Дура лекс Александра Бораева

Сегодня на пресс-конференции для республиканских СМИ управляющий отделением пенсионного фонда России по Северной Осетии Олег Исаков рассказал, что коллектив ведомства озабочен ситуацией, в которой оказался руководитель городского отделения фонда Александр Бораев, находящийся под домашним арестом по делу о превышении должностных полномочий, и выразил личную уверенность в том, что по окончанию следствия он сможет вернуться к исполнению своих обязанностей. Сотрудники отделения уже подписали обращение на имя генпрокурора России Юрия Чайки.

Почти год назад назад по центральным каналам мы увидели Бораева в наручниках и узнали, что он главарь банды, которая незаконно использовала миллионы рублей. Спустя 8 месяцев после этих сообщений следствие продолжается, а вина героя криминальной хроники не подтверждена в суде. Чем вызвано возмущение коллег Бораева и почему руководство фонда решилось на критику следственных органов? В ситуации попытался разобраться Gradus.pro

Александра Бораева обвиняют в превышении должностных полномочий. Он, по версии следствия, незаконно разрешал использование материнского капитала. В материалах дела — получение маткапитала 30 жительницами Владикавказа на сумму более 11 миллионов рублей.

В каждом из 30 случаев разрешено погашение кредитов, взятых на строительство жилья. Следователи, которые возбудили дело, усмотрели в этих решениях нарушения. Во-первых, маткапитал использовали женщины, дети которых еще не достигли трех лет. Во-вторых, если маткапитал используется на строительство, то он выделяется двумя траншами, второй из которых после того, как часть строительства уже осуществлена. Эти нормативы общеизвестны для любого обывателя — недаром пенсионный фонд России тратит немалые суммы на социальную рекламу и информирование населения о правилах использования маткапитала.

Но в случаях с Бораевым имело место не просто строительство жилья, а погашение кредитов, взятых на строительство жилья. Ключевое слово — кредиты. Потому что если маткапиталом гасится кредит, то средства предоставляются именно так, как это делал горотдел пенсфонда под руководством Бораева: не дожидаясь достижения ребенком трехлетнего возраста и всей суммой маткапитала единовременно.

Именно так, в полном соответствии с основными законодательными документами — федеральным законом и постановлением правительства РФ, и продолжают после ареста Бораева выдавать кредиты все отделения пенсионного фонда по всей стране. И в том случае, если женщине в 30-дневный срок пенсионный фонд не разрешит погасить кредит, взятый на строительство жилья, она может смело обращаться в прокуратуру с жалобой на нарушение ее прав.

Итак, есть закон, есть факты его исполнения, есть мнение следствия, что закон нарушен, есть убежденность исполнителя закона, что он в точности его исполнял. Казалось бы, все просто: суд разберется. Но дело Бораева никак не попадает в суд, оно уже четыре раза было продлено, так как следствие продолжает допрашивать женщин, получивших маткапитал по вышеописанной схеме. При этом количество фигуранток по делу не увеличилось ни после первого продления срока, ни после второго, ни после третьего. Зато количество женщин, которых можно допросить, увеличивается каждый день, ведь схема получения маткапитала для погашения кредита на строительство продолжает действовать без всяких возражений со стороны следственных органов.

На сегодняшний день следствие по делу Бораева вновь продлено, теперь уже до 20 июня. И появилось новое обвинение. Следователи выявили очередную схему выплаты материнского капитала, которую именно в исполнении Бораева посчитали незаконной. Теперь он обвиняется в том, что подписывал разрешение приобретать на средства маткапитала часть жилья. К примеру, если женщина на маткапитал покупает комнату в частном дворе, это, по мнению следователей, нарушение, хотя, на самом деле, это единственная реальная возможность для многих приобрести хоть какое-то жилье.

По этой второй схеме отделения пенсионного фонда по всей стране также выдавали и продолжают выдавать разрешения на использование маткапитала. И логично, что должны быть арестованы все руководители пенсионных фондов, которые выдают разрешения, аналогичные тем, за которые арестован Бораев. Но практика других регионов страны показывает обратную картину: женщины через суд отстаивают свое право на приобретение части жилья и добиваются положительных решений.

Теперь о банде. Которую возглавлял Бораев. За 8 месяцев его дело не было объединено ни с каким другим. В материалах дела никакая банда не обозначена, лишь два обвинения. Между тем, информация о Бораеве, как организаторе банды пенсионных аферистов, присутствует более чем на 50 ресурсах, в том числе центральных каналов.

Похоже, что именно этот факт больше всего волнует семью Александра Бораева. Именно о презумпции невиновности и незаконности нахождения под арестом во время следствия пишет во всех своих обращениях его супруга Аида. А обращений за 8 месяцев она написала много. Путину,Медведеву, Чайке, Бастрыкину, Хлопонину. Добилась того, что республиканская прокуратура внесла требование в адрес Следственного управления об устранении нарушений законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия. Привлекла внимание республиканского омбудсмена, который тоже начал заниматься этой ситуацией. Достучалась до Караулова и Пиманова.

На самом деле банда была. Речь идет о так называемых «кооперативах», обратившись в которые, за часть суммы капитала можно получить полный пакет всех необходимых для предоставления в пенсионный фонд документов, совершенно легальных при этом. Не подделанных, а с настоящими печатями настоящих организаций. Члены таких кооперативов сейчас задержаны по всему Северному Кавказу.

Через подобные кооперативы обналичивали материнский капитал и в Северной Осетии. Намного реже, чем в соседних республиках, потому что если у соседей материнским капиталом воспользовались 99% имеющих на это право женщин, то у нас чуть больше 30%. Но и этих тридцати хватило, чтобы именно из пенсионного фонда в правоохранительные органы поступил сигнал о том, что преступники обкатывают аферистические схемы обналичивания денег. Схемы были обнаружены, Бораев арестован. Логично, вроде: он не мог не понимать, что действует кооператив. Но на практике логика в функционировании системы отсутствует начисто.

Что должен сделать по правилам сотрудник пенсионного фонда, когда получает пакет документов? — Принять документы и в строго определенный срок выдать разрешение. В любой задержке документов будет усмотрена коррупционная составляющая.

Что может сделать сотрудник фонда, если документы вызывают сомнение? — Он имеет право послать запрос и уточнить их достоверность. В Северной Осетии такие запросы направляются почти в 50 процентах случаев — такое количество проверок стало причиной для комиссии ПФР заподозрить руководство местного отделения в создании препятствий для женщин в получении маткапитала. В условиях тотальной борьбы с коррупцией проверка документов, полученных через кооперативы, рассматривается как вымогательство со стороны фонда. В любом случае, если достоверность документов подтверждена — а она бывает подтверждена — фонд обязан разрешить использовать маткапитал.

Так кто же должен все же выявлять преступления — пенсфонд или правоохранительные органы? У фонда есть прямая обязанность — выдавать маткапитал. И право проверять дополнительно документы в сомнительных случаях. Хотя это право у сотрудников фонда тоже весьма условное. На днях в районном суде Владикавказа случился прецедент, которым сможет воспользоваться теперь любая женщина, если ее документы на материнский капитал не понравятся в фонде. Судья удовлетворил иск супруги сотрудника правоохранительных органов о защите персональных данных. Если просто — семья сотрудника органов возмутилась, что сотрудник фонда уточняет, куплено ли у них жилье на самом деле, и сочла это излишним любопытством. Суд поддержал. Итак, опытным путем установлено, что как минимум один прокурор и один судья считают, что пенсионный фонд обязан выдавать маткапитал, а не расследовать преступления, которые совершаются с целью его незаконного обналичивания.

Должен ли исполнитель закона отвечать за несовершенство этого закона? Осудят ли Бораева за решения, которые продолжают приниматься сотрудниками пенсфондов? Сколько еще продлится следствие и какое количество женщин будет допрошено в процессе следствия? Расследование по делу Александра Бораева продолжается, Gradus.pro cледит за развитием событий и намерен освещать это дело из зала суда.

От автора: я, безусловно, пристрастна в этом беспристрастном изложении фактов. Не только потому, что следствие не стало комментировать расследование, и я пользовалась информацией только одной из сторон. В первую очередь я пристрастна потому, что знаю Сашу Бораева. И верю в его невиновность — пока не получу доказательств обратного. И верю в то, что я их не получу. И еще я уверена, что у этой истории будет хэппи-энд. Не замечали, он всегда наступает, если человек в подобных случаях в приоритет ставит защиту своего доброго имени, а не сиюминутное избавление любой ценой от неприятностей. В случае с семьей Бораевых это так.

Но в этой истории мне еще очень хочется верить в беспристрастность следствия. Разобравшись в сути предъявленных обвинений, я легко могу представить, как юрфаковский недоучка, купивший зачет по праву, искренне решил, что обнаружил нарушение закона. А потом из этого случился информационный повод федерального уровня. И досадная ошибка стала угрожать чести мундира. Хотя можно представить и другой вариант: дотошный следователь хорошо и скрупулезно делает свою работу, а когда доделает, в суде все будет легко и очевидно. Или еще один вариант: следователи точно знают, что в пенсфонде могут за взятку «посодействовать», но доказать этого не могут — и решают «закошмарить» начальника, который допустил бардак в своей организации. Согласна, за бардак в подведомственной организации надо наказывать. Но называя вещи своими именами. Кажется, этой дилемме «честные менты» дали свою оценку еще во времена Глеба Жеглова.

В одном следователи правы точно: речь идет о чести мундира. А честь мундира правоохранителей спасает только справедливость. Не количество выигранных в суде дел, нет, ведь правоохранительная система это не шахматная доска. Это система, призванная защищать и обеспечивать права граждан. Наши права. И Алекандра Бораева тоже.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Новый питомник для собак на ул. Пожарского 46 — большая заасфальтированная площадка с вольерами в количестве 100 штук

или почему Прокуратура избирательна в защите прав людей на воду

Икаев и Фарниев не определились, на каком берегу Терека находится мэрия, но попытались разобраться в причинах недавнего обезвоживания Владикавказа

21.02.2021

Реконструкция Проспекта Мира завершится в конце ноября

19.02.2021

История Аслана Карацева, который сенсационно вышел в полуфинал Australian Open

17.02.2021

Тимур Хубаев PRO изжившие модели управления и новую осетинскую экономику

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: