Хард-рок, медведь и Модильяни

Нежданно-негаданно случился юбилей у Бориса Дзасохова. Легендарного в широких кругах администратора футбольной «Алании». Четверть века вместе с красно-желтой гордостью Осетии, воистину и в радости, и в горе. Чего только не видел Боря – безумные победы чередовались с катастрофическими поражениями причудливым калейдоскопом. А еще города, страны, самолеты. И люди. Тысячи и тысячи новых лиц. Поди, запомни. А Дзасохов помнит. И не только лица – околофутбольные и просто житейские байки «от Борика» давно стали такой же притчей во языцех, как и непомерно неформальный, рокерский вид харизматичного юбиляра.

слайдер

А ему 55. Что твой хоккейный номер на спине. Сразу вспомнил, как ревностно Боря относился к попыткам молодых футболистов выбрать необычные игровые номера. Дзасохов новомодного увлечения не разделял, считал мещанством и выпендрежем, периодически раздавая всем «сестрам» по серьгам.

Румынский новичок Мариан Александру положил глаз на 77-й. Борис вздернул брови вверх:

— Зачем тебе две семерки? Опять хоккейные варианты пошли?

 — Это год моего рождения, — ответил футболист, не подозревая еще, что петля вокруг его шеи стягивается все крепче.

— Дату рождения посмотришь в паспорте, — отрезал Боря, — Великий румын Георге Хаджи хоккейные не брал, вот и ты не бери.

Еше меньше повезло моему доброму приятелю Азамату Хуриеву. Он как раз начинал свою карьеру в дубле «Алании» и присмотрел ультрамодный 99-й. Это была роковая ошибка.

Борик придал собственному выражению лица состояние отчаянного трагизма и зашел издалека:

— А почему две девятки хочешь? Бери сразу три.

— А разве можно по регламенту? – Азамат был слишком юн, чтобы почувствовать подвох.

— Сейчас всё можно, — знаменитый Борин тенор, чуть протяжный и с «носовым» прононсом, лился песней, — особенно, если учесть, что с номером 999 ты заодно будешь рекламировать казино «Три девятки» на Маркуса.

 — Но… — юниор опешил и не смог подобрать слов.

— Что «но»? – прогудел Дзасохов, — отлично, будешь рекламировать. Только учти, что играть будешь не на стадионе, а прямо в клубе за покерным столом. Расскажешь каталам о своих предпочтениях эстетических. Нормальный номер бери, ты что, пострадавший?

«Пострадавший»… Одно из самых любимых Бориных слов. Диапазон возможного значения этого термина – широчайший. От снисходительной жалости к поверженному противнику до добродушного подтрунивания над своими же любимцами.

Звоню как-то Боре из Штатов в разгар очередного чемпионата мира (по футболу, ясное дело):

— Борис Русланбекович, ну как, смотришь?

— Вот как раз садимся, Сенегал начинает играть. Сейчас буду молиться за победу, — фирменное спокойствие Дзасохова резко контрастировало с рокотом веселых голосов в телефонной трубке.

— Наши все собрались? – уточнил я.

— Да здесь не только наши, но и ваши, — провел четкую демаркационную линию Борис, — одним словом, хватает пострадавших.

3

Познакомились мы почти 20 лет назад, году, наверное, в 98-м. Я как раз начал работать с футбольной «Аланией» как корреспондент – репортажи с матчей, сюжеты с тренировок, интервью. Жарким августовским днем случилась моя самая первая командировка на выездную игру вместе с командой.

Летели мы в в Ярославль к «Шиннику», команде вполне себе посредственной, но противной и колючей – такая и сама толком не играет, и сопернику развернуться не дает.

Боря подошел к нам с Вадиком Тохсыровым (нынешним главным редактором портала «15 Регион») своей классической, нарочито небрежной и неторопливой походкой и без тени улыбки на лице выдал:

— Ну что вы, комнатные? Готовы? Смотрите, решается ваша судьба на глазах всей страны. Валерий Георгиевич (Газзаев – прим. Р.Т.) говорит, что это ваш первый выезд с нами, и если, не дай Бог, проиграем, то из Ярославля назад доберетесь своим ходом. И вообще никогда больше с нами не поедете никуда.

Пока мы хлопали глазами, Боря развернулся медленно-медленно, как круизный лайнер в порту, и горделиво «поплыл» в сторону паспортного контроля.

Конечно, это была шутка, но мы с Тохсыровым пережили очень неприятные 90 минут игры и расслабилисьь только после финального свистка арбитра Лапочкина. На табло горели единицы. Ничья! Прошли проверку боем!

Подружились мы с Бориком как-то сразу и крепко. Он был совсем не похож на спортивного функционера. Скорее на активного участника герильи или классического рок-музыканта. Последнее, кстати, оказалось почти истиной.

1

Вечерами накануне матчей, когда все дела уже переделаны и приходит долгожданный покой, Боря начинал философствовать и ударяться в воспоминания. Особенно когда рядом был его самый закадычный друг и наш великий кумир Андрей Айрапетов. Самый первый           пресс-атташе в истории отечественного футбола. Представляете, человек придумал целую профессию и все ее нормативы? С ума ведь сойти! Легенда!

— Андрей Саныч, — Борик очень любил непременно вовлечь того в процесс, — А Вы еще помните, почему меня во времена бурной студенческой молодости называли Птицей?

Ответить Айрапетов не успел, потому как Борин вопрос оказался риторическим.

— Так вот, — немедленно продолжил Дзасохов, — Я ведь был единственным настоящим рокером и диск-жокеем в городе в те времена. Носил волосы еще длиннее, чем сейчас, и проводил сумасшедшие дискотеки в университете. А вы, мои молодые друзья, должны понимать, что у каждого диск-жокея есть своя фишка. У меня была вообще фантастическая – в разгар вечеринки я включал Deep Purple и начинал танцевать вот так.

 Боря на удивление легко выскочил из глубокого уютного кресла и изобразил замысловатый танец. Он действительно походил на кондора, кружащего над Огненной Землей в поисках добычи.

— Вот поэтому меня и прозвали Птицей, — горделиво заключил наш герой.

Я решил тут же уточнить детали у всегда острого на язык Айрапетова:

— Это правда? У Борика была такая бурная молодость? Дискотеки, хард рок, толпы фанаток?

— Ага, бурная, – мгновенно включился Саныч, — Как пересохший Терек… До сих пор весь город ходит в панике и удивляется, куда делись Птица и весь хард рок! Где этот один из сильнейших?

5

Иногда в  философских изысканиях и неожиданных решениях Боря превосходил самого себя. Однажды увидел нашего коллегу Азамата Такаева с видеокамерой и выдал гениальное:

— Азик, хоть ты и учился на журналиста пять лет, а самого главного не знаешь.

— Борис Русланбекович, вы о чем?

— Ты знаешь главный принцип журналистики, которому не учат в университете? Не знаешь! А я тебе расскажу сейчас о нем одним предложением.

— Как одним? – изумился ничего не подозревающий корреспондент.

— А вот так. Главный принцип журналистики таков – надо смотреть в одну сторону, а камерой снимать в другую. И всё.

При всей «киношности» натуры Боря еще и большой интеллектуал. Шутки шутками, но сколько же часов за все эти годы мы провели в беседах о непреходящем и сокровенном. Литература, поэзия, театр – надо видеть как моментально загораются Борины глаза, стоит только заговорить о спектаклях и постановках. Он давно дружит с актерами «Табакерки» и самим мэтром – сколько раз приезжали мы на игры в Москву, Борис спешил закончить все дела футбольные до вечера, чтобы успеть на очередную премьеру любимого театра.

Поражал Боря своими недюжинными познаниями в области искусства не только нас, но и случайных попутчиков. Летели как-то на матч в столицу не чартером, рейсовым самолетом. То ли с деньгами было туго, то ли еще что. Боря по обыкновению стоял в проходе и общался с доброй дюжиной наших коллег одновременно.

Бахва Тедеев, замечательный футболист, сосредоточенно корпел над кроссвордом. Что-то не сходилось по вертикали. Капитан команды озадаченно поднял голову и прознес со своей непередаваемой интонацией:

— Итальянский живописец XX века, представитель школы экспрессионизма, который извес…

— Модильяни! Амедео Модильяни! – не дал закончить задание Боря, — между прочим, Бахва, обязательно посмотри фильм о нем с Энди Гарсией. Очень тонкая и драматичная работа.

Пока Тедеев благодарил знатока, тот окончательно вошел в роль:

— И вообще, я всем в этом самолете настоятельно рекомендую познакомиться с жизнью и творчеством Амедео Модильяни! Не только футболистам, но и остальным пассажирам. При условии, конечно, что мы долетим до Москвы сегодня.

Случайные наши попутчики вздрогнули…

6

Даже откровенные казусы Боря умеет обратить в несомненные достоинства. Весной двухтысячного приезжаем на кубковый матч в Урень. Глухой уголок Нижегородской области с крошечным стадионом, сельсоветом и двумя магазинами. Гостиницы нет вообще, а потому селимся в совершенно жутком пансионате для работников железной дороги прямо в лесу.

— Как говорили отцы советского юмора, класс игры невысок, — Борис осмотрел убогое убранство номеров с нескрываемой печалью, — зато на стадионе у них живет медведь, представляешь?

И действительно, прямо за воротами у поля стоит просторная клетка с топтыгиным.

— Это Машка, — гордости директора команды «Энергетик» не было предела, — наш живой талисман. Удачу приносит.

— Я сейчас с ней поговорю и решу вопрос, — парировал Дзасохов.

Что вы думаете? Наш герой действительно направился к клетке, подошел вплотную к решетке и начал что-то негромко объяснять медведице. Та внимала словам Бори с удивительным спокойствием.

Наконец сеанс шаманства закончился, и заклинатель медведей торжественно изрек:

— Договорился! Сказала, что будет победа со счетом 2:1.

Мы, конечно, посмеялись тогда от души. А вечером уреньский «Энергетик» из второго дивизиона выбил все еще грозную «Аланию» из Кубка России.

Хозяева победили со счетом… 2:1!!!

7Ужинали мы в каком-то придорожном заведении и не преминули возможностью напомнить Дзасохову о «договоренности» с медведицей Машкой.

Борик совершенно не растерялся:

— Очень вы слабые, конечно! Какие могут быть к Машке вопросы? Она же сказала, что будет победа со счетом 2:1? Сказала. Счет правильный? Правильный. Единственное, не уточнила, кто выиграет…

Боре 55… С ума сойти! Только вчера, кажется, мы весело подтрунивали над ним из-за того, что сдался на милость суеверию и отказался отмечать сорокалетний юбилей, а уже пятнадцать лет промчались мимо разудалой тройкой.

Нет больше той «Алании» вместе с ее победами, закончили карьеру почти все ребята из девяностых и нулевых, и только Борик неизменно здесь. Живое воплощение золотого века осетинского футбола. Человек-легенда. Не просто один из сильнейших, а и вовсе – сильнейший.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Все самое интересное с официального пикета против «Электроцинка»

17.11.2018 Gradus Pro

Бюджету Северной Осетии мешает приватизация и помогают «письма счастья»

Народно-правительственная комиссия думала, как закрыть «Электроцинк»

15.11.2018 Gradus Pro

Владелец мебельной фабрики предложил свою кандидатуру на должность директора профтехучилища во Владикавказе

14.11.2018 Gradus Pro

Эта история началась 1 сентября 2012 года, когда мой старший сын пошел в РФМЛИ

Что оставил напоследок скандальный министр — троянского коня или благо для медицины

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: