, выезды, участвуем в выставках, обмениваемся мнениями, работаем с Минкомсвязи, возим сюда федеральных чиновников, у нас здесь бывает Роснано, фонд развития интернет-инициатив… Я могу рассказывать об этом сутки!  Ты вот пытаешься зацепиться за какие-то финансовые моменты, но на сегодняшний день вся работа идет от людей, много работы берет на себя ЦИТ…  Хоть убей, коррупционной составляющей я пока не вижу, и дай бог, чтобы не увидел никогда. Все это делается либо энтузиастами, либо за счет частных инвестиций, за счет волонтеров.

Gradus.Pro на самом деле не «цепляется к финансовым моментам», а искренне надеется на успешность нового бизнес-инкубатора – хотя бы потому, что в своем ежегодном послании Владимир Путин четко дал понять: «Если регион вкладывает свои средства в создание индустриальных технопарков, бизнес-инкубаторов, то дополнительные федеральные налоги, которые в течение трёх лет поступят от размещённых там предприятий, должны возвращаться в субъект Федерации в форме межбюджетных трансфертов».

При этом причины для пессимизма у нас есть: не один крупный республиканский проект оставил свой след только в новостных лентах.

До сих пор успешность осетинского опыта помощи коммерсантам была, мягко говоря, неочевидна.

Предприниматели, получившие деньги от фондов,  должны были создать рабочие места и наладить производство в республике. Однако реально экономическая ситуация в Осетии изменилась чуть менее, чем никак: в 2011,2012 и 2013  годах размер субсидий на содержание и обеспечение деятельности «Фонда поддержки предпринимательства» составил соответственно 0,25, 21 и 30,1 миллионов рублей, плюс еще выданные «Фондом микрофинансирования» займы на суммы 92,6, 112,52 и 105,2 миллиона рублей за те же годы.  При этом рост валового регионального продукта оставался неизменно скромным (102,101 и 104% соответственно), и таким же стабильным был общий уровень безработицы: 8,3%, 7,9% и 8,1% в 2011-2013 годах. Да и со средним классом как-то не задалось: по данным специалистов РИА Рейтинг, в 2013 году Северная Осетия заняла четвертое место с конца среди регионов с наивысшим неравенством зарплат.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
06.12.2019

Александр Матовников не поддержал идею ликвидации блокпостов на Северном Кавказе

PRO бюджет, профицитный и не очень

PRO то, как Северная Осетия может стать международной буферной торговой зоной

30.11.2019

Акционерное общество «Российский Банк поддержки малого и среднего предпринимательства» (МСП Банк) создано в 1999 году. […]

29.11.2019

С начала реализации национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы» уделяется […]

Генплан Владикавказа растревожил сердце

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: