Дочки-матери

Кто-нибудь знает, излечим ли детский шопоголизм? И если нет, то можно его хотя бы приостановить на время? Сейчас три часа ночи, а я вдруг поняла, что мне совершенно нечего надеть. Но это не страшно. Страшнее всего, что надеть нечего моей трехлетней дочери. Я выхожу в интернет и открываю любимый сайт, где круглосуточно  продаются милые детские вещички. Я бужу мужа, (и честь ему и хвала), он вполне себе цензурно интересуется, что случилось. Я спрашиваю его, какой свитерок выбрать: с Машей или с Микки Маусом. По его взгляду понимаю, что надо брать оба, причем срочно.

Оказывается в большом шкафу в прихожей, где когда-то мирно уживались шубы да пальто, может поместиться много-много массы для лепки, несколько наборов для вышивания,  песок для создания картин, холсты и краски, еще раз масса для лепки, формочки для барельефов, «волшебная фабрика мороженного», «фабрика тортов», и другие замечательные вещи.

Большая детская кухня умеет шуметь, и огонек на комфорке реально пылает. Я могу очень долго смотреть на эту красную лампочку и перебирать пластмассовые кастрюльки. И в эту минуту меня интересуют всего лишь один вопрос: «Есть ли у нас запасные батарейки»?

Я целый месяц не могла себе простить, что не знала, кто такой Фёрби. А потом набралась наглости, и, пряча глаза от неловкости и стыда, постучалась на странички Мадины Сагеевой и Дзантемира Тырысаева в Фейсбуке и спросила. Добрые люди подробно разъяснили мне, кто он и откуда. Правда, потом они еще долго спорили, чей Фрисби круче, и у кого глаза ярче светятся. Но у Дзантемира в рукаве был припрятан  козырь. Он выложил фотографии очаровательной коллекции Лалалупси.  Я ушла плакать на кухню, и, поедая мороженное, успокаивала себя тем, что в познании о Бэби Бон мне краснеть, точно не придется. Писающие, кушающие, поливающие цветы и даже пахнущие, они смотрят на меня из каждого угла. Но самая страшная героиня ночных кошмаров – это Анабель. Она лысая, и почему то похожа на старого негра. Однажды мой старший брат, сидя у нас за столом, попросил убрать эту куклу с дивана. Потому что по его словам, после каждого тоста в нем все меньше и меньше оставалось толерантности и терпимости.

На дочери Мадины Сагеевой я видела волшебное платье с умопомрачительной отделкой. Я рассматривала его и думала: так элегантно оно смотрится только на 5-летних красавицах, или трехлеткам тоже подойдет? Говорят, что Белла уже сама выбирает себе кавалеров в танцевальной школе и готова вступить в длительную полемику с соперницами о том, кому мальчишка больше подойдет по росту. Я не сомневаюсь, что побеждает Белла.

Племянница Эльбруса Дзабиева – героиня многих рассказов заботливого дяди. Но история с сумочкой заставляет смеяться всех моих друзей, которым я рассказываю об этом.  Пятилетняя модница почувствовала себя настоящей девушкой только тогда, когда Эльбрус купил ей сумку, в которой сидела плюшевая собачка.  «Йер  ӕцӕг  чызджы хуызӕн дӕн», — сказала малышка своему отражению.

У моей дочки такой собачки пока нет. И я считаю это большим упущением. Надеюсь, редактор расскажет мне, где они продаются.

Я уже несколько лет не была заграницей. Потому что не знаю, как моя девочка перенесет перелет. А без нее на море мне будет слишком жарко, и слишком холодно в любом городке Европы. Мне говорят, что баловать детей – значит портить их. Что лучшие воспитатели – это улица, запреты и чрезмерная строгость. Что пора отдать Раду в детский сад, и не разменивать свои таланты на блины, запеканки и шитье сумочек.

Однажды Эльбрус написал чудесный пост о бабушках. О том, что они перестали быть настоящими. Что им легче продлить молодость, при помощи салонов красоты и пластики, чем приблизить к себе внуков и остаться в их памяти. Слава Богу, моей дочери повезло. Ее бабули самые-самые.

Но что происходит с мамами? С завидным постоянством, близкие и не очень люди спрашивают меня о том, когда я начну каждый день ходить в офис, когда перестану скупать игрушки, когда снова начну ездить по стажировкам и семинарам, когда стану самой собой. Даже соседи из дальних подъездов, чьи имена я не припомню даже под пыткой, считают своим долгом узнать, а почему моя дочка не ходит в садик. И мне приходится отчитываться, объяснять, что я не так уж много работаю, что есть бабушки, которые всегда рядом. Что я сама  занимаюсь ее воспитанием и образованием, и моя дочка уже знает все буквы, прекрасно разговаривает и ходит в развивающую школу и на танцы. Неужели сегодня нельзя «работать» мамой?

Я честно хотела вылечиться от детского шопоголизма и преклонения перед этим трехлетним чудом. А потом у нас дома выключили свет. Муж уехал по делам на два дня, думая, что я  заночую у родителей. Но я осталась дома с ребенком. Ночью стало очень страшно. Свечек не было, а зарядка на телефоне предательски села. Радмира с серьезным видом спросила меня: «Мама, ты боишься?». Я не смогла соврать ей и сказала, что очень. Тогда она обняла меня, укрыла одеялом, и  рассказала мне сказку про Колобка…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
05.08.2020

Руководителя следственного отдела Владикавказа арестовали по подозрению в получении взятки

03.08.2020

Вячеслав Битаров заработал более 39 млн в 2019 году, почти на 6 млн больше, чем годом ранее

PRO задачи «Алании» на новый сезон, бюджет клуба и реконструкцию стадиона «Спартак»

28.07.2020

Руководитель Центра поддержки экспорта республики Бела Осипцова об особенностях осетинской внешней торговли

Бесхозные скотомогильники как предмет денежных споров и очаг сибирской язвы

25.07.2020

Скандальная реконструкция «треснувшего моста» привела ко второму уголовному делу

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: