И пусть весь мир подождет…

Путешествие на плато Бермамыт: экстрим или путь к нирване?

Я не напрашиваюсь на роль пиарщика туристического агентства «Амадеус» и его очаровательных сотрудниц: Майи Элкабиевой и Аннеты Фарманян. Просто я превратилась в заядлую поклонницу их творчества на ниве однодневного туризма, который мне доступен, и хочу, чтобы люди, если им в жизни, возможно, не хватает ярких ощущений, изысканных приключений и гармонии во взаимоотношениях с миром, знали, что есть великолепный и доступный шанс легко и непринужденно всего этого достичь.

Очередная поездка была уникальной: очень далекий путь до объекта, который нас интересовал. А это знаменитое плато Бермамыт. Нашей целью было не просто посещение этого прославленного природного объекта, а попытка встретить там рассвет, поэтому выехали мы ночью.

Тут нельзя не отвлечься на то, что достижение цели (почти нирваны) было связано с экстремальным способом перемещения в пространстве: джиппингом. Нас везли на двух великолепных созданиях автомобильной промышленности, доведенных до стадии совершенства гениальными умельцами и водителями. Один джип был черным, другой – белым. За рулями – профессиональные лихачи, жизнь которых связана с риском постоянно, а умение управлять джипами доведено до космических высот. Их, как и их «коней», мне тоже придется описать в контрастных тонах: один – Смбат (именно так, я не ошиблась) – по-южному темпераментный, яркий, фанатично преданный своей «девочке» (так он называл машину); второй – Николай – спокойный, мягкий, не совсем вяжущийся с джиппингом… Они друзья; противоположности, которые притягиваются, как известно; профи и очень комфортные люди по совместительству.

Началась поездка не совсем гладко: мы забыли рации, пришлось вернуться; потом, уже в горах Карачаево-Черкесии, где находится искомый объект, нам перебежал дорогу заяц (еще Пушкин считал это плохой приметой), и мы заблудились на ухабистых горных дорогах. Плутали долго. Навигатор там оказался совершенно бесполезной деталью путешествия. Странно, что никто не нервничал, все восприняли внеплановое приключение с юмором. И когда водители выходили посовещаться, осмотреться и покурить, мы тоже выходили посмотреть на небо.

Вы видели ночное небо в горах? Оно живое, не безмолвное и ошеломляющее. Его хочется вдохнуть внутрь себя глубоко-глубоко, впитать через кожу, глаза, волосы, подольше побыть с ним наедине. Оно напоминает о сомнительной ценности ночной освещенности наших городских пространств. Оно вызывает ощущение, что истина где-то рядом и каким-то образом именно с ним, с небом, связана. Оно – понимающая и снисходительная, но все-таки нечеловеческая бездна (без дна), дна и конца которой реально не существует. Оно так близко, что кажется, будто его можно зажать в кулаке…

Оно, небо, уже начало светлеть, а мы все не знали, куда именно нам следует ехать. И тут сработало то ли название турфирмы (амадеус – любимый Богом), то ли наше восхищение небом, но мы встретили очень уверенно двигающийся в ночной тьме джип (оказалось, что это представители туристической сферы г.Кисловодска, откуда, кстати, до плато очень близко). И мы двинулись дальше на трех джипах. Вперед и вверх, вперед и вверх. Боялись опоздать, положились на волю Божью, примчались, вышли из машин, сели на траву… И буквально через 30 секунд начался рассвет. Как в кино? Но это было именно как в кино. Нас было много, так что у меня есть свидетели.

Солнце поднималось быстро, будто выныривало из океана облаков. Оно не было огромным золотым шаром, на который невозможно смотреть. Оно позволяло глядеть на себя во все глаза, что называется, не отрываясь, заворожено. Сказать, что оно было розовым – ничего не сказать. Это было цвет-свет, которому нет названия. Я попробовала поискать определения оттенков в интернете и самым подходящим мне показалось шуточное античное название, звучащее так: «Цвет бедра испуганной нимфы». Не потому что я знаю, как выглядели бедра нимф в состоянии страха, а именно потому что я этого не знаю. Наверное, и не должна. Цвет восходящего на Бермамыте солнца не имеет названия в человеческом языке, потому что явление, которой он должен описать, к миру людей не относится. Это мистика. Пусть ею и остается.

Когда солнце встало, мы смогли оглядеться. Первый и главный элемент пейзажа – Эльбрус. Совсем рядышком. Как на ладони. Видны мельчайшие особенности его рельефа.

Каньон и скалы, которые очень похожи на творение человеческих рук, на осознанное воплощение в реальности каких-то фантазий великанов или гигантов.

Плато Бермамыт называют местом силы. Я не знаю, как определить это научно, но чувствую вот что. Во-первых, места силы не столько красивы, сколько величественны. Во-вторых, природа здесь не равнодушна к человеку, а заинтересована в нем: чувствуется направленный на посетителей магнетизм этого пространства, жаждущего, чтобы к нему вернулись еще и еще раз. В-третьих, здесь все наполнено цветом и тишиной (такой густой, что ее можно вдыхать). О тишине скажу еще вот что: кто-то из «соседей по созерцанию» включил музыку, она была так неуместна, что наша Майя спокойно и просто «урегулировала» ситуацию. Профи!

Плато – край земли. Весь остальной МИР расположен ниже. Дух захватывает.

После завтрака мы смогли поваляться на альпийской поляне; постоять на балкончике над пропастью, где чувствуется не ветер даже, а какая-то звучащая вибрация воздуха; порассматривать скалы удивительных форм; повпитывать в себя силу этого плато; пофотографировать (Куда же деться от этого человеку XXI века? Фотографии могут поведать лишь о паре процентов притягательности этого места, не более того. Но и это здорово!).

Позже на плато приехало много туристов, но главное они уже пропустили. Несколько дисгармонично выглядело поведение пожилого человека по имени Мухамед, который говорил всем, что он хозяин этого места и что он нам РАЗРЕШАЕТ здесь находиться. Это выглядело суетливо и даже глупо, особенно на фоне вечности, окружавшей нас со всех сторон. Наверное, он арендовал эту землю или что-то в этом роде. Деталей я не знаю. Но страшно, если так. И не думаю, что душе его полезно соперничество с духами гор за господство над пространством Бермамыта. Неприятно. Я вспомнила, что и у нас скупают сакральные участки горных территорий, забывая о законах мироздания. Бог им судья.

Потом долгий путь домой.

Тем для обсуждения на обратном пути было не так много, но все они – особенные:

— ночи нужны человеку для общения с небом;

— наш приезд за минуту до начала «представления» совпадением быть не может; это однозначно помощь сверху;

— девочки, Майя и Аннета, — молодцы; они, похоже, действительно любимы Богом и, по Божьей милости, своими туристами, и мы ждем новых приключений и идей.

Мы приехали во Владикавказ чумазые, пыльные и уставшие, как черти, но мы были наполнены чем-то таким важным, что останется с нами до самой смерти. Иных вариантов нет.

Есть, возможно, что-то ненормальное в том, что мы поперлись в такую даль смотреть на рассвет, но мы все были очень счастливы, что все-таки поперлись.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Чиновники Северной Осетии обиделись, что люди жалуются Путину, а не им

18.08.2017 Gradus Pro

Народ штурмует Пенсионный фонд Северной Осетии. Пенсионный фонд держит оборону

История о том, как сбросить оковы колониального рабства и молитвой развивать страну

МВД увидело перспективу в деле о приватизации ресторана «Кавказ»

В горных селах Алагирского района Битаров оставил «аланский след», разговаривал, слушал, обещал, снова слушал и даже испытал стыд

Министр здравоохранения Северной Осетии Михаил Ратманов рассказал об исторических достижениях медицины в минувшем году

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: