Гении и аутсайдеры

Товарищ, верь: взойдет она,

Звезда пленительного счастья…

На въезде в Дигору недалеко от придорожного АЗС в зарослях сорняка стоит самолет, точнее, его модель, проецирующая образец времен Великой Отечественной Войны, как дань уважения подвигу живущих когда-то героев. Если подойти к нему ближе, то можно заметить, что краска успела потрескаться, хоть самолет и стоит здесь всего ничего – 3 месяца. Но зато красные звезды на корпусе сохранили свою псевдосоветскую доблесть. Внутри он пуст, модель без сложных летательных систем, которые поднимают металл в воздух, так что угнать его будет непросто.

Из центра Дигоры к окраине города подъехал конструктор этого самолета  — Алан Дзугаев, и приехал он на СВОЕЙ машине. Под капотом машина такая же, как Приора, мотор 1.6, но стоит опустить капот, как перед вами предстанет жгучая смесь из Терминатора, LMP2, чудовища Франкенштейна и трансформеров. Внутри она без зеркала заднего и вида и, впрочем, без необходимости в зеркале заднего вида: лобовое стекло сзади отсутствует, зато на крыше панорамное окно, точнее форточка. Рассчитана она на не более двух  пассажиров, не считая водителя, так что после работы, которой у Алана нет, он не развозит коллег по домам.  Современный Оптимус Прайм заводится без ключа, а только кнопкой, которая находится слева от руля. Чтобы  сделать еще и зажигание, у Алана не осталось денег. Ах да, я не сказала: машину Алан собрал сам из подручных материалов.

Незатянувшихся швов у этой красавицы, больше, чем у создания Франкенштейна. Каждую металлическую деталь, кем бы она ни была в прошлой жизни, он крепил к машине сам. Кузов, мотор, двигатель, лобовое стекло, двери, обшивку для них, панель управление – большинство частей машины он пешком тащил со свалки 10 км или с  металлолома, облагораживал при помощи болгарки и сварки (которые тоже со свалки) и так около двух месяцев. В работе помогала бабушка.  А сестра расписала кузов масляными красками. Теперь она готова, но в ГАИ об этом не знают: машина до сих пор не зарегистрирована, и 3000 км пробега она накрутила без номерного знака. Теоретически, машина равна 55 000 руб., но максимальное предложение, которое поступало к Алану и которое он отверг  — 600.000 руб. Как говорит Алан: «Эта машина одна, а других — тысячи. Она бесценна». И даже предложения собрать другое, но нечто подобное – становятся только неинтересными отвергнутыми предложениями.

Его академическое юридическое образование уже который год помалкивает и не высовывается поперек самостоятельно приобретенных знаний о механике и моделировании самолетов. Алан говорит, что эти знания от Бога. Это не первый автомобиль, который Алан собрал сам. За плечами работа для министерства обороны страны. Тогда он работал в команде. По габаритам результат их работы превзошел Hummer  в 2 раза. Но эта команда распалась, и сейчас он набрал новых ребят. Каждый будет заниматься своим делом: резьбой по дереву, работой над вечным двигателем, конструированием самолетов, сам он планирует создавать внедорожники и спортивные машины.

Самолеты, при самом лучшем раскладе, будут использовать для орошения полей, туризма и медицины, а потому работать над ними из подручных материалов со свалки уже невозможно: многие детали и части придется заказывать или изготовливать самому. Что касается его будущих внедорожников, то и здесь ему не требуется дополнительное образование, так как уже разогрелся на первых творениях.  А вообще, он считает, что для работы нужно лишь воображение. Даже эту машину он назвал «Шаг в будущее».

Свой шаг в будущее он готовится сделать 5 октября. А пока он сидит в машине, вместо Rolling Stones слушает осетинские молитвы и повторяет слова за читающим, словно любитель рока за Кит Ричардсом. Алан таит в себе горстку обид на республиканское правительство. Однажды Сергей Такоев приезжал в Дигору, но ожидаемого Аланом  восторга от его работы у председателя правительства не было. «Я обращался к очень многим людям, объяснял, что могу это сделать, а они не понимают. Теперь я устал. Здесь все ищут выгоды». Именно поэтому на пятое октября он возлагает слишком большие надежды. Раза три на этой машине он ездил в Чечню. Теперь она подарена Рамзану Кадырову. Романтической истории о том, как глава Чечни увидел эту машину и покорился ей, не случилось. Более того, он даже не знает, что она подарена ему, более того, он даже не видел ее. Официальное поздравление пройдет 5 октября, на дне рождении главы республики, куда Алан со своими друзьями собирается приехать и заявить о своих проектах.

Даже графика на его машине не просто рисунки.

Эта машина — мост между Осетией и Чечней. Она рождена в горах, он (автомобиль) — горец, собирался не на заводе, а во дворе одним человеком.

Я бы хотел, чтобы на Северном Кавказе появились те машины, которых нет нигде. Я бы открыл клуб юных талантов, учил бы детей. А в Чечне народ другой. У них другой взгляд на этот мир. В лучшую сторону. Спиртное там не продается, не курят, это и есть шаг в будущее – здоровый народ.

Мощь звезды смерти незначительна в сравнении с надеждами, которые Алан возлагает на Чечню. Там, в Грозном, его не встретит старичок-боровичок  с волшебным кувшином и двое из ларца с письмом от Емели с инструкцией к щуке. За небольшой промежуток  времени, проведенный им в Чечне, Алан успел поговорить с двумя влиятельными людьми. От них предложения о сотрудничестве не посыпались в виде ожидаемой манны с неба, однако на планы конструктора это не повлияло.

Хорошо там, где нас нет. По словам Алана, если и в Грозном дела не сложатся, то уедет в Эстонию. Там у него есть знакомые. Наверняка и Эстония лучшее место, чем Осетия.

Свою реинкарнированную красавицу Алан иногда не хочет показывать. Говорит, что стыдно за нее, ведь это не предел возможностей.

Я сам хочу собрать машину времени. Мое мировоззрение складывается так: о чем человек подумал, уже не есть невозможно.

А вообще, это только тезис в его философии. Он рассказывал о мобильном телефоне, как об удивительном чуде, о силе и скорости мысли, тем самым давая понять, что изобретатели – это чудаки, первые поверившие в то, чего не может быть.

— Я живу не той жизнью, которой живут все остальные — считает Алан.

И действительно: он верит, что как только расскажет главе соседней республики о своих планах, ему выделят небольшой цех, в который будут привозить все необходимое для создания машины времени, а он будет долго-долго работать над ней. По его словам, машина времени – бесценна, что в переводе на денежный эквивалент равно 4 млн. (валюта не указана). Всю сумму надо потратить на материал и ассистентов. На людей из его «команды», с которыми он работает над проектами. Все они в перерыве между планами на будущее и конструированием чего-то эдакого, не работают. Алан считает, что они гении.

Я сделал машину, чтобы обратить на себя внимание. Я хочу быть таким, какой я есть.

Многие его ответы на вопросы представляли собой образец научного труда. В любой теме он находил повод поговорить о великой, но забытой национальной культуре. Дома у него – 250 страниц рукописного текста об осетинских обычаях. Читали их только самые близкие друзья. Нередко он приезжает в детские дома в национальном костюме. Этот наряд у него на многие случаи жизни. И свой шаг в будущее он также сделает в этом костюме, то есть 5 октября.

Почему-то ему кажется, что вечно справедливый, но строгий человек Рамзан Кадыров всегда выступает за идею и всегда поддержит. А здесь все новое выставляется на смех. Вот, например,: «Альберт придумал вечный двигатель. Он об этом рассказывает, а над ним смеются. Он не просит финансирования, он просит помощи. Это надо всем, не только ему». Но использовать редчайший вечный двигатель в своих машинах Алан не торопится: «Нужно много экспериментировать. Нужны технологии. Ошибка может дорого стоить».

С каких пор Осетия не кузница Олимпийских чемпионов, а Силиконовая долина? Откуда у нашей республики, да и у любой другой, такие деньги на призрачные эксперименты? Он придумал вечный двигатель, но когда об этом было объявлено, то медиа-бури не случилось. Если честно, это даже не всколыхнуло травку в поле.

Но, все же, это не помешало нам познакомиться с Альбертом.

Покажи нам что-нибудь необычное,  — просит его Алан по телефону.

И уже через 3 минуты мы смотрели на кое-что необычное.

Столько, сколько Илья Муромец пролежал на печи, столько Альберт Золоев обучает кунг-фу. За это время для многих он успел стать Оби-Ваном. Альберт владеет мечом, копьем, нунчаками, звездочкой и собой. Вот уже который год он сам собирает горный чай. В нем зверобой, душица, мята и еще некоторые полезные травы. Его мастерская находится в сарае дома. Там не только убийственные штуки, но и книги по физике и механике на полках. Но мы здесь не за этим. Что более реальное в его работе – это занятие резьбой по дереву. Глядя на его работы, призрачный вечный двигатель отходит на второй план. Альберт делает осетинские чаши, ножи, топоры. Когда-то для дочери он сделал рогатку в форме дракона, которую просил у него один из музеев.  В углу рабочего помещения – горка дров. Это будущее массивное резное кресло в стиле царской Руси. Ко дню рождения Кадырова и Альберт будет во всеоружии. Точнее с резным топором!  А еще Альберт уже 10 лет коллекционирует камни. Сейчас у него более 25 000 камней идеальной формы, отсортированных по размерам в несколько коробок.

Они не трубят о своей работе, но если кто спросит, то расскажут. Если кто не смог верно их понять, то и это уже не их забота. Назовут ли когда-нибудь этот «Шаг в будущее» примером великого переворота судьбы человеческой? Узнаем 5 октября. Остатки школьного курса физики подсказывают, что есть что-то противоестественное в этих планах. Не хотелось бы быть неверующим Фомой, но уж слишком это «всего добьюсь, ЕСЛИ поеду в Чечню» напоминает архимедовское «переверну мир, ЕСЛИ мне дать точку опоры». С точки зрения физики обе вечные идеи – полная бессмыслица. Но разве не этим интересен мир?..

Они не отправляют кадры со своими работами в программу «Сам себе режиссер», в рубрику «А вам слабо», хотя без проблем могли бы выиграть главный приз. В конце концов, последователей у них найдется не меньше, чем осуждающих и крутящих пальцем у виска. Чем-то напоминает новую религию.

Алан сказал, что быть талантливым человеком – наказание. Но, может Быть, история еще изменится.

Есть два пути. Либо они станут командой современных «леонардодавинчей», о которых через века скажут, что они опередили свое время, либо они так и будут осуждать действующее во все времена плохое правительство, обвиняя его во всех своих неудачах.

P.S. Стоя на развилке возле дорожного знака имени этих ребят, думаешь, вот как о них написать? Напишет время…

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Партии и ЦИК обвинили друг друга в «каруселях» и вбросах

ПРО уставших избирателей, потери «Единой России» и «Патриотов», возвращение ЛДПР и дебют «Родины»

Первый пресс-аташе в отечественном футболе Андрей Айрапетов рассказал о встрече с Пеле, шампанском для ливерпульцев и клюшке от Харламова

От роста доходов до падения промышленного производства

Наша жизнь в определенной степени зависит от акциза, хотя не всегда можно узреть и почувствовать его на ощупь

Хватит ли денег на жизнь отдельно взятой семье

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: