Детское право

Лечить бесполезно, надо защищать — это не медицинское заключение для 61 ребенка из бывшего общежития на улице Доватора. Именно столько детей живет в доме, признанном проверяющими службами непригодным для проживания. Из них 11 инвалиды, 6 болеют туберкулезом. Получается, каждый 4 ребенок в доме тяжело болен. У остальных бронхиты, воспаления легких, бронхиальная астма — здоровых детей в доме на Доватора нет. Родители, которые, как и дети, страдают от бронхо-легочных заболеваний, уверены, что все болезни — от ветхого дома, в подвале которого вода, а на стенах плесень. Ремонту этот дом не подлежит и не пригоден для проживания — на что тоже есть заключение проектного института — подвал подтапливается грунтовыми водами, а стены и перекрытия полностью поражены грибком.

Споры вокруг этого дома ведутся уже не первый год. Несмотря на вмешательство депутатов североосетинского парламента и представления прокуратуры, администрация Владикавказа не расселяет людей. За это время в доме двое уже умерли от туберкулеза, мама и дочка Марина и Милана Качмазовы заболели этой болезнью и вместе лежат в туббольнице. А у другой жительницы дома Лианы Макоевой, у которой у самой рак дыхательных путей, у старшего сына открытая форма туберкулеза, и такой же диагноз у полуторагодовалой внучки, которая уже три месяца в больнице.

Теперь жильцы этого дома решили обратиться за помощью в проект Русфонда «Правонападение».

Отдельный детский правозащитный проект Русфонда «Правонападение» существует уже третий год.

Российский фонд помощи переходит в наступление, — написал в 2010 году спецкор фонда и руководитель проекта Валерий Панюшкин. — Больше десяти лет мы в Русфонде занимаемся сбором средств на лечение тяжелобольных детей. И по роду нашей деятельности регулярно сталкиваемся со случаями нарушения прав ребенка. Мы решили, что должны не только собирать детям деньги на наилучшее лечение, но и защищать их права. Отныне мы будем не только предавать гласности обнаруженные нами случаи нарушения прав ребенка, не только обращать внимание властей на нарушения прав ребенка, но и подавать судебные иски против людей, виновных в нарушении этих прав.

Чиновник минздрава дает понять, что сбор благотворительных пожертвований на лечение ребенка представляется нецелесообразным. Чиновник соцзащиты отвечает, что нецелесообразно отдать под опеку родным сироту. Другой чиновник волюнтаристским своим решением перенаправляет ребенка, готовящегося к операции с использованием самого современного оборудования в недорогой клинике, в дорогую клинику, где оборудование используют устаревшее. Таких случаев по России сотни. Может быть, тысячи.

Всякий раз страдает конкретный ребенок. Конкретная девочка не получает наилучшего лечения, несмотря на то, что подписанная Россией в 1990 году Конвенция о правах ребенка признает за каждым ребенком право именно что наилучшее лечение получать. Конкретный мальчик живет в детском доме, вместо того, чтобы жить с любящими родственниками, несмотря на то, что Конвенция о правах ребенка признает за ребенком именно что право выбирать, где он хочет жить.

И всякий раз в страданиях конкретного ребенка виноват конкретный чиновник, милиционер, врач, воспитатель – конкретный человек, который по долгу службы должен действовать в интересах ребенка, но вместо этого с коррупционными ли целями или просто от лени интересами ребенка пренебрегает. Всегда есть конкретный человек, виновный в нарушении прав ребенка и способный ответить за это не только перед своей совестью, но и в суде.

Фактически этим должны заниматься уполномоченные по правам ребенка при президенте РФ и главах субъектов Федерации. Они и занимаются, будучи назначенными властями, подотчетными госчиновникам, зависящими от политической конъюнктуры. «Правонападение» своего рода общественный и, главное, независимый уполномоченный по правам ребенка, ведущий свою деятельность на благотворительные пожертвования, то есть на средства, собранные частными лицами, гражданами, неравнодушными к судьбам детей.

— Этот проект уникален, — говорит Валерий Панюшкин. — Во-первых, потому что судебные иски о нарушении прав ребенка подавались в России и прежде, но они подавались, как правило, от имени государства против частных лиц и никогда – от имени общества против государственных чиновников. Во-вторых, потому, что правозащитные организации существовали в России и прежде, но финансировались государством или международными фондами и никогда не финансировались частными российскими гражданами. Фактически наш проект дает каждому гражданину России возможность в меру сил лично участвовать в защите прав российских детей.

«Правонападение» придает гласности каждый случай нарушения прав ребенка и готовит судебный иск по каждому такому случаю, если родители дают на это согласие. Юристы, сотрудничающие с проектом, ведут каждое дело от районного суда до, если понадобится, Страсбургского.

В Северной Осетии дети и их родители, в случае нарушения их прав, могут рассчитывать на помощь Русфонда, сотрудников «Правонападения» и всех неравнодушных людей, на благотворительные пожертвования которых проект успешно создан и продолжает свою правозащитную деятельность.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Новый питомник для собак на ул. Пожарского 46 — большая заасфальтированная площадка с вольерами в количестве 100 штук

или почему Прокуратура избирательна в защите прав людей на воду

Икаев и Фарниев не определились, на каком берегу Терека находится мэрия, но попытались разобраться в причинах недавнего обезвоживания Владикавказа

21.02.2021

Реконструкция Проспекта Мира завершится в конце ноября

19.02.2021

История Аслана Карацева, который сенсационно вышел в полуфинал Australian Open

17.02.2021

Тимур Хубаев PRO изжившие модели управления и новую осетинскую экономику

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: