Дежавю

Или о том, как в одном Янтарном дворце прошлое наслоилось на настоящее и постучалось в будущее

Перед самым знаменательным событием медиафорума в Калининграде — встречей с Владимиром Путиным — журналистов, съехавшихся буквально из каждого региона страны, расфасовали по автобусам и с помощью гида показали славный город Калининград.

Интересно, что самый «европейский» город России с историей почти в восемь сотен лет до боли напоминал родной Владикавказ. Скорее всего, дело в небольших размерах и типичной для многих городов России застройкой. Но постойте, это же древняя немецкая крепость?

Калиниград vs Königsberg 

Да, это так, но от старой застройки в центральной его части мало что осталось, а то, что демонстрируется туристам, ничто иное, как новодел и имитация. Иными словами, ковровые бомбардировки британской авиации сделали свое дело, хотя окраины и сохранились достаточно хорошо.

Говоря об окраинах… Проезжая мимо крепостных стен и зданий средневековья, дух старого города не ощущается, так как рядом со стариной соседствуют не лучшие образчики новизны, например, унылые бараки рынка со всякой всячиной от спецовок до рыболовных снастей. Старое спорит с новым, новое портит старое и гармонии между ними нет. Знакомая история, не правда ли?

Еще одна знакомая нам всем история связана с немецкой кирхой. В Калининграде одна из них, как и во Владикавказе, была отреставрирована силами меценатов, и теперь в этом здании нередко проводятся симфонические концерты. Правда, если у нас вся фишка в филиале Мариинского театра, то в Кенигсберге «фишка» в самом крутом органе России.

Вообще в самом западном городе страны кирх много, и судьбы их достаточно необычны. На старости лет они вдруг стали православными храмами. Мудрствовать не стали и их просто осветили, на этом переквалификация и окончилась. Сей факт особо никого не смутил, хотя лично мне это показалось достаточно странным. Логичнее не делать из культурного объекта другой конфессии свое святое место. В конце концов, есть немало светских методов использования свободных зданий, хотя здесь могут быть разные мнения.

Несмотря ни на что, Калининград, безусловно, имеет куда больший туристический потенциал, чем Владикавказ. И по словам нашего гида, власти города многое делают в последние годы для того, чтобы сделать Königsberg  привлекательным для приезжих. Может, поэтому старое название так часто мелькает то тут, то там, хотя имеется негласная борьба против всего немецкого.

Вот что можно было бы позаимствовать у Калининграда, так это подход к реставрации исторических зданий. Город отдает свои сокровища в частные руки, но при условии сохранения и восстановления изначальной стилистики и аутентичного образа. Так, целый ряд старых жилых домов получил вторую жизнь, и теперь их гордо демонстрируют туристам.

Примечательно, что Калининградская область — единственное место в мире, где налажена промышленная добыча янтаря. Неудивительно, что все сувениры здесь так или иначе связаны с ним: от магнитиков и небольших фигурок до мыла и кремов. Под конец восторг при виде окаменевшей смолы сменяется равнодушием. Передозировка янтарем, наверное, частая причина бегства слабовольных туристов.

Ждуны, президент и Галка

После краткой экскурсии и похода в Рыбную деревню, нас, наконец, привезли во Дворец спорта, конечно же, «Янтарный», где должна была произойти наша встреча с президентом. Вообще, учитывая уровень важности персоны, мы думали, что проверять будут долго и с садистским пристрастием. Возможно, все дело в хорошей подготовке и предварительной аккредитации, но прохождения через один металлоискатель и осмотра карманов оказалось вполне достаточно.

Для сравнения, перед встречей с Рамзаном Кадыровым несколькими месяцами ранее пришлось пройти два металлоискателя с тщательным досмотром личных вещей, хотя списки гостей также заранее составлялись. При этом нахождение в коридоре более одной минуты уже вызывало у охраны подозрения. Здесь же, в коридорах, стоять можно было сколько угодно.

Мы и стояли. Иногда сидели, иногда пили чай. Ждать Владимира Владимировича пришлось куда дольше, чем Рамзана Ахматовича — 3-4 часа. Вообще, ожидать президента три часа — это прям по-божески: куда более почетные лица порой ожидают главнокомандующего куда дольше.

Отличным развлечением в ходе ожидания стали разговоры с искусственным интеллектом. Робот Галина, которая любовно сама себя называла Галкой, рассекала по начищенным полам, сверкая белоснежными боками из высококачественного пластика. На груди у нее голубел экран с символикой форума, а в глазах голубел искусственный ум. Последнее приводило к постоянному образованию толп фанатов региональных журналистов. Все жаждали селфи! В какой-то момент утомленная Галя решалась покинуть плотную толпу фанатов со словами «Опять селфи!»

Но многие не просто жаждали сфотографироваться, люди хотели поговорить о жизни с искусственным разумом! Коллегам в какой-то момент не повезло, Галя сказала, что она заряжается и прекратила отвечать на все вопросы.

Наша коллега Алина Алиханова попросила Галку передать привет Северной Осетии и поинтересовалась: «Что ты думаешь о Главе нашей республики Вячеславе Битарове?» Машина задумалась на несколько секунд и ответила — «Хороший мужчина». Алиханова решила перепроверить информацию: «Ты уверена?» Искусственный интеллект подтвердил свое мнение.

Правда, потом оказалось, что разум робота не такой уж уникальный. Под личиной милой Гали скрывался парень с ноутбуком с готовыми шаблонными ответами, на особо сложные вопросы ответы набирались вручную. Это несколько снизило уровень восторга.

Стул для Путина

Примечательно то, как осуществлялась рассадка участников. Метод моей мамы «первой придешь и сядешь, где захочешь» был полностью исключен. В заранее подготовленный зал запустили не толпой, а заводили по одному. Сначала рассадили нижние ряды — тех, кто либо должен был задать вопрос, либо нужен был для создания яркой телевизионной картинки.

Выбор костюма для меня оказался судьбоносным — бирюзовый цвет усадили в первом ряду через три стула от серьезного и подозрительно посматривавшего мужчины из охраны — как оказалось впоследствии, он грел место для президента.

Говорят, определенную роль на расстановку «лиц» по залу влияла и этническая принадлежность, чтобы в кадре могли оказаться люди разных национальностей. Но последнее, скорее, является домыслом, хотя, судя по кулуарным разговорам, смотрели на все, даже на рост и телосложение.

Лицом к лицу

После того, как ключевые места в зале были заняты, ряды заполнил остальной народ. И после этого потянулись минуты очередного томительного ожидания. Возник Путин перед нами почти неожиданно, когда люди уже успели погрузиться в ленивое нетерпение. Он спустился по лестнице, все похлопали. В голове сместились и соединились воедино телевизионный образ и реальность. В жизни президент выглядит не столь внушительно, в остальном все как на голубом экране.

Каждый второй в зале, конечно, с нетерпением ожидал вопросно-ответной части. Кому-то повезло, и их вопросы уже предварительно были отобраны. Их задали в первой части встречи с президентом, остальные ждали возможности, в том числе и представители Северной Осетии. Однако нам не рекомендовали слишком уж активно демонстрировать свое желание спрашивать. Хотя, как показала практика, это могло быть эффективным.

Я сидела на первом ряду, но, как оказалось, люди на первом ряду редко задают вопросы и рук не тянут. Хотя сейчас правило активно нарушалось — коллега рядом со мной активно трясла рукой, что, впрочем, не особо ей помогло — Владимир Владимирович в нашу сторону и не смотрел.

А вот коллега за нашей спиной свой шанс не упустила, выкрикнув что-то вроде «Пожалуйста, у меня очень важный вопрос!» Стратегия «Можно я», как в начальной школе, сработала: президент обратил внимание на эмоциональные возгласы и разрешил задать вопрос. В эфире самую громкую часть обрезали, остался лишь сам вопрос, который касался поддержки СМИ для детско-юношеской аудитории.

При этом сам вопрос, который мог бы быть куда лаконичнее, превратился в длинную тираду-размышление о том, что нам необходимо финансово поддерживать детские передачи, журналы и газеты. Путину ничего не оставалось кроме как согласиться — к длинному выступлению журналистки мало что можно было бы добавить.

Еще один эффективный способ задать вопрос — написать слово-маркер на листе бумаги и трясти им как плакатом. Впрочем, и это не всем помогло. Оно и понятно, желающих задавать вопросы было много, а отвечающий на них был всего один.

В целом формат общения показался слишком формализованным. Спикеры по периметру в лице именитых журналистов задававшие тон всего общения, установили определенные рамки — предисловие и вопрос, предисловие — вопрос и по большей части имели привязку к посланию Путина, которое ранее на форуме активно препаривалось со всех сторон. И главное, вопросов было задано мало.

Хотя из года в год вопросы, как и ответы, особо не меняются. Вот и у Путина возникло дежавю. В самом начале встречи кандидат в президенты России справедливо заметил:

— Куда бы ни приезжали, везде одна и та же обстановка. В любом городе. Как будто и не уезжали никуда.

И не поспоришь.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Слухи о выходе владикавказцев в премьер-лигу оказались преувеличены

22.06.2018 Gradus Pro

Для премьеры рубрики «Кривое зеркало» мы выбрали весьма почетную новость — Северная Осетия оказалась на 6 месте в России по росту зарплат

22.06.2018 Gradus Pro

Инвалиду в Северной Осетии не дают жизненно важные лекарства

Если бы за создание комиссий платили комиссионные, наша Осетия бы стала сказочно богата

Народ жалуется царю на нерадивых бояр и плохие дороги

19.06.2018 Gradus Pro

Ставка на качество и приятные бонусы

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: