Хождение по мукам

В смерти двухлетнего мальчика не могут разобраться 7 лет

Каждый год в республике общественность сокрушается по поводу очередного резонансного дела, однако зачастую шокирующие истории не получают продолжения, по крайней мере, многие из них не отслеживается от начала до конца. Люди перестают обсуждать шокирующие факты, СМИ перестают о них писать, и на этом резонирующий эффект сходит на нет. Одной из таких некогда громких, но теперь уже забытых историй является трагедия, произошедшая в семье Хосроевых семь лет назад.

Олегу Хосроеву было всего 2 года, когда его жизнь оборвалась. Все начиналось довольно прозаично — острая респираторно-вирусная инфекция, которая закончилась тяжелыми осложнениями и смертью. Трагедия разворачивалась в 2009 году, на дворе 2017, а история со смертью ребенка из семьи Хосроевых все еще находится в подвешенном состоянии.

SelfTimer Off

В редакцию «Градуса» обратилась бабушка мальчика — Марина Каллагова, которая до сих пор пытается добиться судебного разбирательства. Дело в том, что история со смертью ее внука неоднозначна и запутана: тяжелых осложнений, от которых он умер, могло и не быть, если бы ребенку вовремя оказали всю необходимую медицинскую помощь. Исходя их этого, семья считает, что всему виной врачебная халатность.

— У него просто сопельки потекли, а закончилось все… Столько лет прошло, а воз и ныне там. Нам и экспертизу Московскую провели — выше нее уже ничего нет — и там сказано, что смертельного заболевания не было. Нас вовремя не госпитализировали, вот в чем дело.

Что произошло

В ноябре 2008 года Олег Хосроев заболел, врач 2 детской поликлиники Людмила Тохтиева диагностировала у ребенка острую респираторно-вирусную инфекцию — ОРВИ.

В январе 2009 года Олег снова заболел, в Дигорском ЦРБ ему поставили диагноз «ОРВИ. Острый бронхит». Спустя неделю мальчика выписали как здорового.

13 февраля Олег снова попал в больницу с диагнозом ОРВИ. Врачи при последующих визитах 23, 26 и 27 февраля отмечали улучшение состояния ребенка.

12 марта мальчику снова поставили диагноз ОРВИ. А в ночь с 12 на 13 марта Олегу стало хуже и родители вызвали бригаду скорой помощи. До приезда врачей мать ребенка сделала ему укол с целью понизить температуру, которая к этому времени поднялась до 39,6 градуса. Приехавшая на вызов врач-педиатор Станции скорой неотложной помощи В. Мякинина при осмотре ребенка причин для госпитализации не обнаружила, а состояние ребенка оценила как относительно удовлетворительное.

Утром 13 марта Хосроевы повторно позвонили в «Скорую помощь», обслуживавшая их врач Е. Макартычан приехала, по словам родственников мальчика, с пустыми руками — без медикаментов и даже градусника, причин для госпитализации также не нашла, рекомендовав обратиться к педиатру. Интересно, что Макартычан утверждала впоследствии, что потеряла карту вызовов, вследствие чего определить правильность действий врача и состояние ребенка в тот момент, невозможно.

 Спустя два часа родители самостоятельно привезли Олега в Детскую республиканскую клиническую больницу во Владикавказе. Его состояние было оценено как тяжелое. Диагноз: ОРВИ,  бронхит, пневмония.

В 9:35 ребенок был госпитализирован. Осмотр проводили заведующая отделением Л. Хуцистова и заведующий реанимационным отделением С. Купеев, которые оценили состояние Олега как тяжелое. У мальчика были диагностирована правосторонняя пневмония в тяжелой форме. В реанимации мальчику отказали.

По словам профессора Лазарев — это был ключевой момент, который мог спасти жизни Олегу.

— В 9:35 привезли ребенка в ДРКБ. 3 часа стояли в коридоре и просили заведующую отделением Хуцистову нам помочь, но она никакого внимания ребенку уделять не стала. Свое бездействие она мотивировала тем, что мест у них нет. Если бы нас скорая привезла, то место бы нам нашли, а раз привезли сами, значит ситуация не такая тяжелая. И только когда состояние ребенка ухудшилось, на нас обратили внимание, — отмечает бабушка.

В 12:25, в связи с ухудшением состояния ребенка, он был переведен в отделение инфекционной реанимации. Тем же вечером малыша осмотрели заведующий отделением инфекционной реанимации Купеев и заведующий отделением реанимации новорожденных, детским реаниматолог Р. Биченов. Врачи поставили мальчику диагноз «двусторонняя бронхопневмония». Вечером пациента осмотрел заведующий кардиологическим отделением.

14 марта мальчика осмотрели заведующий кафедрой детских инфекционных болезней, главный внештатный инфекционист Минздрава, профессор В. Лазарев и ряд других специалистов, согласно их заключению, у ребенка развилась тяжелая форма бронхопневмонии и двустороннего плеврита.

24 марта была проведена телеконсультация с заведующим отделением реанимации и интенсивной терапии Российской детской клинической больницы г. Москвы Михаилом Акопяном, который поставил диагноз — сепсис, деструктивная пневмония, двусторонний плеврит.

27 марта по просьбе родителей мальчика и за их счет в республику приехал врач-реаниматолог Российской детской клинической больницы Сергей Рубанский, который согласился с диагнозом и проводимым лечением, но внес некоторые коррективы в терапию.

10 апреля, не выйдя из комы, Олег Хосроев умер.

img033Дело без конца

За семь лет, прошедших после смерти мальчика, дело по данному факту неоднократно закрывалось. Но благодаря усилиям родственников следствие снова возобновлялось. Для этого, в частности, было обращение к депутату Государственной Думы Российской Федерации от партии КПРФ Константину Ширшову.

К делу были подключены Следственный комитет при прокуратуре РФ, Главное следственное управление по СКФО.

После смерти Олега Хосроева неоднократно проводились медицинские экспертизы разного уровня, в том числе и особо тщательный и многостраничный труд Российского центра судебно-медицинской экспертизы федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию. Все эксперты сходятся во мнении, что врачи недооценили степень тяжести заболевания мальчика, а лечение ребенка проводилось не в полном объеме. Насколько нам удалось понять, проблема заключается в том, что ни один эксперт не называет имен конкретных врачей и не обозначает степень их вины.

По словам Марины Каллаговой, таких прямых указаний быть и не может, так как независимые эксперты ни имен, ни фамилий медицинских сотрудников, боровшихся за жизнь ее внука, не знают. К тому же, как отмечает бабушка, это уже дело следователей, определять виновных на основании экспертных заключений. Так дело не может разрешится уже на протяжении семи лет.

Нельзя сказать, что врачи не понесли наказания, но соразмерны ли они содеянному, вопрос открытый. Макыртычан, чья недобросовестная работа с пациентом вызывает до сих пор наибольшее число вопросов, была освобождена от занимаемой должности врача «Скорой помощи» за грубое нарушение и ненадлежащее исполнение своих обязанностей, а также за нарушение трудовой дисциплины. Остальные сотрудники медицинских учреждений получили выговоры и замечания. Однако родственники мальчика считают данные наказания недостаточными и хотят добиться судебного разбирательства.

Дело о семилетнем мальчике за эти годы вели несколько следователей. Сейчас над делом о смерти Олега Хосроева работает Сослан Гацалов, которого Каллагова считает некомпетентным и неспособным довести дело до логического конца:

— Уже года три точно Сослан Гацалов ведет наше дело: в архивы убирает дело, когда прихожу снова берет его. Когда я езжу в Ессентуки, тогда они начинали шевелиться. Но я же не могу каждый день в Ессентуки ездить? Пусть скажет (Гацалов, — прим.), я не могу, это сложное медицинское дело, и пусть передадут кому-то другому. Зачем тянуть? Я хочу, чтобы дело уже передали в суд, чтобы на нашу проблему обратили внимание: глава, компетентные органы, общественность. Столько лет обиваем пороги, а толку никакого.

По словам Марины Каллаговой, все ее попытки попасть на прием к главе республики Вячеславу Битарову успехом так и не увенчались:

— Хотелось бы попасть на прием к главе республики, но не получается: то приема в этот день нет, то он занят.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

На Совете парламента яростно поспорили о налогах, защитили борцов с коррупцией и поддержали субсидию на лекарства

16.11.2017 Gradus Pro

Осетия и Италия договорились крепко дружить бизнесами

Бизнесу предложили искать кадры смолоду, а учебным заведениям «точить» молодежь под бизнес

14.11.2017 Gradus Pro

14 ноября — Всемирный день диабета

Иногда следователи превращаются в колобков, а бюрократическая машина в виселицу, на которой неизвестно, кто окажется следующий

12.11.2017 Gradus Pro

Рубрика о ситуациях, когда важны не деньги, а внимательность и неравнодушие ответственных лиц

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: