Имя твое неизвестно, подвиг твой бессмертен

НЕИЗВЕСТНЫЙ СОЛДАТ

Общие потери в период Второй Мировой Войны составили ДВАДЦАТЬ ВОСЕМЬ МИЛЛИОНОВ.

Около ВОСЬМИ миллионов считаются без вести пропавшими. Речь пойдет о них! Периодически этих людей предавали, они осуждались, подозревались в измене. Их приказывали забыть.

А в это время эти ребята лежали в братских могилах, и это те, кому повезло. А кто-то – в ямах от разорвавшихся артиллерийских снарядов, кто-то в болотах, в снегах и лесах от Кавказских гор, вплоть до бранденбургских ворот.

Можно ли не считать Героями Советского Союза людей, вышедших со своего дома, и, закрыв за собой дверь отчего дома, так и не вернувшихся домой? Мне кажется, это неправильно, если нельзя! Они вышли из дома, но им не посчастливилось потом пройтись парадами на площадях своих освобожденных городов, они не надели юбилейные ордена…  Они умерли мальчиками, не успев познать любви, они не успели накупаться в речушках возле своих деревень, наслаждаясь мирной жизнью.

Они так и лежат по сей день в  траншеях, обнимая свои винтовки. Они сидят в своих самолетах, ожидая стук поисковой лопаты по металлическому корпусу или по своим костям. Они стали маслом победы в механизме Отечественной войны. ВОСЕМЬ МИЛЛИНОВ — подозреваемых в сдаче в плен, обвиняемых в предательстве, но молчанием защищающих своих матерей.

Им оставляли пустые могилы, чтобы как-то успокоить их души, а также сердца живых матерей. Матерей, которые так и прожили с молитвами о сыне, где бы он ни был, с молитвами о его здоровье или вечной жизни. В их карманах остались монеты, которые парни брали в долг у соседей, наивно надеясь, что взятые взаймы копейки вернут их домой.

Их не искали после войны.  В домах лишний раз не говорил о них. Часто это было клеймо, а любой родственник тщательно проверялся.

Их сжигали в печах концлагерей, но они бунтовали, их пытались сначала сломать, а потом забыть. Их ВОСЕМЬ МИЛЛИОНОВ. У них есть имена и фамилии, их родили матери, их ждали дети. И они не предавали, они по сей день в строю и ждут дембеля.

Они не обижаются – мертвые срама не имеют. Не их дело — доказывать, где они потерялись: в Сталинграде, на Курской Дуге или в битве под Москвой.  Их разорвал на кусочки артиллерийский снаряд, они утонули на Балтике, их засыпало тоннами земли, они вставали в атаку, но не добежали до немецкого пулемета. Им комиссар приказал не выходить живыми, и они выполнили приказ.

Они — наши.  И 70 лет спустя ждут своей очереди.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Почему дело Цкаева переносили 22 раза?

Как кинуть бюджет на 12 миллионов, чтобы тебе ничего не было

Тревожная статистика — лишь 5,5% опрошенных доверяют депутатам Владикавказа

ПРО историко-культурные беды Владикавказа

В почве Северной Осетии накопились критически опасные концентрации вредных веществ

Как кандидаты в депутаты Гордумы Владикавказа набирают электорат из соцсетей

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: