Голодные игры

Кадровый голод оставил Северную Осетию без министра финансов

Курс доллара почти перевалил за 70 рублей, пенсионный возраст вот-вот перевалит за 60 лет. Размышляя о цифрах, вспоминают о финансах. А размышляя о финансах, вспоминаем, что в Северной Осетии есть даже отдельное министерство для управления ими. Но министра финансов в республике нет практически с начала 2018 года.

В начале марта Казбек Царикаев просто уехал в отпуск, а из отпуска вернулся свободным человеком. Свободным от должности министра, занимать которую, несмотря на красивое и звучное название, никто почему-то не торопится. Новость об отставке Царикаева появилась 1 июня. В качестве неофициальной причины называются «разногласия по финансовой политике с главой республики Вячеславом Битаровым». Хотя источники  в правительстве признаются, что фактически Царикаев передал бразды правления с января года.

c520ca5662620a990ab1cf7838a6412b

Казбек Царикаев

Экономист и политик не сошлись характерами/взглядами/мнениями/гороскопом. Что ж, бывает. Но что дальше? Уже несколько месяцев — ничего. Вернее, никого. На сайте правительства даже появилось объявление: «Конкурс на должность Министра финансов Республики Северная Осетия-Алания». Присылайте резюме.

Как министерство вообще работает без руководителя? Докторант факультета политологии МГУ Артур Атаев считает, что ничего страшного не происходит:

— В истории российского правительства было немало моментов, когда Министерство финансов (не отдельно взятого субъекта России, а государства) возглавлял и.о. Сейчас, я так понимаю, исполняющий обязанности в республике есть — Алан Дзагоев, — отмечает эксперт.

— В сложившейся ситуации я минусов, в принципе, не вижу, — продолжает политолог. — Это не политическая должность, а больше технократическая должность.

В условиях нынешнего отсутствия бюджетных дополнительных средств, управлять там особо нечем, нет таких финансовых потоков.

Думаю, сейчас это не такой важный в политическом и экономическом плане механизм, чтобы могли произойти какие-то сбои. Практика показывает, что все в регионе управляется, как минимум, из двух центров: из кабинета главы и из кабинета премьер-министра. Если работа между профильными министерствами (Минэком, Минфином и другими ведомствами) налажена, то проблем никаких возникнуть не должно.

8e437f2b07d69c153cd6bcc1d20ceb48

Алан Дзагоев

Казалось бы, место вакантно – налетай! Почему же толпы людей не обивают пороги правительственных органов, не задействуют все мыслимые и немыслимые связи, чтобы получить статус Министра?

— Должность «расстрельная», — объясняет Атаев. — Управление финансами в республике ведется в долговом режиме. Ты должен заработать для республики, затем отдать часть бюджетникам, отдать часть согласно майским указам, а это тяжело для всех субъектов, в том числе и для «доноров». Для Татарстана, например, майские указы стали тяжелым бременем. На регионы возлагаются серьезные обязательства по «социалке», по образованию… В таких условиях нужен человек, который, во-первых, умеет правильно работать и выстраивать отношения с Министерством финансов России. Во-вторых, умеет правильно лоббировать свои отношения с федеральными ведомствами в рамках инвестиционных программ. В-третьих, знает внутреннюю кухню финансовой составляющей региона. После крушения «Темпбанка», «Банка Развития Региона», «Диг-Банка», закрытия «Адамон Банка» финансовой системы фактически не осталось. Новому министру будет практически нечем управлять.

Экономист Заурбек Коченов о работе министерства знает не понаслышке. С 2002 по 2006 год возглавлял отдел экономического анализа и контроля, когда министром финансов РСО-Алания был Константин Уртаев. С оценками политолога Коченов не солидарен:

— Министр финансов республики к банкам отношения не имеет ровно никакого. Разве только день финансиста празднуют в один день. Бюджет и коммерческие банки соприкасаются, но не находятся во взаимоподчинении.

С тем, что управлять министру нечем, он тоже не согласен:

— Формирование и исполнение республиканского бюджета субъекта РФ, отчет об исполнении — это очень серьезная сфера, требующая серьезных компетенций, глубоких знаний, большой отдачи. Объем работы огромный. Сейчас вот, например, начинается формирование бюджета уже на следующий, девятнадцатый, год.

Кое в чем все-таки мнения политолога и экономиста сходятся. Оба, например, отмечают, мягко говоря, нехватку средств, поступающих в бюджет. И оба считают должность министра в таких условиях сложной и неблагодарной:

— Почему я не согласился бы, если бы мне предложили эту должность?

Во-первых, регион глубоко дотационный. Должность министра финансов в таком регионе практически обязывает постоянно идти с кем-то на конфликт, в любом случае будешь портить отношения с людьми.

Потому что когда у тебя три рубля в распоряжении, а запросов — на тридцать три рубля, тебе многим приходится отказывать. Во-вторых, сейчас очень тяжелые взаимоотношения с министерством финансов России. Там нет понимания ситуации, на регионы оказывается давление. Москва не рассматривает причины этой дотационности, но требует сокращения расходов. А сокращение расходов в наших условиях, по сути, означает, что ты кого-то просто оставляешь голодным. Не выполняешь ни социальные обязательства, ни, тем более, обязательства по какому-то развитию. То есть, бюджет развития вообще практически не формируется. Все это ведет к разрушению, а ответственность несет министр финансов, поскольку все эти вопросы ассоциируются прежде всего с ним. В-третьих, подозреваю, что министр никаких прав не имеет и действует по указке вышестоящих органов, при этом вся ответственность ложится именно на него. Тогда это не министр, а, скорее, зицпредседатель. Эта должность того не стоит. Думаю, эта история будет длиться долго, — заключает экономист.

Впрочем, по словам Коченова, отсутствие рулевого без приставки и.о. на работе Министерства не сказывается:

— В качестве Министерство не потеряло, поскольку сейчас там работает достаточно сильная команда — и исполняющий обязанности, и заместители. Никаких убытков с точки зрения компетенции точно не случилось.

Причин, по которым Царикаев ушел, я не знаю, но точно скажу, что трудовой коллектив министерства финансов достаточно квалифицирован, чтобы поддерживать работу на должном уровне.

Финансовый кризис, не только в плане отсутствия денег, но и руководителя, в  Северной Осетии продолжается. Итоги последнего конкурса на пост руководителя Минфина подвели в июле: комиссия во главе с Таймуразом Тускаевым ни одну кандидатуру не одобрила.

В конце августа министерский вопрос вновь поднимался на пресс-конференции Битарова. Власти по-прежнему в активном поиске. Руководитель республики призвал «хороших финансистов, разбирающихся не только в финансах, но и в бюджетной работе» и «управленцев, которые умеют работать с федеральным министерством финансов» смело предоставлять свои резюме.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
19.10.2018 Gradus Pro

Годы жалоб на зловонную владикавказскую свалку, а воз и ныне там

В правительстве подсчитали, сколько туристов хлынет в Осетию

16.10.2018 Gradus Pro

Экспертиза признала выбросы «Электроцинка» обычной водой

Михаил Ратманов поставил диагнозы и призвал жаловаться на вымогательства в больницах

14.10.2018 Gradus Pro

Музыкант Фати Бесолти о том, как эффектно встроить “национальное” в современное искусство

13.10.2018 Gradus Pro

Коллектив Музыкального театра не получил выплаты по «майским указам»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: