Евгений Ройзман: Там, где полиция работает, там наркотиками не торгуют

Во Владикавказ приехал глава Екатеринбурга Евгений Ройзман. За день до его визита АМС Владикавказа анонсировала встречу Ройзмана с главой МО г. Владикавказ Махарбеком Хадарцевым. Однако потом она была отменена без объяснения причин.

Первое место, которое посетил наш гость – Музей древностей Алании Северо-Осетинского Государственного Университета. По словам Ройзмана, цель поездки не только установить контакты и познакомиться с социально-политической обстановкой в городе, но и окунуться в культурно-историчкое пространство Осетии.

—  Между народами бывают политические связи, потом что-то происходит, политические векторы меняются, и от этих связей не остается ничего. Здесь, в музее, мы видим, что существуют и прочные экономические связи. Но караванные пути, конъектура, тоже способны изменяться, и о том, что когда-то между этими государствами были прочные экономические отношения, через 5 000 лет расскажут только  археологи. А культурные связи между теми или иными народами — это та симпатия, которая возникает между народами не сверху, а именно между людьми. Адаптация посредством культуры самая прочная. Поэтому мне интересно все. Музей, который сегодня я посетил, на уровне хорошего европейского музея: и по богатству экспонатов, и по отношению к ним, и по проработке темы. Для меня ваша культура —  феномен. Устояли перед татаро-монгольским нашествием, ушли в горы от Тимура, сумели сохранить культуру, народ, да и сами, наверно, сохранились посредством того, что уберегли свою культуру и обычаи. Мне нравится Владикавказ — чистый город, красивый центр. Бывал на Кавказе раньше, но в Северной Осетии впервые, и приятно удивлен всем, — поделился своими впечатлениями Евгений Ройзман.

В рамках своей рабочей поездки Евгений Вадимович посетил и Горно-металлургический Институт. Здесь он пообщался с ректором Юрием Разореновым и прочитал студентам лекцию. Юрий Иванович рассказал главе Екатеринбурга об учебных направлениях и поделился успехами вуза:

В вузе на сегодняшний день более 6 000 студентов обучаются, 1000 сотрудников, у нас есть благоустроенное общежитие на 555 человек, и в нашем распоряжении 15 гектаров – это вся территория института. Есть бассейн, спортивный комплекс, футбольное поле, база отдыха в Алагирском ущелье. Мы стараемся развиваться, идти в ногу со временем. За последние полтора года вложено в инфраструктуру около 130 млн рублей, почти на 26 млн приобретено оборудования. Создаются новые лаборатории. В прошлом году мы создали  две лаборатории,  единственные на сегодняшний день в Осетии. Однаиз них — лаборатория по строительными материалам, мы имеем право выдавать сертификаты на все виды строительной продукции, определять, соответствуют ли она ГОСТу. Восстанавливаем дискоклуб с паркетом, душевыми, уже через месяц и он будет готов.

Все наши возможности направлены на подготовку инженерных кадров. В  прошлом году 165 наших студентов работали в норильских стройотрядах, а в этом году планируем увеличить число студентов до 250. Наши студенты выезжают, практикуются, многие остаются в других городах работать. География обширная.

Ройзман отметил, что всегда в зоне доступа, как для руководства вуза, так и для студентов:

— Если что-то по Уралу для вас или ваших студентов будет представлять интерес, обращайтесь напрямую ко мне, буду рад помочь, если моего ресурса будет достаточно для этого. У нас мощное промышленное производство, мощные вузы такой направленности .Эта ниша востребована. Такие вузы создают определенную среду – студенты, раскиданные по всей стране, потом друг друга все знают. А у вашего вуза достойный столичный уровень. Это видно сразу, как попадаешь на территорию института. Нравится ваша большая и ухоженная территория. Приятно очень это видеть, потому что, например, у нас такой возможности нет.

К студентам Ройзман пришел с определенной целью. Лекцией это назвать было сложно, скорее, это был призыв. Кто-то даже пошутил, что говорит Ройзман совсем «не по-осетински» — никаких завуалированных речей и загадок. Иногда Евгений высказывался грубо, но метко, называя вещи своими именами. Вопросов у молодежи не возникло, от первого и до последнего слова Евгения в зале была тишина.

Создатель самого масштабного фонда в стране «Город без наркотиков» уверен: тема наркомании — это то, о чем давно пора перестать шептаться.  Проблема есть, и ее надо решать.

—  Я много лет занимался борьбой с распространением наркотиков,  начинал с нуля, как народное восстание против наркоторговцев. Потом работал в комитете по безопасности, занимался разработкой законов, в частности, я автор закона о профилактике наркомании, разрабатывал закон об ужесточении санкций за торговлю наркотиками, вплоть до пожизненного срока. Работал над законом об уголовной ответственности за продажу алкоголя несовершеннолетним, и работал в правительстве РФ в комиссии по борьбе с наркотиками. До сих пор мониторю ситуацию, законодательство. Опыт есть, и я понимаю, в какой ситуации как поступить, что делать, как сопротивляться, как говорить с молодыми. Поэтому считаю это своим долгом, своей работой. И свою позицию пытаюсь донести и до вас, — обратился Ройзман к студентам.

Глава Екатеринбурга отметил, что в целом криминальная статистика Осетии «красноречивая», но за последний год выросло количество преступлений связанных с наркотиками. Евгений уверен, что такой прирост связан с активным распространением синтетических наркотиков:

У вас ровно те же самые проблемы, что и по всей стране. И народ у вас  хороший, достойный. И статистика по региону красноречивая: по Осетии краж чуть ли не в пять раз меньше, чем в целом по России, в Осетии убийств в два раза меньше, чем по России и, в принципе, зарегистрированных преступлений почти в два раза меньше, чем по России. Преступность несовершеннолетних в три раза меньше, чем по России. Это очень хорошие показатели, это то, чем можно гордиться, и в то же время ситуация по наркотикам такая: если по России на 100 тысяч 172 преступления зарегистрированных по наркотикам, то в Осетии — 220,  и это прирост. И имеет смысл обратить на это внимание. У вас хорошая молодежь, у вас спортивная молодежь, и нельзя допустить повального употребления наркотиков, проблему надо пресечь на корню. Предупрежден – значит вооружен. Поэтому такие беседы нужны.

«Город без наркотиков» для Ройзмана, по его словам, не пиар ход и не погоня за лаврами. Он просто хотел отвоевать свой родной город у барыг, которые захлестнули Екатеринбург в 1999 году:

— В свое время мы, простые парни, просто подняли восстание против наркоторговцев. Это была настоящая война. Лично для меня история эта началась очень просто. Я люблю этот город, я здесь родился и вырос, жил всю жизнь в одном доме, а потом в нашем дворе невозможно стало ходить, под ногами постоянно хрустели шприцы.

Это была наркокатастрофа. Кто бы ни был наркоторговец по национальности – он людоед. А когда наркотиками еще и торгуют свои –они предатели. И мы начали с ними войну и добились определенных успехов. И для меня с тех пор постулат: торговля наркотиками возможна там, где правоохранительные органы либо покровительствуют, либо попустительствуют .Там, где полиция работает, там наркотиками не торгуют, я это видел, я это знаю.

Ройзман и его единомышленники свели детскую смертность от наркотиков в родном городе на нет. Перестали пустовать футбольные поля и спортивные секции. Фонд разрастался, появились реабилитационные центры для наркоманов. Город снова стал жить спокойно, но еще ни один регион не избавился от проблемы до конца. И сегодня Ройзман, уже чиновник, всегда в теме, следит за статистикой, не перестает работать с молодежью:

— Я езжу по самым проблемным школам сам, читаю лекции, беседую, меня там знают везде. Мне важен этот контакт с молодежью, тем более, когда  есть, что им сказать. У нас гораздо меньше героина сегодня, но у нас та же проблема, что и у вас, и в других регионах – курительные смеси, вся эта синтетика, которая пошла из Китая. Невозможно употреблять курительные смеси, если ты не куришь сигареты, поэтому первый тревожный звонок для родителей – если подросток стал курить. Существует и другая проблема — алкоголизм. Сопротивляемся. Должна быть хорошая профилактика курения.

И, несмотря на многие сложности и нюансы, Ройзман уверен, что город без наркотиков – реальность, которой можно добиться, если каждая структура будет выполнять свои функции:

Я знаю, что можно создать в своем городе такую обстановку, когда наркоторговцы будут бояться высовывать носы. Правоохранительные органы, ФСБ, отделы по борьбе с наркотиками — все  должны работать.

Нужна не столько профилактика наркомании, это я вам говорю, как автор закона по профилактике наркомании, а жесткая антинаркотическая пропаганда. Вещи надо называть своими менами. До восьмого класса надо работать одними методами, после – жесткая антинаркотичекая пропаганда. Молодых нужно вооружать аргументами, чтобы они могли легко отвечать вызовам современного мира.

Ройзман признается: должность сковывает, ограничивает его возможности:

Пока ты не чиновник, у тебя развязаны руки, возможностей гораздо больше. Как только ты действуешь в рамках своих должностных обязанностей,  у тебя все меньше возможностей. Поэтому я и считаю, что пропагандой антинаркотической должны заниматься общественные организации – у них руки развязаны, возможностей больше. То, что я мог позволить себе сказать и сделать, не будучи главой города, было гораздо больше, чем могу позволить сейчас.

Об опыте Голландии, которая легализовала наркотики, Ройзман говорит так:

Это не тот случай, когда нам надо брать с них пример. У них и мужчины друг на друге женятся, и как нам теперь быть? Это одна из здоровейших наций: у них крупные мужчины и женщины, они следят за своим здоровьем, каждый второй ездит на велосипеде. А такая примануха у них для туристов. Надо понимать: все героинозависимые начинали с легких травок и, уверяю вас, каждый думал, что у него огромная сила воли: «попробую и дальше не полезу». Я вспоминаю Высоцкого, талантливый человек с железной волей, а умер, извините, как последний наркоша. У нас до трехсот человек одновременно бывало в центрах реабилитационных, ВИЧ был у 40% , гепатит в той или иной форме у каждого. И это — нет, не война, и не эпидемия, это мы сами с собой делаем.

В заключении лекции Евгений Вадимович предложил ребятам дружить и общаться в Фейсбуке и Твиттере.

Вопросов по лекции у нашей редакции не возникло, но главу Екатеринбурга мы попросили прокомментировать другой немаловажный вопрос – о об экологической ситуации в Екатеринбурге, где работает УГМК, в структуру которой входит «Электроцинк».

Я знаю, УГМК — это очень мощная компания, которая работает по всей России. Все, что связано с металлургией, всегда будет провоцировать экологические вопросы. Но надо на чаше весов взвешивать, они платят достаточно серьезные налоги, создают кучу рабочих мест,  и УГМК социально ориентировано, они много делают в тех регионах, где работают. Это я говорю, потому что знаю руководство, видел, как они работают в регионах, ездил, знаю. Здесь надо садиться за стол переговоров и договариваться. Это — серьезные и совершенно разумные люди.  А такиевопросы возникают всегда, но где есть металлургия, там по-другому не будет никогда. Самая хорошая экология –  это где лес и речка, и больше ничего. Если бы мы могли себе позволить так жить…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
19.02.2020

Открытое письмо Прокурору республики Александру Морозову

18.02.2020

Впервые осетинка попала на обложку всемирно известного журнала

17.02.2020

Сборы для маленькой Арнеллы превысили 15 миллионов рублей

14.02.2020

На начальника Управления архитектуры и градостроительства АМС Владикавказа могут завести уголовное дело

Алагирцы жалуются на мусор, отсутствие воды и плохую больницу

Зарамагская ГЭС-1 сулит налоги и качественную электроэнергию, но цены останутся прежними

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: