Фотографии, которые висят ровно

Девушки, женщины, я вам сейчас расскажу, как покорить любого фотографа. Запомните, если хотите завоевать его сердце, просто попросите рассказать о том, где и когда он делал тот или иной снимок. Если хорошо разбираетесь в фотографии, то можете сверкнуть интеллектом и осведомиться, с каким таким объективом и на какой такой выдержке он снимал.

А контрольный в голову – это спросить, что он хотел сказать этим снимком. Фотограф, есессно, обидится, надуется, сделает оскорблено-интеллектуальное лицо и скажет что-то вроде того, что снимок должен говорить сам за себя. Но счастлив будет без памяти. Ведь это ЕГО снимок! Который он выстрадал, родил в творческом порыве. Да-да, настоящие фотографы работают именно так – годы тренировок, оттачивания мастерства, чтобы потом иметь возможность, практически не задумываясь, щелкнуть — и создать шедевр.

А фотографы, создающие свои горные фотошедевры – это же вообще больные люди. Они на ровной поверхности снимать не умеют по определению. У них творческий дзен наступает только когда они нагрузятся своим стокилограммовым фоторюкзаком, заберутся куда повыше, на какую-нибудь такую площадку размером два на три квадратных сантиметра, обязательно нависающую над пропастью. И вот там-то у них и наступит просветление, и они смогут снять какой-нибудь такой цветочек, лепесточек, деревце, которые точно также нависают над пропастью. И снять их можно будет именно с этой самой точки и ни с какой другой, иначе все – дзен пропадет, фотошедевр не родится.

Еще горные фотографы любят делать роскошные панорамные снимки с каким-нибудь таким грозным небом в облаках или тучах,  обязательно с древней башней или замком-фрегатом на первом плане. Вот вы много знаете стран, где есть средневековые замки-фрегаты? Во-о-от! А у нас в Осетии есть такой. И он тоже был запечатлен.

И снимок этот висит сейчас на фотовыставке «На стыке времен», которая проходит в Национальном музее. Это, кстати, тоже тема. Если фотограф выставляет свои снимки на выставке, не пойти туда вы не имеете морального права.

Вот я недавно пошла. Пошла, благодаря такому вот фотографу – Димитрию свет Назаренко, который милостиво оповестил меня о надвигающемся фотособытии: «Пойди посмотри, как мои фотографии висят. Может, неровно? И смотри пасквили не пиши потом на меня в своих статейках!»

Мы с Димой знакомы еще со времен Дома для Всех, поддерживаем виртуальную дружбу, так сказать. Нет, так-то я на выставку хотела пойти сама, но тут вот, если бы не Дима, может, моя лень оказалась бы сильнее и я бы никуда не пошла.

А тут – пошла. Да не одна, а с Кариной, подружкой своей, неравнодушной к искусству в каком-то смысле.

Прихожу, значит, в Национальный музей. Шо це?! Помещение поделено на секторы, налево от входа маленькая темная комнатка, завешанная какими-то холщовыми занавесками, внутри – темно и бурка висит под потолком. На стенах, на черных стенах – подсвеченные тусклым светом фотографии конца XIX века. На меня смотрят живые лица людей, живших более ста лет назад.

анж1

— Смотри, во что они одеты! – у Карины глаза прям аж расширяются от удивления. Вот только представьте себе – раньше в этой самой одежде люди занимались вполне себе обыденными вещами. Я вот, между прочим, всегда думала, не жарко было осетинкам в таких длинных и довольно узких платьях? Ну вот заниматься хозяйством в летнее время, с детьми возиться?

Побродили мы по этой комнате и вышли, значит, в соседнюю. И вот тут я поняла, что означает фраза «Шок — это по-нашему»: довольно просторный светлый зал, весь пол выстлан какими-то круглыми деревянными дощечками и — о, Боги! – сухой травой. Посередине зала что-то наподобие прямоугольных низеньких стогов сена, на которых можно сидеть.

А на стенах – они. Красивые. Роскошные. Огромные. Цветные. Фо-то-гра-фии зверушек, которые водятся в горах Осетии, растений, которые растут в горах Осетии, башен и цирт, которые стоят в горах Осетии. И, конечно, тот самый замок-фрегат, о котором я уже говорила.

анж2

В общем, стоишь напротив этих огромных фотополотен на дощатом полу, вдыхаешь запах сухой травы, слушаешь осетинскую музыку, которая плывет над залом, и чувствуешь себя горным жителем. Даже выезжать никуда не надо.

Хотя, если честно, с дощатым полом переборщил немного Национальный парк «Алания». Ибо именно он является организатором выставки. Это мне рассказал один мой знакомый друг Анзор Макиев, который, собственно, является сотрудником этого Национального парка и проводит время от времени экскурсии по фотовыставке.

— Да не люблю я это слово! Экскурсии! Лучше говори – рассказ. Я просто рассказываю о фотографиях, которые тут есть, — улыбаясь челентановской улыбкой, говорил мне Анзор, когда школьники из Лицея искусств из пятого класса «б», наслушавшись вдоволь рассказов о том где, когда и как были сделаны снимки, ушли, и мы остались вдвоем. – Вот видишь, здесь есть работы профессиональных журналистов, фотографов, альпинистов, туристов.

С Анзором мы знакомы уже несколько лет, наверное. Первый раз я его увидела, по-моему, когда поехала с Алиной Акоефф в горы – смотреть, как работает  проект «Потерянная Осетия» в поле. Анзор у меня с тех пор ассоциируется с каким-то безумно быстрым бегом по горам – да, у него есть такая особенность, он по горам не ходит, как все нормальные люди, он по ним бегает, скачет и прыгает.

Причем на такой скорости, что начинаешь сомневаться, зачем вообще придумывают всякие правила хождения по горам.

А правила, они все-таки нужны. Правила пребывания на природе с целью сохранения природно-культурных достопримечательностей, флоры, фауны и тэ дэ, и тэ пэ. (Сложная какая-то фраза). Собственно, Национальный парк «Алания» этим и занимается: пытается сохранить всевозможные природно-культурные комплексы, которые есть в Дигории, проводя помимо всего прочего еще и просветительскую работу, например, такие вот фотовыставки.

— Мы в Интернете оповестили народ о том, что начинается выставка. Кто-то сам прислал нам работы и описания к ним, кого-то мы просили. Потом уже принялись непосредственно за оформление.

То есть у нас в Осетии все-таки научились оформлять выставки! Наконец-то! Случилось! Вот, кстати, интересно, в лучших музЭях или выставочных центрах Европы как проходит это дело? И почему все, до чего мы раньше доходили своим не в меру развитым интеллектом – это просто развесить картины или фотографии на стенах, разложить экспонаты на полки в стеклянных витринах – и посчитать, что дело выполнено, и выполнено с блеском?

Хотя это уже тема совсем другого материала.

P.S. Дима, фотографии висят ровно.

Анзор, спасибо за экскурсию, ой, прости, за рассказ.

Карина, куда пойдем в следующий раз?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
20.03.2019 Gradus Pro

Режиссер Аслан Галазов об авантюризме и муляжах Стратегии развития Северной Осетии-2030

19.03.2019 Gradus Pro

Артистов Музыкального театра хотят оставить без «майских выплат» через срочную ликвидацию юрлица

17.03.2019 Gradus Pro

Такое впечатление, что депутаты и чиновники в нерабочее время ходят исключительно на «разборки»

16.03.2019 Gradus Pro

Независимое расследование крупнейшей техногенной аварии Осетии

Почему никак не победить уличную торговлю, мусор и вмешательство в исторический Владикавказ

14.03.2019 Gradus Pro

Обвиненный в избиении учительницы депутат «Патриотов России» попадет к следователям

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: