Депутаты на проводе

31.08.2017 Gradus Pro

Партии призвали на помощь робота с женским голосом

Жизнь порой подбрасывает ситуации, которые нельзя молниеносно причислить к тупиковым, но в том, что они нелогичны и малообъяснимы с точки зрения здравого смысла сомневаться не приходится.

На носу выборы в Парламент Северной Осетии и, безусловно, есть большой интерес к тому, кто, как и за кого проголосует, и все решится 10 сентября.

Когда заранее раскручивают маховик изучения общественного мнения, причем далеко не лучшим способом, становится явно не по себе. Обычный день на минувшей неделе, напряженная утренняя езда по городским запруженным улицам. Звонок на мобильный телефон с номера 8-8672-40-31-06. Каким-то невероятным образом удалось найти щель, припарковаться,  чтобы ответить и не рисковать конфликтом с ГАИ. Услышал в трубке заранее записанный женский голос и ощутил попытку организовать диалог: «Здравствуйте! (Пауза). Вы согласитесь ответить на несколько вопросов? Это займет не более двух-трех минут (Пауза).  10 сентября состоятся выборы в Парламент Республики Северная Осетия-Алания. Скажите, Вы собираетесь принять участие в голосовании? Варианты ответов – «Да», «Нет», «Затрудняюсь ответить». (Пауза). Если будет принимать участие в выборах, то за какую партию будете голосовать»…

Далее пошло перечисление названий, которое почему-то ограничилось «Единой Россией», «Справедливой Россией» и зависящей от решения Верховного суда КПРФ. Остальные политические силы просто определили в категорию «какая-либо другая партия». Пришлось отключиться, причем, без всякого сожаления за столь некорректный шаг в отношении неведомого мне автомата.

Первоначально, прежде чем тронуться в дальнейший путь, порывался перезвонить и высказать свое искреннее возмущение по поводу того, что респондента или собеседника в моем лице нужно в первую очередь  уважать, а не разговаривать каким-то металлическим голосом. Но тут неожиданно возник другой более важный вопрос: а почему они такие бедные?

Они – это те структуры, партийные или околопартийные, которые посчитали возможным, как говориться, «вставить свои пять копеек» в такую сложную сферу, как изучение людских настроений накануне выборов. Наверное, на  умном языке это называется мониторинг электоральных  предпочтений или симпатий.

И сразу пошли версии по поводу скудности идей и бедности исполнения. Первая — бедные, оттого что жадные. Вторая версия —   жадные оттого, что ленивые. Третья и заключительная — ленивые оттого, что хотят мало вложить и много получить. Вероятно, кто-то в спешке, попутал бизнес с научным подходом.

Всегда позиционируем Северную Осетию как регион с высоким исследовательским и научным потенциалом, но как ни странно, за десять дней до выборов не удалось лицезреть сколько-нибудь приличного социологического исследования, способного охватить, по меньшей мере, 2500-3000 респондентов.

Подобный опрос нужно было проводить с большим охватом, открыто публиковать результаты, пусть даже для кого-то неприятные, нехорошие и неожиданные. На то и существует партия, действуют ее штаб, лидеры, активисты и аналитики, которые на основе выкладок говорят с людьми, убеждают, рассказывают, агитирует, обозначают узкие места в законодательстве и знают, как их устранить. Это и есть смысл политической борьбы и одновременно борьбы за голоса избирателей.

Трудно  объяснить, почему партии, рвущиеся в североосетинский парламент, не смогли «вскладчину» набрать определенную сумму и пригласить со стороны серьезную структуру для проведения качественного опроса избирателей, если не доверяют местным специалистам. У  нас же подчас превалирует тренд об «отсутствии пророка в своем отечестве», нам «легионера» подавай или «варяга» с интересной автобиографией!

Полагаю, что экспертами могли бы выступить люди, которые знают избирательный процесс еще с советских времен. А ведь хочется понастальгировать из-за того, что за некоторых персон даже гордость берет, и по сей день не отпускает.

К примеру, еще лет 30 назад, когда чувствовалось дыхание перестройки, гласности, ускорения и нового мышления, Северную Осетию в Верховном Совете СССР представлял не кто иной, как союзный министр электронной промышленности Владислав Колесников. И тогда директора наших оборонных предприятий вошли в необъявленный и жесткий клинч друг с  другом: каждый очень хотел, чтобы кандидат в депутаты пришел именно на  его завод и поговорил с рабочим коллективом.

Победу одержал «Бином», ведомый профессионалом Алексеем Цегоевым, и после избрания министр, как и обещал, открыл возле указанного завода первый в республике фирменный магазин по продаже и гарантийному обслуживанию видеомагнитофонов. Так выполнялся полученный от избирателей наказ, и это было посерьезней, чем нынешний асфальт во дворе, лавочки и детская площадка по тендеру, за появлением которых так внимательно следит «Единая Россия».

Все это в прошлом, так что эксперты, которые могут проследить эволюцию избирательного законодательства, у нас есть, но их никто не привлек к работе, а жаль.

Таким образом, вместо сбора финансовых средств от политических партий на серьезное исследование, получения объективной оценки, прямо скажем, гласа народа, получилась заурядная «партизанщина» с минимум вложений и дешевой тактикой: организовали телефон, каким-то чудодейственным способом изыскали базу данных, и «пошла писать губерния».

Кстати, в том самом «разговоре» с роботом с приятном женским голосом так и подмывало спросить: а откуда, у вас, девушка, номер моего мобильного телефона. Но смысла выяснять не было, потому как на том конце провода программа не распознала бы вопрос.

Раз не получили «глас народа» на научной и приличной основе, велик шанс получить его непосредственно 10 сентября, причем максимально приближенный к реальности и почти в режиме он-лайн. Называется действо модным заморским словосочетанием «экзит-полл». Как правило, роль опрашивающих выполнят молодые люди, преимущественно студенты, и естественно, кто-то их рекрутирует – главное, чтобы платил достойно и честно.

Согласно годами отработанной технологии, цифры с трудом полученные во время опроса избирателей на выходе с участков, подлежат нещадной корректировке в штабе партии и публикуются в открытом доступе по принципу, кто, где и как сможет.

Ситуация прямо скажем непростая, и оттого двойственная, и законодательно неурегулированная – ведь при большом желании и действительно дословном прочтения лозунга «За  честные выборы» можно утверждать о том, что оглашение данных «экзит-полла» является элементом давления на умонастроения избирателей, которые еще не проголосовали, но собираются «выбрать достойное будущее».

А с другой стороны, если не публиковать результаты такого опроса, то кому они нужны после 20:00, когда избирательные участки закроются, или  на следующее утро? То, что результаты «экзит-поллов» никогда не совпадали с данными ЦИК Северной Осетии вряд ли стоит оспаривать, порой расхождения были процентов на 15-20 или 25%, в зависимости от претензий самой партии и руководителя штаба.

Неужели и здесь опять «партизанщина»? Видать, это кем-то ангажированная спутница наших выборов, от  которой никуда не деться.

В информационном плане избирательная кампания, как и ожидалось, выглядит совсем не ярко, и виной тому отсутствие одномандатников, и вообще отсутствие каких-либо интересных поводов, хотя бы для дискуссий на уровне обывателей.

Хотя во время предыдущих кампаний неизменно что-то и случалось, порой забавное, на грани смыслового фола. К примеру, 5 октября 2011 года, примерно  за два месяца до выборов в Государственную Думу, лидеры  региональных отделений четырех политических партий подписали соглашение «За честные выборы». Наверное, инициаторам подписания такого документа не хватало жестких рамок избирательного законодательства, хотя нельзя исключить желания лишний раз «пропиариться». Документ своими подписями скрепили: представители «Единой России», «Справедливой России» и КПРФ. Только в нынешнем году флагманские партии почему-то проигнорировали митинг с аналогичным названием, организованный обиженными «Коммунистами России» и поддержанные ЛДПР, «Патриотами России» и «Альянсом зеленых».

А если по большому счету, то подписание шесть лет назад соглашения о честных выборах равносильно следующей картине: родителей дерзкого 13-летнего мальчишки, находящегося на учете в инспекции по делам несовершеннолетних, заставляют подписывать документ о том, что их чаду надо чтить Уголовный Кодекс, а особенно те статьи, где ответственность за совершенные преступления наступает с 14 лет. И как вообще расценивать отсутствие соглашения о честности от ведущих партий в нынешнем году? Неужели осознали абсурдность документа? Или просто решили не обнадеживать народ несбыточными обещаниями?

Автор Сергей Кудзиев

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Архитекторы красиво отфотошопили Владикавказ, предложив радикально перестроить центр города

Агентство развития Северной Осетии представило первого реального инвестора, подготовило площадки для инвесторов «под ключ» и пообещало бороться с «откатами»

20.11.2017 Gradus Pro

Нина Газзашвили боится, что аварийный дом обрушится ей на голову

На Совете парламента яростно поспорили о налогах, защитили борцов с коррупцией и поддержали субсидию на лекарства

16.11.2017 Gradus Pro

Осетия и Италия договорились крепко дружить бизнесами

Бизнесу предложили искать кадры смолоду, а учебным заведениям «точить» молодежь под бизнес

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: