Два ареста и один суд

Более 200 человек из числа родственников и друзей подозреваемых в избиении Цкаева с утра собрались у здания Ленинского районного суда в ожидании оглашения меры пресечения. Собравшиеся вели себя спокойно и не расходились до конца судебного заседания.

— Мы против того, чтобы кого-то избивали, мы сами матери и понимаем, какое это горе — лишиться ребенка. И поэтому мы хотим, чтобы был найден и наказан реальный виновник случившегося. Если уж за справедливость, то за справедливость и отвечать должны все, Цкаева же не вдвоем забирали. Они думают, мы митинг не можем устроить?! И к Путину поедем, если будет необходимость. Не стоит подставлять стрелочников и козлов отпущения в этой ситуации, — сказала сестра одного из задержанных – отца двух детей, в семье которого ожидается появление третьего ребенка.

В зале суда

В отношении оперуполномоченного Ацамаза Датиева, подозреваемого в превышении полномочий, следственный орган обратился в суд с ходатайством заключения его под стражу на следующих основаниях: находясь на свободе, Датиев может воспрепятствовать расследованию уголовного дела путем уговоров свидетелей, вдовы Цкаева, изменению показаний свидетелей, а также уничтожению доказательств, доказывающих причастность к совершению данного преступления:

— Поскольку он является действующим сотрудником, данная мера пресечения необходима, он имеет соответствующие навыки для того, чтобы повлиять на ход дела. Поэтому орган предварительного следствия обратился с ходатайством на основании статей 97, 101, 108 УК РФ об избрании меры пресечения в отношении Ацамаза Датиева в виде взятия под стражу.

Однако адвокат подозреваемого Алик Бичилов посчитал меру пресечения необоснованно жесткой и настаивал на применении наказания в виде домашнего ареста:

— В связи с тем, что мой подзащитный отстранен от должностных обязанностей, то и доступа у него ни к чему нет. Поэтому на этом этапе расследования нет необходимости, чтобы мой подопечный оказался в местах временного лишения свободы, только потому, что он исполнял свой служебный долг.

Обвинение подозревает Датиева в совершении тяжкого преступления, причастность к которому, по словам следователя, подтверждается протоколом осмотра трупа, показаниями допрошенной по делу потерпевшей Цкаевой и на основании показаний самого Датиева, согласно которым он осуществил доставку подозреваемого в отдел.

Основываясь на материалах дела, сторона защиты заявила о непричастности своего подзащитного в нанесении тяжких телесных повреждений погибшему Цкаеву:

Из представленных материалов ясно, что действительно мой потерпевший выезжал к Цкаеву и принимал участие в его доставлении в Иристонский РОВД, исполняя свои служебные обязанности. Ничего другого, указывающего на причастность причинения телесных повреждений в отношении Цкаева Датиевым, в материалах, представленных на рассмотрение, нет, поэтому необходимо установить истину в деле. В этом мы все заинтересованы.

По словам Бичилова, в представленных материалах нет сведений о том, когда получены телесные повреждения, не установлена причина смерти и, соответственно, нет никаких обоснованных подозрений, которые бы можно было на этом этапе рассматривать:

—  Нет пока сведений о том, как и каким образом получены телесные повреждения, то есть, их механизм образования. Не установлена причина смерти, нет никаких медицинских документов, а мы ведь говорим о серьезном деле.

Адвокат считает заведомо незаконным составление протокола, так как основанием задержания его подзащитного послужило прямое указание потерпевшей Цкаевой на Датиева, как на лицо совершившее преступление:

Ничего похожего в деле и в материалах я не нашел. Супруга погибшего действительно сказала, что для задержания приехали 10 человек, в том числе и Датиев, но как на лицо виновное она не указывает.

Адвокат призвал не основываться «на доводах со ссылкой на общественное мнение, которое не является доказательством его вины»:

—  Почему остановились на Датиеве, в задержании же 10 человек участвовало?! В чем конкретно мой подзащитный превысил полномочия, и какое он имел отношение к нанесению тяжких телесных повреждений? Нужно оставить эмоции, так можно кого угодно и куда угодно загнать.

Кроме того, сторона защиты приобщила к материалам дела служебную характеристику задержанного, ходатайство управления МВД, в котором просят не лишать Датиева свободы, а также справку по месту жительства, согласно которой он характеризуется также положительно.

Сам подозреваемый также отрицал свою причастность к данному делу и объяснял, что выполнял свои функциональные обязанности и ничего противозаконного не делал.

В отношении другого подозреваемого по данному делу – оперуполномоченного Олега Дзампаева следователями также было подано ходатайство об избрании меры пресечения в виде взятия вод стражу.

Рапорт о его доставлении в материалах имеется, он был зарегистрирован дежурной частью данного управления. Кроме того, имеются другие показания свидетелей, согласно которым Дзампаев непосредственно работал и имел контакт с Цкаевым. Это дает основание полагать, что он виновен в нанесении тяжких телесных повреждений Цкаеву, а также о необходимости избрания для него меры пресечения в виде заключения под стражу сроком на два месяца, чтобы он не препятствовал ходу следствия, — сказал следователь.

Адвокат подозреваемого Мирослав Кабалоев попросил пояснить сторону обвинения, на кого может оказать воздействие его подзащитный, если все свидетели уже допрошены, а подозреваемые задержаны:

В установлении какой истины он может воспрепятствовать в расследовании уголовного дела?! Как доказано его участие в нанесении тяжких телесных повреждений?! Из выступления следователя и материалов дела я так и не расслышал признаки состава преступлений статьи 286 УК РФ, которые можно было бы предположить, что он совершил.

Эти вопросы задал следователю и сам обвиняемый, на протяжении всего заседания выражая искреннее возмущение обвинением в свой адрес, утверждая, что его не было в отделе во время допроса погибшего:

Чему я мог препятствовать? Там есть допрошенные свидетели. Есть записи, подтверждающие, что меня не было в РОВД в это время. На основании чего вы меня задерживаете?!

Следователь:

Не все свидетели допрошены, не все вещественные доказательства изъяты.

По мнению Мирослава Кабалоева, представленные материалы не соответствуют действительности, а о невиновности его подзащитного говорят записи с видеокамер и подтверждают показания свидетелей:

—  Собственно, ничего и не представлено, из чего можно было бы сейчас предположить, что мой подзащитный Дзампаев каким-то образом привязан к инкриминируемому ему деянию. Он не принимал участия в выезде оперативной группы в дом Цкаева, не задерживал его, не принимал от него объяснения. Он лишь задал ему один вопрос, а наручники надел после того, как он начал буйствовать. Цкаева в кабинет Дзапаева никто не заводил. И другие сотрудники, допрошенные по этому делу, подтверждают, что только один вопрос был задан при допросе, затем он взял ключ у коллеги от его кабинета и уснул, так как круглосуточно работал. Через какое-то время его разбудил следователь, который ведет дело раненного омоновца Плиева, и попросил провести личный осмотр Цкаева. Но провел его другой оперативник, что документально подтверждено. Затем он вместе со следователем поехал в РКБ, чтобы провести следственные мероприятия в отношении Плиева, и больше он Цкаева не видел. Затем он приехал в РОВД и уехал домой. Этот факт подтверждён 5 свидетелями, с которыми он вместе весь вечер находился, и запись видеокамеры со входа МВД, на которой видно, во сколько он заходил и выходил. Никакого причастия к телесным повреждениям Цкаева мой подзащитный не имеет. 

Завершая защитную речь, адвокат подчеркнул, что у следствия не нашлось ответа на поставленные вопросы, указывающие на причастность моего подзащитного к инкриминируемому преступлению:

Не установлено, какие именно повреждения были нанесены Цкаеву моим подзащитным, и есть ли им подтверждение. Он незаконно задержан и так как он отстранен от исполнения должностных обязанностей и у него нет доступа к данным следствия, он не может помешать расследованию дела. Он даже сам настаивал на том, чтобы потерпевшая сторона участвовала в заседании.

Кроме того, при принятии решения защита просила учесть наличие у подозреваемого четверых малолетних детей и родителей-инвалидов на иждивении.

Просьба адвоката Дзампаева об избрании меры пресечения для своего подзащитного в виде подписки о невыезде не была удовлетворена. Суд также решил арестовать Датиева на два месяца.

Решение суда вызвало недовольство собравшихся у Ленинского райсуда и толпа отправилась к дому правительства. Возмущенных родственников принял председатель правительства Вячеслав Битаров. Адвокат Дзампаева выразил мнение о тщетности проведения митингов:

Проводи, не проводи митинги, это никак не повлияет на ход следствия.

Однако супруга Дзампаева возразила:

Почему это у Цкаевых получилось, а у нас нет?

Вячеслав Битаров посоветовал родственникам решать все вопросы в юридическом русле и воспользоваться законной возможностью обжаловать сегодняшние судебные решения в Верховном Суде Северной Осетии.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Почему дело Цкаева переносили 22 раза?

Как кинуть бюджет на 12 миллионов, чтобы тебе ничего не было

Тревожная статистика — лишь 5,5% опрошенных доверяют депутатам Владикавказа

ПРО историко-культурные беды Владикавказа

В почве Северной Осетии накопились критически опасные концентрации вредных веществ

Как кандидаты в депутаты Гордумы Владикавказа набирают электорат из соцсетей

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: