Инвестиции в обмен на рынки

23.04.2020 Gradus Pro

Тимур Хубаев предлагает кардинально переформатировать подход к экономике Осетии и Северного Кавказа

Путин — Рогозину: «От чего хотел бы вас предостеречь — от соблазна все нерешенные вопросы, а их еще много, все недоработки, а их тоже достаточно, свалить на коронавирусную инфекцию».

Глава региона Вячеслав Битаров попал в тяжелую ситуацию. Его слова, что не он придумал эту инфекцию, утонули в криках самого безработного народа Северного Кавказа. Но не он виноват в том, что на Кавказе нет работы. Он то эту самую работу создавал. Организовывал в тех секторах, в которых прекрасно разбирается: сельском хозяйстве, продуктах питания, общепите.

У меня есть к нему свои, очень серьезные личные претензии, о которых я не написал в материале Градуса «На заре справедливости», опубликованном 5 марта, но сейчас ему надо помочь. И мой материал, как раз об этом. Об инициативе, с которой может выступить Глава Битаров, которая назрела и ожидается – о разработке новой стратегии развития СКФО и Северной Осетии, которая, несмотря на кризис, даст не менее 60-100 тысяч рабочих мест. О необходимости заключения кавказского меморандума по занятости населения, подписанного всеми Главами субъектов СКФО.

Это, вопросы поставленные в публикации Градуса «Шах и пат», а также выступление Председателя Правительства Таймураза Тускаева, обозначившего целью правительства: «минимизировать риски недостижения целей национального развития», заставили меня выступить еще раз и призвать прогрессивное сообщество проявить единство в выработке программы послекризисного развития, все предпосылки для которой имеются. Делать это надо быстро, потому что народ должен видеть, что у местной власти остались хоть какие-то способности повлиять на ситуацию и изменить ее к лучшему.

Не надо пытаться подменить федеральный центр и лезть в его компетенции, надо выполнять свою работу. Объективно, а я общаюсь со многими регионами, из всего чиновничьего аппарата СКФО, работает не более 20% сотрудников. Это высококвалифицированные специалисты, которые первыми приняли удар пандемии, и успешно с ним справляются. Остальные 80% действуют по принципу «мы пахали».

Мы знаем, чем занимаются медработники и полицейские, но совершенно не знаем, чем занимаются сотни других бюджетников. Региональные министерства работают по определенному плану, который не может не быть скорректирован. Чем собираются заниматься министры после кризиса? Поборами с бизнеса? Созданием благоприятных условий для близких к властям структур? Как это было до сих пор. Или, возможно, разрабатывают свои программы «100 дней», из которых будут видны пошаговые действия для преодоления кризиса? Хотелось бы думать, что так.

Замечу, что я, как и многие, регулярно просматриваю экономическую информацию многих экспертов, которые прогнозируют негативный сценарий развития экономики, в том числе и Северного Кавказа, рост безработицы в три раза, как это предсказывает Кудрин, высказывания известного и уважаемого мной экономгеографа Зубаревич об элитах Северного Кавказа и бесперспективности вложений, историка Соловья о предмятежной ситуации в Осетии, предположений руководителей «Корпорации развития Северного Кавказа» об уходе инвесторов из региона и т.д.

Возможно, в целом по России, по центральным агломерациям, так и будет, но что касается СКФО, то здесь есть достаточно компетенций, которые такой сценарий опровергают. Хотя бы некоторые – исторически агломерация Кавказ-Пятигорск, Кавминводы использовалась как курорт для пожилых людей и легочников. При этом не надо путать туризм и рекреацию.

Много моих возрастных знакомых серьезно рассматривают возможность выезда именно на Кавказ для поднятия иммунитета и восстановления после самоизоляции – просто продышаться! Это колоссальные перспективы для малого бизнеса.

Или — доллар растет. Поток сельхозпродукции, которая в последние десятилетия завозилась из-за границы: Турции, Ирана, Узбекистана и др. уже сейчас сильно сокращается, впервые открывая возможности для наших производителей вклиниться в эту цепочку, удесятерить свое производство. Но нет тары, нет современной переработки. Значит, надо это организовывать. Вклиниваться в программы поддержки производителей технологического оборудования Италии, Германии, других стран, вести с ними переговоры, подключать к этому свои Торгово-Промышленные палаты.

Это не моя идея – на прошлой неделе я участвовал в совещании с руководством Торгово-Промышленной палаты России, где эти подходы были обозначены в качестве перспективных, в том числе и для Северного Кавказа. Стал известен список компаний, которые уже сейчас готовы, несмотря на кризис, начинать активное льготированное взаимодействие на нашем рынке.

Очевидно, что за три месяца завод не построить, но у людей будет понятная перспектива: о них думают, о них помнят, о них заботятся. И не надо сидеть и ждать. Надо выходить из спячки! Пора помогать гражданам за то, что МЫ ВМЕСТЕ БОРЕМСЯ ПРОТИВ ПАНДЕМИИ.

Необходимо публиковать еженедельные отчеты о работе региональных правительств – что сделали, куда обратились, о чем написали, что ответили. Все равно народ спросит, и надо делать так, чтобы это был не вопрос из толпы на митинге, а инициатива власти — говорить людям правду.

Структура региональной экономики СКФО такова, что, что если не следовать моим рекомендациям, более всего пострадает та ее часть, которая ориентирована на местные элиты. Именно в ней задействовано более всего трудовых ресурсов, она более всего находится в тени, не входит в число федеральных приоритетов по помощи и ежедневно теряет десятки миллионов рублей. Даже обратиться в центр о поддержке, в обход системы им невозможно.

Спасение — в объединении

Итак. Ни один регион СКФО в одиночку с кризисом не справится. Нужно объединяться. Сценарий работы большинства кавказских элит: мы подговорим «маэстро Иванова», и он с Путиным все решит», сейчас уже не пройдет.

У «Иванова» свои проблемы. Инфекция пошла на следующий виток, и сколько их будет, никто не скажет. Сколько врачей — столько и мнений. Но понятно одно, чем больше витков, тем меньше денег на нацпроекты. В этом отношении, обеспокоенность Тускаева понятна и своевременна.

Экономика – это искусство управления процессами. Кто в периоды кризисов к такому определению экономики относится серьезно, получает конкурентные преимущества и ее рост, кто ждет, что за него будут управлять другие, вскоре оказывается за бортом, о чем красноречиво говорит приведенная выше цитата.

Проблемы, которые копились в отечественной экономике начиная с 2014 года поступательно идут к своему разрешению. Еще в ноябре прошлого года стало понятно, что грядет обвал рубля, ЦБ его стабилизировать не будет, произойдет смена Правительства, и регионам придется туго. Эпидемический кризис совпал с кризисом экономическим и лишь усугубил его. Но ни один кризис не длится вечно, хотя ширина и глубина последнего, уже приводит к тому, что национальные проекты, которые являются единственным драйвером развития СКФО будут пробуксовывать, а предложенные тренды развития, которые здесь навязывались и активно продвигались: туризм и сервис – оказались преждевременными.

Вследствие низкого развития промышленности и отсутствия реальных системообразующих предприятий (в опубликованном списке на господдержку) Северо-Кавказского округа, основное бремя ответственности за обеспечение граждан трудом и зарплатой, ложится на региональные власти.

Федеральный центр прямо на это указал, делегировав ряд ключевых полномочий Главам регионов, в том числе по вопросам кто, где, когда и как будет работать. Повторю, дело не в эпидемии, губернаторов предупредили об этом еще в ноябре.

Что касается СКФО, то с точки зрения макроэкономики, которая оценивает потенциал развития исходя не из наличия сырьевой базы, а степени концентрации населения (поэтому я и обозначил в качестве одной из задач необходимость ухода кавказской экономики с колониального пути развития), перспективы очень высокие. Я уже не говорю об интеллектуальных и организационных возможностях представителей кавказских элит – трудно найти хотя бы одну компанию, где в топ-менеджменте не было или чеченца, или осетина, или черкеса или представителей других кавказских национальностей. И заметьте – управляют великолепно и экономикой, и производством, и спортом, и культурой. А уж как могут контролировать! Так что сказки про неспособность быстро организовать правильные процессы – не про нас.

Тем не менее, вопросы, которые из года в год задают по Северной Осетии одни и те же – безответственная бюджетная политика. И у меня тоже вопрос, что нельзя найти авторитетного финансиста, чтобы его утвердил Минфин, и он перестал быть ВРИО?

Я с ВРИО встречался, предлагал ему помочь вернуть более миллиарда рублей переплаченных налогов, за счет чего можно было бы решить многие проблемы. Так он от меня потом спрятался, и на звонки перестал отвечать…
Столько денег, сколько за тридцать лет ввалили в регионы СКФО, в России не давали никому.

Вопрос – а где рабочие места? Еще недавно к их отсутствию относились спокойно, благо Северный Кавказ всегда голосовал как надо, но сегодня ситуация изменилась. Самоизолироваться можно от коронавируса, но не от ответственности. Центр ждет инициатив по развитию экономики снизу, и исходя из наших коммуникаций в Администрации Президента, Правительстве, Минэкразвития, Минпромторге, готов ее поддержать. Но пока кроме нашей, такой инициативы нет. Вернее, не так — есть инициатива из многих регионов: Тонут все, но нас спасите первыми! Конечно, на это никто не пойдет.

Экономике СКФО необходима стратегическая инициатива именно со стороны Глав субъектов, которая, в среднесрочной перспективе (в течение трех лет) сможет решить следующие задачи:

• Обеспечить развитие СКФО не «сверху», а «снизу»
• Создать 60-100 тысяч новых рабочих мест со средней заработной платой 30000 рублей
• Обеспечить условия для конкуренции среди инвесторов и обеспечить выполнение показателя по инвестициям: 1 к 10-12
• Создать в регионе не менее семи (по числу субъектов) системообразующих (не обязательно промышленных) активов
• Облегчить давление на федеральный бюджет и создать собственную прогнозируемую налогооблагаемую базу
• Отказаться от колониального сценария развития промышленности и осуществить переход к метропольному развитию, на базе создания межрегиональных агломераций в соответствии с историческими и диаспоральными компетенциями. Реализовать принцип «рынки в обмен на инвестиции».
• Переформатировать проекты развития туризма в проекты развития рекреационных услуг: курорты для легочников, астматиков и т.д.
• Определить приоритетное развитие экспортного сельхозпроизводства и рыборазведения, с минимальным использованием углеводородов в процессе производства и переработке.

Две последних представляются особо важным. Это государственная задача – реабилитация людей, пострадавших от коронавируса. Переболевшим потребуется многолетнее лечение, и горные территории для этого наиболее подходят. Необходимо немедленно подготовить проект государственной программы «Реабилитация» или инициировать дополнение к нацпроекту «Здравоохранение» и приступить к ее реализации. В нее включить все необходимые положения: от подготовки медицинских кадров до стимулирования частных гостиниц (чтобы новые не строить). Замечу, что это открывает большие перспективы и для частной медицины.

Второе — введение углеводородного сертификата (сколько нефти сожгли в процессе производства) в Европе является и реалией и конкурентным преимуществом.

Думаю, региональные экономисты с удовольствием допишут, какие там еще задачи надо решить. Предлагаемый нами сценарий, позволит не только стабилизировать экономическую ситуацию после эпидемического удара по Северному Кавказу, но и выйти из нее с обновленной стратегией и реальными точками роста и флагманскими проектами. При этом не отвергаем предыдущий тренд в сторону сервисной экономики, а говорим о ее переформатировании и необходимости ликвидировать перекос в отношении к промышленному производству в регионе, который относится к приоритетным территориям Российской Федерации и в котором плотно проживает около 17 миллионов человек.

Четыре шага

Первое. Переформатировать структуры, созданные с участием бывшего Минкавказа и сориентировать их на работу в трех направлениях: Кавказпром, Кавказстрой и Кавказпроект. Мы назвали эти образования — управленческой триадой. Управленческая триада должна опираться на информационно-мониторинговый центр и региональных СDTO (цифровой десант премьера Мишустина в регионах) и на 9-12 центров компетенций (ЦК), которые будут уникальными для СКФО и решать вопросы организации производства по технологиям, которые по тем или иным причинам отсутствуют у инвесторов. Это прежде всего экологичные (!) технологии, связанные с металлообработкой и защитными покрытиями, производством пластиков, утилизацией и т.д.

ЦК объединены в Межрегиональный производственно-технологический холдинг СКФО, сформированный субъектами СКФО в долях, пропорциональных численности населения. По приоритету размещения производств — они должны быть привязаны к депрессивным предприятиям СКФО с госучастием, таким как ГК РОСТЕХ, РЖД и др.

Таким образом, управленческая триада, опирающаяся на центры компетенций станет понятным для инвесторов органом, с которым можно вести продуктивные переговоры по организационным вопросам, включая тарифы и льготы, территориальное размещение, производство и сбыт своей продукции.

Второе. Принять стратегию привлечения инвестиций в СКФО на основе принципа: инвестиции в обмен на рынки.

Третье. Производство должно развиваться на основе коротких индустриальных инвестиционных проектов (КИП), организованных по принципу: «от простого к сложному», от сборки на основе сборочных комплектов – до глубокой локализации производства в СКФО на основе межрегиональной кооперации и создании смежных производств.

Четвертое. Проекты должны использовать потенциал получения синергетического эффекта за счет распространения их результатов на всех приоритетных территориях РФ за счет применения новой технологии — инвестиционных конвейеров и инвестиционных лифтов (ИКЛ).

Наши предложения – это результат многолетнего опыта, в том числе и негативного, реализации десятков проектов в различных субъектах СКФО. Это уникальный и не имеющий аналогов подход к работе с инвесторами приоритетных территорий, который мы начали продуктивно обсуждать к началу 2020 года.

Учитывая особенности ведения бизнеса в СКФО, мы предложили реализовать стратегию привлечения инвесторов и инвестиций не в мега- и микропроекты, как это сохраняется до сих пор, а за счет создания условий для конкуренции инвесторов с сегменте промышленных производств от 100 до 300 рабочих мест.

Для реализации наших инициатив мы также предполагаем в ближайшее время обратиться к руководителям регионов СКФО, депутатскому корпусу и бизнес-сообществу поддержать наши предложения и инициировать подписание Меморандума (условное название «владикавказский меморандум») о совместной деятельности регионов СКФО по работе с инвесторами и привлечении инвестиций, в котором изложить основные задачи, которые необходимо решить, принципы и инструменты, гарантирующие региональное экономическое взаимодействие. Предполагаем, что это предложение будет услышано и реализовано в виде обозначенного документа. Ничто не мешает сделать этот меморандум общероссийским и распространить его на все приоритетные территории. Поэтому мы уже предложили «Агентству Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта» совместно выступить модератором этого процесса в части реализации идеологии инвестиционного конвейера на приоритетных территориях.

Дальневосточное агентство – лидер по привлечению инвестиций, добившийся показателя 1 к 17-ти.

В меморандуме можно предусмотреть отдельную директорию, описывающую возможность инвестировать в короткие инвестиционные проекты частным инвесторам, которые в ходе кризиса потеряют свой бизнес, что может быть именно сейчас очень востребовано. Потерял свой бизнес – вложил в КИП – стал инвестором – получил рабочее место и дивиденды. Это одновременно предложение и к тем, кто хранит свои деньги в кубышках и не знает куда вложиться.

Также мы уже обратились к руководству правительственного блока, непосредственно к вице-премьеру Трутневу и первому замминистра экономразвития Бабичу, отвечающим за развитие приоритетных территорий, где обозначили свою позицию и предложили рассмотреть возможность создания или переформатирования действующих структур, созданных с участием Минкавказа России, в триаду управления инвестиционными проектами: Кавказпром, Кавказстрой и Кавказпроект и 9-12 центров производственно-технологических компетенций, которые не потребуют больших дополнительных инвестиций. Концепции этих образований нами разработаны и поддержаны в большинстве регионов на уровне региональных минэкономразвития и минпромов.
Мы убеждены, что в ближайшее время за такими триадами будущее.

Потенциальные инвесторы: от Германии до Брунея

Еще раз остановлюсь на том, почему в качестве партнера мы остановились на дальневосточниках АНО-АПИ. И Дальний Восток, и Северный Кавказ, и Арктика, и Крым относятся к приоритетным территориям, потенциал которых по рынкам и номенклатуре потребления необъятен и может быть освоен при условии объединения сторон, ставящих во главу угла реализацию прежде всего государственных инициатив и приоритетов.

Реализация проектов по предлагаемой нами схеме может быть интересна потенциальным инвесторам, которые, по разным причинам, не добираются ни до Дальнего Востока, ни до Северного Кавказа, ни до Арктики.

Мы предлагаем рассмотреть возможность реализации общего проекта под условным названием «ИНВЕСТИЦИОННЫЙ КОНВЕЙЕР» или «ИНВЕСТИЦИОННЫЙ ЛИФТ», задачей которого станет релизация экспортоориентированных проектов с перспективами реализации сбытовых стратегий предприятий приоритетных территорий через дальневосточные, северо-кавказские, северные и западные «ворота».

Уже сейчас это позволяет разработать интересную транспортно-логистическую схему для участников КИПов и оптимизировать ряд затрат, которые невозможно оптимизировать вне реализации большого единого проекта, такие как тарифы, стоимость сырья, материалов, полуфабрикатов и т.д.

Например, у нас есть серьезный западноевропейский партнер – производитель светотехники, который заинтересован инвестировать в нашу экономику. Партнера интересует крупный проект, по которому необходимо построить один мегазавод-автомат с непонятными для нас перспективами. Мы предложили ему реализовать проект по схеме КИПа и построить 5-7 сборочных заводов с лагом 500-800 км в различных субъектах РФ с дальнейшей локализацией производства в регионах по принципу инвестиционного конвейера. 8 апреля получили ответ с готовностью сотрудничать. По окончании карантина партнеры приедут в деловую командировку в СКФО, но уже сейчас мы активно обсуждаем с ними детали, в том числе перспективы открытия во Владикавказе Альпийского инжинирингового центра. Альпийского – потому что наши партнеры – это компании из Германии, Италии, Австрии и Швейцарии, хорошо знающие горные территории и особенности работы на них.

Думаю, в ходе визита, одной из компаний будет предложено провести ремонт фасадов и архитектурную подсветку одной из улиц Владикавказа с использованием материалов и оборудования инвестора в качестве его подарка городу и своей национальной диаспоре. Об этом я расскажу подробно в другом материале, если «Градусу» будет интересно.

Также собираемся привезти и представить малотаннажное коммерческое шасси для коммунальщиков (наша совместная разработка для рынка Африки), которое нам наконец-то согласились передать на локализацию французы. Предварительная стоимость локализованного изделия составит не более 1 млн рублей, что в пять-семь раз ниже стоимости такой техники, которую закупают Москва и Питер.

Сегодня появляется все больше желающих работать по этой схеме. Например, те же производители электротехники из Кореи, КНР и Индии, производители коммерческого транспорта на электротяге из Италии и Германии, в том числе канатного, востребованного на горных курортах. Я говорил и повторяю – после коронавируса, мир станет другим.

Убеждены, что не потребует много времени, объединив наши усилия, разработать предложения и по товарам, и по услугам, и по предприятиям – участникам проектов, и разработать конкретную дорожную карту сотрудничества.

Мы также продолжаем серьезно рассматривать проект совместно с РЖД под условным названием «Попробуй на вкус (Кавказ, Крым, Дальний Восток и т.д) с запуском трех-пяти специализированных составов, которые будут курсировать по регионам России и презентовать туристические, агрономические и гастрономические возможности регионов. Это такой же конвейерный проект. Предварительная работа с регионами показывает, что бизнес готов в него инвестировать.

Еще один из проектов, который мы планируем реализовать, проходит у нас под названием «Медовые водопады». Это экспортоориентированный на страны АТР (с центром в султанате Бруней) проект по производству меда, медопродуктов, в том числе косметики, инфраструктуры для производства меда и медопродуктов, апитерапевтических санаториев. Уверен, что в такой инвестиционных конвейер могут интегрироваться региональные сельхозпроизводители. А одним из партнеров проекта будет компания «Лукойл». Такие переговоры ведутся.

Таким образом, обращаясь к Главе региона Вячеславу Битарову, мы просим рассмотреть наши предложения, внести в них свои дополнения, и выступить с совместной инициативой по разработке проекта Владикавказского инвестиционного Меморандума и его подписанию.

Учитывая режим самоизоляции, предлагаем, не позднее 10 мая этого года, провести межрегиональное совещание по этому вопросу в виде видеоконференции, с приглашением представителей властной вертикали, депутатского корпуса, бизнес-сообщества и инвестиционного уполномоченного.

В заключение, я хочу отметить, что на Северном Кавказе огромное количество грамотных и заинтересованных людей, прекрасные кадры прошли испытание конкурсами «Лидеры России», учатся в ведущих учебных центрах. В своих предложениях мы не ставим перед собой задачу «раскрутить на консалтинг», но можем помочь в развитии экономики. Свою ставку мы делаем на молодежь. Предлагаем одному из республиканских вузов организовать совместно с нами виртуальный проектный офис для решения проблемы, которую обозначил Тускаев. Если предложения проектного офиса окажутся востребованными, то это сможет стать основой для создания действительно нужной консультационной компании, создаст для ребят рабочие места и места реализации своих инициатив. Со своей стороны, мы готовы оказать необходимую методическую поддержку.

Соответствующие официальные письма по сути изложенного, с нашими предложениями по стратегии развития СКФО и Владикавказскому Меморандуму мы направим в ближайшие дни Главе республики В. Битарову и Полномочному Представителю Президента в СКФО Ю. Чайке.

Тимур Хубаев, вице-президент Ассоциации Шесть Сигм

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
26.05.2020

PRO многомиллионную ловкость рук строительной компании из Северной Осетии

Количество умерших в больницах остается тайной за семью печатями

20.05.2020

Министр здравоохранения Северной Осетии заразился коронавирусом

Изменит ли коронавирус приоритеты рынка труда и экономики?

15.05.2020

Прокуратура Северной Осетии обяжет подрядчика устранить повреждения на новом мосту за полмиллиарда

12.05.2020

В «железнодорожной» больнице Владикавказа с рожениц просят запредельные суммы

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: