Game over

Иногда мне кажется, что мозг среднестатистического айтишника сильно похож на операционную систему Windows. Сплошные «окна», все структурировано, выверено, синхронизировано. Папки, файлы, и в каждой обязательно должен быть порядок. Любая незадача приводит к зависанию, а зачастую и полному слету всей системы.


У любого человека может слететь система, как вы выражаетесь. И проблемы в голове не всегда зависят от профессии, — говорит мне известный айтишник, ныне руководитель отдела информационных систем крупной российской компании, чей филиал находится и в Северной Осетии. Себя он предпочитает называть Серж. – Конечно, работа с компьютером влияет на образ мышления. Как любой другой прибор, он имеет излучение. Но оно не больше, чем у сотового телефона или телевизора. Так что дело не в физическом воздействии. Просто меняется склад мышления, взгляд на людей. Ведь сисадмин сталкивается с представителями, так сказать, всех уровней власти. Он может посоветовать руководителю крупной корпорации, какую технику закупать, установить программы на компьютер менеджеров и бухгалтеров, попросить уборщицу не подходить к технике с мокрой тряпкой и прекратить протирать мониторы обычной водой. Получается, что он взаимодействует, сотрудничает и просто общается с совершенно разными людьми. Но обыватель зачастую не обладает даже минимальной компьютерной квалификацией. У большинства населения обычная компьютерная безграмотность. Разве трудно запомнить несколько таких простых правил:

Первое правило. Никогда не выдергивайте работающий комп из розетки. Вы, Яна, сейчас смеетесь. Но так часто бывает. Я работал в разных офисах. И это весьма распространенное явление. Секретарша спешит по очень «важным» делам. И одним махом решает проблемы включенного принтера, чайника, компьютера и фена. Она просто выдергивает «пилот» из розетки. А потом удивляется, почему компьютер не работает!
Второе правило такое же простое, как и предыдущее – не подвергайте работающий компьютер воздействию извне: не ставьте на него чашки с кофе, не пинайте его, даже если очень хочется. Не охлаждайте из огнетушителя, если вам кажется, что он загорелся. Все вышеперечисленные манипуляции, если вам так нужно, проводите после того, как отключите технику из розетки».

Я пытаюсь сдерживать приступы хохота и задаю вполне уместный, на мой взгляд, вопрос:

— А разве можно пинать комп, даже если он выключен?

Ну, выключенный компьютер пинать гораздо безопасней,- веселится вместе со мной Серж. Но потом снова становится серьезным и продолжает: – Вы не подумайте, что айтишники пренебрежительно относятся к тем, кто ничего не смыслит в их работе. У многих создается впечатление, что мы специально разговариваем на непонятном языке. Нет, конечно. Просто это настолько ясные для нас понятия, слова, что иногда и представить себе не можем, как это можно не понимать. У нас есть какие-то странности, но они такие же, как и у обычных людей. А вот геймеры со стажем — это другое дело. Среди них встречаются и товарищи с маниакальным и депрессивным синдромом. Но это и понятно. Ведь если ты с утра до вечера сидишь перед компом, стреляешь, убиваешь людей, давишь их на огромных страшных машинах, то происходит смещение ценностей. Кажется, что все просто. Тебя убили, ты убил, перезагрузился, поменял персонажа — и опять все отлично. Ты живой, все вокруг живы. Давно я работал в компьютерном клубе. Есть такое понятие «играющий сисадмин». Я был из таких – следил за порядком, решал организационные вопросы, а в свободное время играл. Однажды я подсел на гонки. И как-то проиграл много часов подряд. Пришло время ехать домой. Я сел за руль и только через какое-то время осознал, что это не игра. Я гнал, как ненормальный, я выскакивал из-за поворотов, я был уверен, что до сих пор в игре. С тех пор я не играю. Никогда.

Залина Николова – психолог «Центра социализации молодежи». С подростками работает около 20 лет. Она уверена, что любые увлечения должны быть ограничены.

Во всем нужно знать меру, — говорит Залина. – Понятно, что компьютеры облегчают жизнь современному школьнику. Они способствуют развитию, становятся неотъемлемой частью образовательного процесса. Но компьютерная зависимость, на мой взгляд, соизмерима даже с наркотической. Недавно для своих коллег мы проводили тренинг по работе с подростками в кризисных ситуациях. Дело касалось и суицидальных случаев. Некоторые компьютерные игры способны вызвать не только агрессию, но и суицидальный синдром. Нормальный человек не будет ночи напролет проводить у компьютера, если это, конечно, не связанно с его профессиональной деятельностью. Эта проблема существует давно. И нужно обращать особое внимание на ребенка, если его перестает интересовать все вокруг, кроме любимой компьютерной игрушки. Я не против игр, но повторяюсь, все должно быть в меру.

Геймер со стажем Борис — сегодня успешный айтишник с приличной зарплатой. У него взрослая дочь и маленький сын. Когда-то он играл часами. Но всегда четко разделял, где мир, а где реальность.

Я знаю, если честно, немало примеров, когда ребята заигрывались до такой степени, что даже по улице передвигались перебежками, прячась за углами и судорожно озираясь, не следят ли за ними монстры,- признается Борис. – У меня до такого, к счастью, не доходило. Но заскоки, конечно, тоже случались. Вы, наверное, помните, была такая известная игра «DOOM»? У игроков в эту игру бывало, что они вели себя в реальности, как в игре. Я даже сейчас помню их своеобразные боковые движения в походке.

Бывало, да, что на миг терялся — где игра, а где реальность. Нельзя сказать, что ты полностью повис и карты миров представляешь. Но много чего интересного происходило в голове. Есть такая игра «Fallout». Это живой проработанный мир. В него очень сильно погружаешься. Живешь практически там. Параллели в жизни ищешь. На мой взгляд, лучшие игры придумали в 90-ые годы. Игровая индустрия была необыкновенной. Я мог сидеть у компа бесконечно. И на улице продолжал существовать в игровом мире. Я никогда не был фанатом игры «Counter Strike». Но были люди, играющие в нее очень долго, которым казалось, что за ними следят. И надо выходить очень незаметно.

Но эти изменения в поведении зависят от возраста. Чем моложе, тем впечатлительней. Некоторые пишут, что компьютерная зависимость – это заболевание. Нет, это не болезнь. Корея одна из самых играющих стран. Там есть фанатики и просто маньяки компьютерных игр. Но это же не значит, что Корея – страна преступников, или что там больше неадекватных людей.

Мне кажется, что игра, наоборот, делает человека более спокойным. Убил всех врагов, померился силами в виртуальном мире — и дальше идешь по жизни. Негативные эмоции можно оставить в игре.

Есть серьезная вещь для взрослых – «Eve online». Она связана с космосом. Очень сложная в плане освоения. Людей не думающих там нет. Там играют и крутые, обеспеченные люди.

Есть игры, в которых для того, чтобы прокачать персонажа, надо заплатить реальные деньги. Например, игра «Аллоды». Игроки с большим достатком вкладывают в нее немалые деньги. Чтобы и там быть крутым, таким как в жизни. Там можно покупать виртуальные предметы, которые придают «крутость.

Я сама вспоминаю, что у меня есть одна виртуальная знакомая по социальной сети Фотострана, которая однажды призналась, что если бы не тратила на своего питомца такие деньги (в Фотостране можно завести зверушку и покупать ей вещи, мебель и прочие атрибуты), то давно пристроила бы к своему дому второй этаж. На что Борис заметил, что такое отношение к игре он не понимает.

Я не приемлю такое. Я играю в игры, где важно мое умение, мои навыки, мои способности. А не мои деньги,- говорит Борис. — Но есть люди, которые тоже не готовы вкладывать в своих виртуальных персонажей финансы. Но зато они хотят сделать их всемогущими. У них синдром «ЧСВ» — чувства собственного величия. Это уже совершенно другой тип людей. В жизни это обычный айтишник, менеджер, рядовой сотрудник офиса. Но в игре они великие полководцы. Иногда это пугает. Потому что в какой-то момент они начинают себя считать и в жизни весьма значимыми персонами. И это приводит к тому, что человек может просто сойти с ума. Представьте, в игре он полубог. А в жизни работает менеджером среднего звена. Дисбаланс страшный происходит внутри…

Но что бы мы с вами тут ни написали, люди всегда будут играть в игры. И в бедных странах, и в богатых. И когда человеку плохо, и когда хорошо, он может любить фантастику, может хотеть придумать себе иной мир. Это не зависит ни от строя страны, ни от личных убеждений, ни от социального статуса. Я – айтишник, работаю с «железом» и программами. Общаюсь с интересными людьми, но в республике у нас нет таких программистов, которые написали бы особую программу от начала и до конца, создали бы интересную игру с нуля. Сам я когда-то начинал писать программы, потом работал администратором компьютерного клуба. Сегодня работаю в крупной компании. Но иногда все равно играю. Сегодня это «World of Tanks.

Если честно, я согласна сразу со всеми героями этой статьи. И с айтишником, которому надоели «чайники» у компов как в прямом, так и переносном смысле. И с геймером, который так красочно описывал свои любимые игры, что после беседы с ним овощи на своей виртуальной ферме я сажала с утроенным воодушевлением. И с психологом, утверждающим, что во всем нужно знать меру.

Пойду сварю кофе своему личному сисадмину, который хоть и отказался от интервью, но компьютер мой, впрочем, как и мое личное счастье, вот уже пять лет содержит в полном порядке.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
06.12.2019

Александр Матовников не поддержал идею ликвидации блокпостов на Северном Кавказе

PRO бюджет, профицитный и не очень

PRO то, как Северная Осетия может стать международной буферной торговой зоной

30.11.2019

Акционерное общество «Российский Банк поддержки малого и среднего предпринимательства» (МСП Банк) создано в 1999 году. […]

29.11.2019

С начала реализации национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы» уделяется […]

Генплан Владикавказа растревожил сердце

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: