Дорого-богато

Или почему нет пророка в своем Отечестве

Намедни, следуя в вагоне московского метрополитена, разглядывал простенький чертежик двух линий — Солнцевской и Большой кольцевой линии. И вдруг узрел в правом нижнем углу надпись, выполненную мелким шрифтом — «Задизайнено студией Артемия Лебедева». По ходу движения поезда вспомнил, что у нас почему-то повелось мелким шрифтом выделять то ли что-то тревожное, то ли что-то действительно ценное и важное, особенно с точки зрения сохранности собственного кармана.

А слово-то какое нашлось — «задизайнено», и его даже ни в одном поэтическом или песенном сборнике не встретить. Наверное, поэтому так и захотелось созвучное что-то подобрать, но ничего кроме «забанено» в плане рифмы на память так и не пришло. Хотя, по большому счету, «банить» нужно было раньше, и не было бы тогда всей этой скандальной истории, где Артемий Лебедев и его продвинутые сподвижники сподвиглись сваять логотип туристической Алании. По-другому и сказать, если увидеть результат их творчества.

Вообще, в плане создания символов и благостного позиционирования республики, как региона с большими рекреационными возможностями, совершенно непонятен прикол или тенденция ( а разницы между ними никакой) связанной с приглашением людей, то бишь специалистов со стороны.

Без излишнего пафоса и глубокого погружения в историю могу напомнить, что живописцем был Коста Хетагуров, а осетинская художественная школа, при всем ее провинциальном происхождении, на задворках настоящего искусства не пребывала!

ossetia-logo

И тут на тебе — «выписали» Артемия Лебедева, который в свою очередь выписал нечто. Кстати, слова «нечто» и «ничего» по-английски звучат одинаково — «nothing». Проще говоря, а зачем нам нужен был Артемий и его подельники, когда своих дизайнеров и художников некуда пристроить? Неужели никто не знал о том, что его студия застолбила свой имидж в столичной подземке?

Итак, что мы имеем в плане узнаваемого и легко читаемого бренда? А что бы вы хотели иметь, когда «логотиписта», длительное время окопавшегося в столичном подземелье, вытащили на белый свет и отправили к искрящимся от снега горным вершинам? Оказывается пять лет Лебедев сотоварищи взялись за ребрендинг московского метрополитена, и здесь удивляет один момент: каким образом можно ребрендировать букву «М», легендарную для многих поколений? Долго не думали — убрали синее обрамление и положили в карман неприличное количество десятков миллионов рублей.

1482950960199330449

Вообще, глядя на эти очертания семи гор над надписью Осетия почему-то буква М мерещится. При таких трансформациях немудрено получить сплошные «гогоры» в перемешку с крапинками и пятнышками.

Правильно говорят — нет пророка в своем отечестве.

Для нашей республики это означает, что понадобился генплан развития Владикавказа, а работали над ним ростовчане. Десять лет назад генплан делали люди со стороны, взяв 50 млн. Как говорится, все «чин-чинарем», и по тендеру, хотя градостроительный документ толком и не заработал. И через десять лет, скорее всего, отдадим не меньше 100 млн за новый генплан от москвичей, питерцев или саратовцев, который придет на смену устаревшему. И останется лишь печально осознавать тот факт, что за 20 лет так и взрастили в РСО-А своих генпланеристов, хотя за 150 млн можно было где-нибудь на стороне переучить толковых выпускников архитектурно-строительного факультета СКГМИ.

Теперь свежий случай — оказывается, никто кроме московских специалистов, так и не способен провести замену изношенных лифтов на новые.

При такой монополии, заезжие спецы вволю покуражились над нашими пенсионерами. А кто дал право превратить наших бедных и больных людей в участников самой настоящей русской рулетки, когда человек спускается на первый этаж, но не знает, поднимется ли он обратно?

И снова полное отсутствие логики — во Владикавказе есть предприятие, которое способно обслуживать или частично ремонтировать лифты, коих более трех сотен, но нет организации или группы специалистов, способной заменить полторы сотни изношенных подъемных устройств. Мягко говоря, это парадокс.

Безусловно, есть закон, есть тендер, но почему-то эти два важных обстоятельства не в пользу дела и оказались против немощных и старых людей, вынужденных четвертый месяц подряд ждать проваливших заказ исполнителей из Белокаменной.

И никакой правовой нормой невозможно обязать недобросовестного подрядчика компенсировать затраты пенсионеров на приобретение лекарства или временные издержки врачей «Скорой помощи», которые должны среди ночи подниматься на самый верхний этаж пешком. А как прикажете спускать на носилках больного, с 9 этажа без лифта?

Последние десять лет федеральное законодательство обязало российские регионы заниматься стратегическим планированием, и Северная Осетия, конечно, прибегла к помощи иногородних специалистов, без которых стратегию написать невозможно, как старую, рассчитанную до 2025 года, так и новую — до 2030 года.

Жаль, что в этом документе на 200 с лишним страниц нет юридического адреса одной российской организации, которая за умеренную плату смогла бы в течение одного года научить 10-15 молодых экономистов из РСО-Алания премудростям стратегического планирования.

Экономику в нашей республике изучают в трех вузах, и неужели в общей сложности не найдем группу людей, способных при определенной дополнительной переквалификации (или переобучении) и новейшую стратегию, хоть до 2050 года, написать, и Агентство развития создать и возглавить, и инвестиции привлекать? Интересно, как скоро кончится гонка за именами, желательно громкими и трендовыми?

Вспоминается краткая притча о том, что известного скульптора попросили сваять мемориальную доску общественного деятеля. Скульптор, не моргнув глазом и не дрогнув мускулом, запросил за работу 200 тысяч рублей.

– Помилуйте, за что платить такие деньги? За такую работу любому художнику можно отдать сто тысяч и ни копейки больше, — взмолился заказчик.

— Правильно, никто и не спорит. За работу можно отдать сто тысяч рублей, а еще 100 тысяч нужно отдать за имя, — спокойно и деловито ответил скульптор с именем.

А завершая тему своих и чужих специалистов, все- таки очень хочется дожить до 1 января 2031 года, чтобы после боя курантов обложиться всевозможной статистикой и понять — насколько Стратегия, разработанная громким и брендовым Леонтьевским центром, указала нам истинный путь к процветанию и благополучию.

Одним словом, Го… к вышеобозначенной дате. Не подумайте ничего плохого — это призыв, полный оптимизма.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Почему дело Цкаева переносили 22 раза?

Как кинуть бюджет на 12 миллионов, чтобы тебе ничего не было

Тревожная статистика — лишь 5,5% опрошенных доверяют депутатам Владикавказа

ПРО историко-культурные беды Владикавказа

В почве Северной Осетии накопились критически опасные концентрации вредных веществ

Как кандидаты в депутаты Гордумы Владикавказа набирают электорат из соцсетей

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: