Достучались до небес!

Академический русский театр представил третью премьеру в этом сезоне — «Белый танец для любимой актрисы»

На сцене Академического русского театра имени Е.Вахтангова состоялась премьера спектакля по пьесе Ники Квижинадзе (он же режиссер-постановщик) «Белый танец для любимой актрисы».

Можно ли найти где-нибудь слова, поступки и эмоции, чтобы поблагодарить тех, кто работал над этой постановкой, за случившееся откровение? Сомневаюсь. Но попробую.

Это очень хороший спектакль. Даже лучше, чем хороший. Даже лучше, чем лучше… Потому что в нем совершенно нет фальши. Он интеллигентен, культурен, красив. Он базируется на тонкой и умной драматургии (сценарий Ники Квижинадзе), которую я бы назвала благородной. Он выстроен (режиссер-постановщик тоже Ники Квижинадзе) с огромной любовью к театру, к актерам, поэтому в нем есть тепло и нежность, есть милосердие и доверие к исполнителям и зрителям.

С самого начала, когда в зале только собираются гости театра, на сцене уже присутствует человек, который задает ритм, гуманный, совпадающий с пульсом актрисы, поддержанный импровизированным метрономом из тел актеров-масок и фонариком-луной, мигающим в унисон человеческому сердцу.

«Белый танец…» — практически моноспектакль, поэтому на исполнительницу главной роли легла огромная ответственность. Но я уверена, что любая актриса мечтает о подобном, ведь у нее появляется возможность сыграть, пусть по несколько секундочек, лучший мировой репертуар: Снежную королеву, Джульетту, Дездемону, Гамлета, Медею, Марию Стюарт, Чарли Чаплина, Нефертити… Главное, что можно сыграть себя саму, потому что пьеса до предела театральна. Театр – тоже главный герой, собеседник актрисы, как говорят теоретики, внесценический персонаж. Он же, театр, — Маэстро, любовник, друг, враг, Его Величество и Господь Бог. Он все! Поэтому даже сравнения в тексте пьесы носят театральный характер: язык – «КАК У РАНЕВСКОЙ»; темперамент – «КАК У САРЫ БЕРНАР».

По жанру это эмоциональная беседа с тем, кого героиня считает самым важным в своей жизни: с Театром. И отношения этих двоих очень похожи на отношения влюбленных: они ссорятся, мирятся, ругаются, обожают друг друга, ненавидят, ревнуют, спорят, проклинают, понимают или не понимают. Список можно бесконечно продолжать, потому что речь идет о полноценных и очень страстных контактах, всепоглощающих, раскаленных до предельного предела. Как нельзя лучше для их описания подходят слова неистового Виссариона Белинского, упомянутые в тексте пьесы: «О, ступайте, ступайте в театр, живите и умрите в нем, если можете!» На сцене именно живут и умирают. И делают это великолепно.

При видимой простоте и понятности, прозрачности даже, пьеса многоуровневая. Она позволяет задуматься об очень многих вопросах, которые практически ежедневно возникают на жизненном пути современного актера.

Любой выход на сцену должен быть (в идеале, конечно) исповедью. Артист призван делиться собой. А для этого нужно, чтобы «себя» было много, с избытком. Именно так я понимаю словосочетание «большой артист». Это, безусловно, не о весе, не о возрасте, это о наполненности актера самыми разными составляющими: талантом, поиском, энергией, знаниями, благородством, желанием становиться глубже и совершеннее… И народная артистка РСО-Алания Анжелика Тер-Давидянц, исполнившая главную роль в спектакле, – именно такой человек. Она большой артист. Огромный. Как говорит моя пятилетняя племяшка Варвара, если ей надо рассказать о чем-то невероятном, «до неба — до Луны». Анжелика не помещается в себе, поэтому легко заполняет все пространство и время спектакля. Она наслаждается пребыванием на сцене, даже если ей приходится погибать от предусмотренной сценарием боли. И удивительная энергия этого наслаждения накрывает зал. Актриса достигла такого уровня искренности, когда «технология» воплощения роли не замечается: просто сидишь и веришь каждому ее слову, каждому ее жесту. Она буквально вывернулась наизнанку. Обалдеть просто! Пронзительная, трепетная, честная актерская работа.

Анжелика и во внесценической жизни очень щедра. Не могу сказать, что мы знакомы, если не считать уровня «здравствуйте – до свидания». Но я знаю, что студенты факультета искусств СОГУ называют ее ласково Тэрой и говорят о ней с неизменным восторгом. Я помню одну историю, которую нет сил не рассказать. Очень талантливый и мудрый не по годам молодой человек, студент режиссерского отделения, Батик Дзагуров, решил попробовать свои силы и поставил короткий спектакль по пьесе французского драматурга. Убедительно поставил, кстати. Там нужна была героиня, которая была бы постарше молодых исполнителей, приглашенных Батиком из числа коллег по актерскому отделению. И он обратился к Тэре. Меня тогда потрясло отношение известной в республике актрисы к студенческому эксперименту, который могли увидеть человек 20-30 из тех, кто работает и обучается на факультете. Анжелика Аветисовна не просто выучила достаточно объемный текст, она колдовала над гримом и костюмами крайне серьезно, выстраивала роль, подтягивала за собой молодых актеров. И родился спектакль, достойный, по-моему, большой сцены любого из театров страны. Прошло уже несколько лет, а забыть не получается. И очень жаль, что не записали хоть на какой-нибудь носитель.

Это я немножко отвлеклась, простите. Возвращаемся к премьере.

В исполнении Анжелики мы видим и слышим не только об успехе, но и о той цене, которую приходится за него платить: пот, текущий по щекам исполнителей; отсутствие близких рядом; смерть сына, которому не удавалось уделять внимание; необходимость помогать политикам, когда вполне противно это делать; бесконечные театральные закулисные интриги; «НЕ ВЕРЮ!» учителей и режиссеров, одиночество… Да мало ли что! Страшно даже. Но расстаться с театром не получается все равно, не находят в себе истинно театральные обитатели сил, чтобы не приглашать своего мучителя на БЕЛЫЙ ТАНЕЦ. Они пытаются чувствовать себя его хозяевами и властителями, но становятся его преданными и счастливыми рабами. Счастливыми – правильное слово, потому что пьеса не только о трагической судьбе актрисы, но и о счастье причастности к театру. И в спектакле много мягкого юмора, танцев, потрясающе подобранной музыки, изящного хулиганства.

В постановке участвуют МАСКИ (Анастасия Романова, Николаус Мавроматидис, Алина Хубаева, Давид Бязров). Я видела первый состав (Николаус и Настя), но знаю о пластичности Давида Бязрова и имела шанс наблюдать, как Алина Хубаева талантливо воплотила именно хореографически безупречный образ японки в «Исповеди старого дерева», так что не сомневаюсь, что и второй состав работает максимально профессионально. МАСОК, бедолаг, лишили практически всех средств выразительности: они не произносят ни одного слова, их лица закрыты непроницаемыми белыми масками. Остается только тело. И оно оказывается таким громогласным, таким бесконечно умным, умеющим достоверно передавать многочисленные оттенки чувств, что диву даешься. Создаваемые образы воздействуют на зрителя не столько на уровне интеллекта, сколько на чувственном, интуитивном, подсознательном уровне. Здесь нельзя было обойтись без того, что называют body language, когда пальцы, ступни, шею – все можно привлечь к созданию образа. И ребята делают это так, что глаз оторвать невозможно. Какая-то нереальная точность, скульптурность поз, гармоничность телесного рисунка, выразительность жестов, наклонов головы, филигранные движения кистей. Заметна слаженность всех троих артистов, присутствующих на сцене, их партнерская совместимость, что ли. В антракте МАСКИ бродят по залу и внимательно «изучают» своих зрителей. Волшебство, сравнимое с игрой Паганини на одной единственной струне своей уникальной скрипки. Браво, МАСКИ! Вы звезды.

Традиционно (!!!) выше всяких похвал сценография и свет. Когда работают обыкновенные гении, то появляются такие простые и внятные символы, как пустеющая постепенно вешалка с реквизитом; светящиеся качели, превращающиеся потом в бабочку; «рождественской» красоты снег; потрясающие костюмы, точнее, детали, элементы костюмов, максимально соответствующие каждому из предлагаемых образов; совершенно почему-то невероятный шифоновый шарф, летящий сверху на сцену театра… Я не могу объяснить причину, по которой этот кусочек невесомой ткани так сильно воздействует на зрителя. До мурашек. Произведение искусства всегда должно оставаться таинственным. Если все будет объяснено и понятно, то обаяние тайны исчезнет. Но шарф этот какой-то катарсический, ей Богу, будто осколок случившегося счастья.

Этот спектакль – нечто совсем отдельное. И поэтому БРАВО! Браво всем тем, кто прикоснулся к БЕЛОМУ ТАНЦУ. Браво всем, кто пригласил. Браво всем, кто приглашен.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
26.09.2018 Gradus Pro

Депутаты записали новое видеообращение о земельных проблемах и многодетных семьях Алагирского района

Разыскивается зарплата, которая официально выросла в разы

24.09.2018 Gradus Pro

Колдовство и связи помогали чиновникам обогащаться за счет умерших

23.09.2018 Gradus Pro

«Спартак-Владикавказ» обосновался на дне турнирной таблицы

20.09.2018 Gradus Pro

Во Владикавказе образовалась многометровая яма

Владельцев высотки-долгостроя в Детском парке решили понять и простить

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: