Город мой — Орджоникидзе

Штучная история о любви к синему городу, вечной молодости, дружбе с Высоцким, словом, об Аскере Махмудове

Это очень личный и важный для меня текст.

Когда я училась то ли в первом, то ли во втором классе, мама принесла мне фотографию красивого человека. Мне тогда казалось, что именно так должны выглядеть принцы из сказок. В белом костюме, алой рубашке, в затемненных голубоватых очках и с очень открытой, завораживающей улыбкой, из тех, что кажутся предназначенными лично для тебя. Сейчас таких людей называют секс-символами, но тогда подобных терминов не было, просто было понятно, что это яркий, неординарный, удивительный артист. Фотография из моего детства почему-то застряла в памяти, и я всю жизнь чувствую какую-то сугубо личную причастность к тому, кто был на ней изображен. Это Аскер Махмудов, талантливый, смелый музыкант, которого не могут не помнить те, кто был рожден в городе Орджоникидзе.

Я всегда пунктирно следила за его творчеством. Как у многих, у меня был, как тогда говорили, виниловый гигант, на одной стороне которого были записаны песни группы «Баккара», а на другой – Аскер. И я по сто раз на дню слушала его. Иногда узнавала, что он участвовал то в одном грандиозном концерте, то в другом. Это были, в том числе, и главные концертные площадки страны. А уж новые клипы – они были бы засмотрены до дыр, если бы дыры могли появиться на носителях подобной информации. И, конечно, я была на многих его сольных и не очень сольных концертах.

Не все знают, что Аскер несколько лет гастролировал с Владимиром Высоцким. И на этом я не могу не остановиться. Аскер никогда не казался высокомерным, но и панибратства, по моим ощущениям, не допустил бы. В нем чувствовался внутренний стержень, который не позволяет своему обладателю идти на компромиссы с собственной совестью. И Владимир Семенович не мог такого не оценить, потому что сам был таким же.

Высоцкому не позволяли в те времена выступать соло, нужна была команда артистов, которые делили бы с ним концертное пространство. И Аскер был в этой команде. Что это означало для него? Я не знаю точно, но всегда думала, что, во-первых, это свидетельствовало о способности Аскера, человека творческой профессии, на подвиг настоящей дружбы, позволяющий порой отступить, отодвинуться, чтобы пропустить друга и коллегу вперед. Во-вторых, участие в гастролях с Высоцким требовало в те времена реального мужества: Владимир Семенович был в жесткой опале, дружба с ним, близость к нему не могли не отразиться на карьере негативно. Не могли! И Махмудов это, конечно, осознавал. Но и в сторону не ушел.

И еще. Сейчас многие карьеру делают на том, что рассказывают, как рядом с Высоцким чихнули, кашлянули или услышали от него пару слов, а Аскер, что говорит о его исключительном благородстве, после смерти Владимира Семеновича тоже его не предал: не стал паразитировать на славе человека, с которым при его жизни был реально дружен. Честно сказать, пользоваться кем-то – это вообще не про Аскера: он изысканно аристократичен, деликатен, тонок.

Существует ли в наше во всех смыслах меркантильное время, когда на концертных площадках серость вышла из берегов, такая глубокая, достойная, настоящая верность дружбе? Конечно, нет.

Аскеру всегда хватало благородства, чтобы не драться за «место под солнцем» и на эстраде, и в жизни, чтобы не становиться хищником, готовым на все ради очередной ступеньки вверх по карьерной лестнице. И именно по этой причине, на мой взгляд, его было так до обидного мало на экранах телевизоров и в радиоэфире. В таком же стиле, интеллигентном, не очень современном, тактичном, уникальном Аскер с эстрады совсем ушел. Вовремя или нет – это его решение. Наверное, оно не было легким, но совершенно точно я понимаю, что иначе он поступить не мог: стержень бы не позволил. И его уход с большой сцены выглядел очень достойно, как и все, к чему он прикасался!

Такой у меня герой. Штучный. Отдельный. Удивительный и даже таинственный для меня. Таких теперь в шоу-бизнесе больше не бывает. Наверное, можно говорить о его безжалостном отношении к себе, но тому Аскеру, каким я его воспринимаю, это позволяет оставаться собой. Что может быть важнее?

Больших трудов стоило найти его, мне помогали со всех сторон люди, у которых имя Аскера вызывало неизменно положительную реакцию. Хороший человек все-таки именно хорошими людьми обрастает. Не могу не произнести слова благодарности Ларисе Рамоновой, сразу вызвавшейся предоставить информацию, которая есть в ее распоряжении; Наталье Суановой, жене Кима Суанова, которая очень трепетно отнеслась к моей просьбе о помощи; Анне Албеговой, реакция которой на мой звонок была мгновенной и яркой, хотя с Аскером она не знакома: «Если нужна моя поддержка в чем бы то ни было, я готова. Если будет концерт из его песен – я спою».

Удалось узнать, что Аскер уже более 20 лет живет в Сочи, что он старался приезжать периодически в Осетию, но теперь болен, так что не может больше совершать подобные путешествия.

А потом Аскеру передали, что я о нем спрашиваю, и он позвонил. Конечно, я растерялась, и все заранее придуманные вопросы куда-то вылетели из головы. Но это и хорошо. Получилось просто и искренне, как ему должно было понравиться. Он рассказал, чем занят сейчас: пишет песни; вспоминает Осетию, которая дала ему, как он выразился такой заряд любви, что он до сих пор им пользуется, растрачивает потихонечку; он входит в осетинскую диаспору Сочи; радуется, что вовремя ушел со сцены, не испытав на себе гнет «шоу-бизнеса»; любит своих друзей… Аскер, кстати, о друзьях сказал так: «Как бы долго мы ни молчали, но потом общаемся, будто вчера расстались, и это очень хороший признак». И у меня тоже было ощущение, что я только вчера с ним разговаривала, хотя мы не были знакомы никогда. Столько в нем тепла!

Последний раз он был в Осетии 12 лет назад. Похоже, что ему всегда здесь уютно и радостно, но здоровье потребовало иного климата, пришлось уехать. Аскер, как мне показалось, из тех людей, которые умеют быть легкими для окружающих, не любят ныть, жаловаться, не помнят обид… Как эта легкость ему дается – вот в чем вопрос. Не думаю, что запросто.

…Посмотрите клип, точнее, вспомните его. Голос Аскера светится, его пение – не демонстрация усилий, как сейчас принято, не выпендреж, а способ поговорить с нами о любви, все сделано так элегантно. Клип сейчас кажется наивным и не особенно достоверным в плане спецэффектов, к которым мы уже привыкли, но он достоверен в своей искренности, в удивительном тепле исполнителя, которое невозможно не почувствовать. А теперь еще ко всему этому утраченному в наше время волшебству простоты и честности примешивается ностальгия по улицам Орджоникидзе, не перегруженным транспортом, по простым и запоминающимся с первого раза мелодиям, по словам, от которых не попахивает ни пошлостью, ни эпатажем.

Аскер Махмудов для меня – поколенческое явление, единица измерения ностальгии по утраченной стране, в которой родились мои ровесники, по благородству и достоинству, которые перестали считаться необходимыми для публичных людей.

Он обещал прислать какие-нибудь материалы, фотографии, статьи, потому что в Интернете есть только несколько клипов и аудиодорожек. Когда пришлет, сделаю большой материал. Буду очень-очень стараться. Так, чтобы ему понравилось.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

ММАшники Северной Осетии просят огня

16.10.2017 Gradus Pro

Полет дизайнерской мысли во Владикавказе скрывают от излишней скромности и чрезмерной халатности, и только «Сердце столицы» открыто и горячо

Битаров испытал в Моздокском районе целую гамму чувств

Дмитрий Анатольевич, благословите, мы нашли за что держаться — биоэтанол

Спасут ли растущие налоги республиканский бюджет?

Во дворах Владикавказа и Алагира прошла инспекция: одни довольны, другие нет

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: