Деньги пахнут

Новый «мусорный» регоператор — бутафория или спасение?

Избавить Владикавказ от зловоний, а районы республики от стихийных свалок призван региональный оператор по обращению с мусором. В прошлом году конкурс выиграла компания «Эко-Альянс».

Как водится, появление в России всего нового бьет по карману.

В Северной Осетии цена за кубический метр мусора поднялась с 320 до 367 рублей (включая НДС), плюс увеличились нормы потребления с 1,7 кубометра на человека в год до 2,2.

В административных центрах районов норма потребления составила 1,8 куб.м, в сельских поселениях — 1,5 куб.м.

На сайте регоператора «Эко-Альянс» опубликован образец договора.

Если сложную формулу переводить на общечеловеческий, то во Владикавказе за одного прописанного человека вместо сегодняшних 45-48 придется платить около 67 рублей, в других городах 55 (за исключением Моздока), а в селах почти 46.

Интересно, что по данным Общероссийского Народного фронта, Северная Осетия оказалась в числе регионов с самым низким нормативом выбросов ТБО на человека: 0,14 м.куб. в год для многоквартирных домов и 0,15 для индивидуальных домохозяйств [для сравнения: Башкирия — 2,6/3,7 м.куб., Москва — 1,45 м.куб., Кабардино-Балкария — 3/3,3 м.куб].

***

Азамат Тотиков — директор «Завода по переработке промышленных и бытовых отходов», что на Гизельской трассе неподалеку от мусорного полигона, считает повышение стоимости необоснованной.

— Почему тариф должен вырасти? Увеличилась стоимость транспортировки или захоронения мусора? И самое интересное, что абсолютно ничего не поменяется — мусор будет вывозиться и утилизироваться точно так же.

Здесь надо сделать небольшое лирическое отступление. В Осетии сложилась уникальная ситуация, малоизвестная рядовому пользователю: переработкой городского и частично мусора Пригородного района занимается завод Тотикова. Предприятие работает за счет реализации вторичной продукции, получаемой в результате переработки отходов.

Как утверждает Тотиков, Северная Осетия — единственный регион в России, работающий по такому «частно-государственному» принципу.

Уникальность ситуации руководитель предприятия объясняет социальной сознательностью:

 — Мы работаем без тарифа на обработку. В республике платеж идет только за сбор [мусора] и перевозку. Мы сознательно отказались от тарифа, чтобы это не ложилось лишним грузом на плечи населения. Поэтому научились зарабатывать от реализации вторичного сырья. Уверяю, что в России такой схемы нет нигде. А в других регионах оплачивает население — сбор, транспортирование, обработка входят в тариф. У нас население платит только за транспортировку.

Весь городской мусор свозится на завод Тотикова. Из мусора тщательно извлекается самое ценное — пластиковые бутылки, стекло, алюминий, а «хвосты» отправляются на свалку.

По словам Тотикова, тщательная обработка позволяет снизить изначально поступающее количество мусора до 25%.

— Так как у нас нет тарифа, наша задача «достать» все максимально. Примерно 75% мусора мы перерабатываем, а хвосты, причем, спрессованные, отправляем на полигон. Кроме того, полигон от нас на расстоянии почти километра по очень плохой дороге. Они заезжают к нам, разгружаются и уезжают, экономя и время и запчасти. То есть бремя перевозки тоже берем на себя.

Другое распространенное заблуждение — свалка горит из-за мусороперерабатывающего завода.

Тотиков категорическое опровергает слухи об участии в ароматерапии, которая долгие годы радует многие районы Владикавказа.

 — За содержание и эксплуатацию полигона отвечает администрация города. Мы никакого отношения к горению мусора не имеем. Наоборот, мы в разы уменьшаем количество мусора, перерабатывая до 75%, без нас свалка была бы в несколько раз больше и горела бы сильнее. У нас просто физически нет печей, сжиганием мусора мы не занимаемся. Любой может приехать и посмотреть. Что касается проблемы с запахом, полигон надо правильно и регулярно отсыпать. Но это происходит редко, когда начинает гореть невыносимо сильно. Да и кто будет заниматься, если на огромную территорию у них только одна машина? Хотя деньги нужны не такие и большие.

Действительно, на заводе печей не обнаружено. На трех сортировочных линиях круглосуточно в две смены трудятся до 150 работников. Работники из Средней Азии — местные не соглашаются на грязную работу.

 Средняя зарплата около 20 тысяч. На каждого работника приобретен патент, поэтому с точки зрения налогов мусорное предприятие чистое, отмечает Тотиков.

Во время недавней пресс-конференции премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что «в России на сегодняшний день утилизируется лишь 10% отходов», а остальное отправляется на свалки.

— Нам нужно научиться с этими свалками бороться так, как это делают в Европе, где утилизация достигает 70–80%. Это большие деньги, это инвестиции, это большой бизнес, который заключается в том, что надо не зарывать это все, а перерабатывать, утилизировать переработкой, — наказал премьер.

По сути, во Владикавказе переработка происходит в семь раз лучше общероссийского уровня. И если частник работает эффективно, то государство в виде муниципалитета не справляется с задачей содержания полигона. В итоге мы получаем тлеющую свалку и невыносимый запах, распространяющийся на половину Владикавказа.

***

Задаю логичный вопрос — почему налаженный бизнес Тотикова не принял участие в конкурсе на определение регионального оператора?

— Мы тоже пытались участвовать в конкурсе, но условия были неприемлемы — в тендере попытались навязать строительство каких-то объектов, что законом вообще не предусмотрено. Мы бы в принципе не волновались, де-факто все работает: обработка, утилизация, захоронение. За транспортирование отвечают «муниципалы». Сейчас просто добавили юрлицо, которое будет зарабатывать деньги. Региональный оператор в принципе не нужен, но так решили в Москве. Это просто увеличение тарифа.

 Писали и в Антимонопольную службу, и, как водится, Битарову. Но глава республики не оценил успехи частного бизнеса.

— Возможно, в правительстве не вникают в ситуацию. Я слышал, что Битаров выражал недовольство нашей работой. Передавали, что и Майран Тамаев (министр ЖКХ, бывший заместитель главы АМС Владикавказа) говорил, что завод плохо работает. Не знаю, откуда появляются такие слухи, но это невозможно. Нам просто невыгодно не работать, мы живем за счет получения вторичного сырья, так как население освобождено от уплаты за переработку. То есть информация или специально доносится искаженная, или нет желания погружаться в тему, или существует некая заинтересованность.

Зато появляются претензии от проверяющих. Недавно прокуратура даже пыталась остановить работу завода.

— Мы, наоборот, природоохранное предприятие, это ведь все понимают. Но нам придумали выбросы. А у нас не может быть выбросов, потому что нет процесса сжигания вообще.

Региональный оператор — требование федерального законодательства, и избежать появления новой структуры невозможно. Но почему повышается тариф, если по сути ничего не изменится — муниципальное предприятие будет доставлять мусор Тотикову, который после переработки отправит хвосты на полигон. Деятельность регоператора заключается лишь в «регулировании» системы.

Может, республиканские власти вдохновились обещанием построить новый мусороперерабатывающий завод и полигон (старый, помимо того, что регулярно тлеет, практически заполнен)? Во время совещания в АМС Владикавказа учредитель «Эко-Альянс» Магомет Газдаров уверял, что планируется «строительство полигона для строительного мусора с дальнейшей переработкой, выделено 20 га рядом с действующей свалкой и средства на строительство еще одной линии сортировки отходов».

Однако Тотиков уверен, что речь идет о бутафории.

 — Конкретики нет. Их представитель заявлял, что хорошо было бы поставить на полигоне какие-то мобильные сортировочные центры. Я, как специалист, заявляю, что это бутафория.

 В территориальной схеме обращения с отходами, разработка которой обошлась республике в 5 млн, фигурирует ряд бизнес-планов. В частности, под красивым названием «Технопарк «Зональный центр по обращению с отходами. Полигон ТКО. Мусоросортировочный комплекс» есть подробное описание оборудования, которое собираются приобрести.

tablitsa-musor

Из основного оборудования — две мусоросортировочные линии по 1,5 млн каждая и два пресса за 210 и 230 тысячи рублей. Планируемая мощность — 72 тысячи тонн, а итоговая стоимость мусороперерабатывающего завод и полигона составляет 54 млн.

Обратимся к опыту других регионов. В Ставрополе мусоросортировочный комплекс мощностью 80 тысяч тонн обошелся в 289 млн. В Московской области завод (мощность 450 тысяч тонн) стоил 3,5 млрд. В Ростовской области (250 тысяч тонн) — 840 млн. Каким образом в Осетии собираются построить современное мусороперерабатывающее предприятие за 50 с лишним миллионов, совершенно непонятно.

Неясно и то, как предприятие при заявленной мощность в 72 тысячи тонны будет справляться с мусором со всей республики, ведь только во Владикавказе ежегодно появляется 300 тысяч тонн отходов.

К слову, собственный завод Тотиков оценивает в 400 млн и уверяет, что может справиться с любым объемом мусора.

 — Только один пресс из Щвеции нам обошелся в 20 млн. А в проекте, который прописан в территориальной схеме, стоимость пресса составляет 210 и 230 тысяч, то есть в 85-95 раз дешевле. Здесь даже комментировать ничего не нужно, цифры говорят сами за себя. По сути, это ручной, малоэффективный пресс, который никак не сможет справляться с огромным объемом работы. И так можно пройтись по многим пунктам. Такое ощущение, что если что-нибудь и построят, то это будет для отвода глаз, чтобы показывать какую-то работу и собирать платежи.

 По словам Тотикова, представители нового регионального оператора предлагали наладить «сотрудничество».

— Нам пытались предложить «сотрудничество» — не мешайте стать регоператором, будем вместе работать. То есть они будут мусор привозить, а мы работать, но прибыль делить пополам? Я с ними делится не буду. Они говорят — отходы наши. Я говорю — это не отходы, а вторичное сырье — результат моей деятельности. Кроме того, мусор и так привозит «Спецэкосервис». Если бы еще был пример, чтобы они («Эко-Альянс») хорошо поработали. Они заявляют, что работали в Курской области, в городе Железноводске. Но это смешно выставлять за эталон какую-то маленькую линию в городе с населением 100 тысяч.

— По сути, создается ненужный буфер, который вызовет удорожание услуги для населения?

— В республике думали, что придет богатый инвестор с миллиардами и построит новый завод. Но он миллиарды у нас заберет, с населения. Что самое интересное, он и не обязан ничего делать. Это очередное юрлицо, которое будет регулировать. Оно совершенно не нужно.

***

У Азамата Тотикова чувствуется некая обида. Налаженную систему создавали годами, предприятие несет социальную функцию, но праздничных открытий с шариками никто не устраивал.

 — Вот, говорят об инвестициях, развитии бизнеса. А чем мы не инвесторы? Сейчас наше предприятие оценивается в 400 млн, 150 рабочих мест, налоги платим регулярно, работники зарегистрированы. И самое главное — людям наши услуги ничего не стоят, ведь мы на самоокупаемости. Такой системе можно только радоваться и всячески поддерживать. А получается наоборот.

Однако Тотикову предложили 35 рублей за тонну. Но он добровольно отказался от финансирования со стороны населения, направив письмо в Региональную службу по тарифам с просьбой работать за символическую 1 копейку.

001-1

Мусорная тема настолько актуальна в масштабах страны, что на ежегодной пресс-конференции Путина традиционно спрашивают про свалки. Исключением не стал и 2018 год:

 Мы десятилетиями просто сбрасывали мусор в яму, никто не занимался комплексной переработкой. Нужно ликвидировать незаконные свалки, выстроить целую индустрию переработки. Нужно, чтобы международный опыт был использован у нас в лучших его вариантах. Надо, чтобы заводы были качественные и эффективные, чтобы не экономили на фильтрах. Мы должны построить до 2024 года 200 перерабатывающих заводов. Не знаю, хватит ли этого, но хотя бы это мы должны сделать.

***

Под конец минувшего года появление регионального оператора обсудили и на заседании парламентского комитета по вопросам ЖКХ и строительной политике. Конкретики звучало мало, зато участники совещания сошлись в ожиданиях – обращение с мусором должно выйти на качественно новый уровень.

— Мы все проживаем в этой республике и видим, что если в населенных пунктах еще проводится систематическая работа по сбору и транспортировке мусора, то за пределами сел и городов обстановка удручающая. Десятки несанкционированных свалок, замусоренная территория вдоль автодорог, переполненные полигоны по утилизации мусора, их антисанитарное состояние — все это реалии сегодняшнего дня. Поэтому мы все возлагаем большие надежды на деятельность вновь созданных  организаций, — отмечал председатель комитета Эльбрус Бокоев.

Вице-премьер республиканского правительства Ахсарбек Фадзаев обозначил главную трудностьзахоронение отходов.

— Рост тарифа неизбежен, но он обоснован и минимален, — считает Фадзаев и подчеркивает, что даже «с учетом незначительного повышения, цена остается одной  из самых низких по стране – 60-70 рублей с человека».

Незначительное повышение», к слову, составит порядка 40%.

Министр ЖКХ, топлива и энергетики республики Майран Тамаев согласился с мнением, что закрытие старого полигона и создание нового – основной камень преткновения.

— Мы сегодня говорим не о свалке, в нашем обычном представлении. Мы говорим о полигоне – это современные технологии работы без запаха, без дыма и прочих вредных воздействий. Наконец, полигон — это и есть экология сегодня, но людям трудно это объяснить, — философски заметил Ахсарбек Фадзаев.

logo_gradus_newЧто именно «трудно объяснить людям», не совсем понятно. Для людей достаточно отсутствия смрада со свалки, которая покрывает половину Владикавказа, и приемлемый для кармана тариф на вывоз мусора.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Какой инвестор придет в регион, где толком не могут распечатать QR-код

Токсичные отходы хвостохранилищ Северной Осетии как экологическое бедствие

18.07.2019

Во Владикавказе прошел дипломный спектакль студентов 4 курса актерского отделения факультета искусств «VI персонажей в поисках автора»

Возрожденная «Алания» проиграла дебютный матч

Министр имущества про разрушающиеся объекты, участки для многодетных и нехватку пастбищ

За предпринимателями денно и нощно начал следить «большой брат»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: