Как нам относиться к «новому» государству Грузия?

Минувшая зима в Осетии была рекордно теплой. Из братской Грузии то и дело рапортовали о политической оттепели во взаимоотношениях с Россией, вносили смягчающие поправки к закону «Об оккупированных территориях», намекая на желание «возобновить отношения» с осетинами и готовности «начать историю с чистого листа…».

Надо отдать должное, грузины за дело взялись с умом. Отказавшись «от попытки силового решения вопроса», американские стратеги, наконец, разработали план действий, наиболее соответствующий ментальным характеристикам гордого грузинского народа, проигравшего только за последние 24 года три войны осетинам. В рамках реализации «Государственной стратегии по отношению к оккупированным территориям «Вовлечение путем сотрудничества», осетинам предложили (и разрешили попробовать) грузинскую «дольче виту», выгодно отличающуюся, по мнению стратегов, от той горькой судьбины, которую они влачат, «де факто» проживая в «т.н. Осетии». На территории Грузии уже гостеприимно распахнули свои двери рестораны национальной кухни, курорты (зимние и летние), а так же медицинские центры и древние монастыри. По сути, гостям предлагают традиционно-грузинский (опробованный еще на русской и советской интеллигенции прошлого века) «инклюзив»: отведал жирного, подышал целебным воздухом, подлечил холецистит, замолил грехи. Конечно же, в щедрое предложение входят и самые широкие экономические перспективы, способные заинтересовать не только тех, кто хочет тратить деньги, но и тех, кто умеет их зарабатывать. Речь идет о предоставлении возможностей и привилегий, способных заинтересовать самые разные социальные слои населения, как cеверной, так и южной части Осетии Алании. Мелькают обещания о смягчении налогообложения для жителей грузинских районов, граничащих с «оккупированными территориями», анонсируется открытие рынка, подобному тому, что работал в Эргнети, и еще много чего приятного.

…Князь говорил мне, (…) — Я тэбэ устрою т-такую жизнь! Цце, цце! Вино бу-дэшь пить — сколько хочэшь, баранины — сколько хо-чэшь! Жэнишься на грузынкэ, на толстой грузынкэ, цце, е, цце!.. Она тэбэ будэт лаваш печь, дэтэй родить, много дэтэй, цце, цце!…»»…Придём в Тыфлыс, — за всё получишь. К отцу тэбя павэду. Скажу отцу — вот человэк! Карми его, пои его, а мэня — к ишакам в хлэв! Вот как скажу! Жить у нас будэшь, садовником будэшь, пить будэшь вино, есть чэго хочэшь!.. Ах, ах, ах!.. Очень харашо будэт тэбе жить! Очэнь просто!.. Пей, ешь из адной чашка со мной!..

Но, справедливости ради, нельзя не отметить, что к переходу на новый уровень взаимоотношений с братской Грузией «многонациональный осетинский народ» тоже готовится, как умеет. Так, в осетинских школах, в рамках фестиваля «Осетия наш общий дом», школьники 5-8 классов научились приветственно размахивать грузинскими флагами под звуки государственного гимна соседней страны. Разучили первые слова и ознакомились с историей многовековой дружбы наших народов (видимо, по некой специальной учебной литературе). Следующим шагом по сближению народов стал поход представителей Московской Осетинской диаспоры в гостиницу «Украина» за благословлением к духовному лидеру Грузинской православной Церкви, католикосу Илии II. Где господа бизнесмен Дзасохошвили и гинеколог Торчинов благоговейно лобызали протянутую им «руку дружбы». Совершенно не смущаясь тому обстоятельству, что в 90-е годы той же рукой католикос-патриарх Илия II благословил геноцид осетин. Он же, по словам участников и свидетелей войны в Южной Осетии тех же лет, призывал к стерилизации женщин не титульной нации путем гинекологического вмешательства. Кстати, для справки, Илия II далеко не первый служитель культа, поддерживающий грузинский национал-шовинизм. Народная память хранит имена грузинских духовных лиц в буквальном смысле стиравших с лица земли следы самого существования осетин. Известно, что грузинский священник Русишвили еще в 19 веке выкрал и вывез в Грузию древние аланские рукописные книги и утварь, хранившиеся до этого в горных храмах в Алагирском ущелье, а также сознательно уничтожил часть уникальных фресок Нузальской церкви, лишив, таким образом, осетин части их истории и культуры. Затем, уже в 20 веке, благодаря активному вмешательству грузинского клира психически ненормальным был признан грузинский историк З. Чичинадзе, осмелившийся написать о том, что осетины не только издавна жили на северных и южных склонах Большого Кавказа, но также имели свою государственность, культуру, письменность и даже полноценное христианское богослужение. Так что православие в Грузии давно и безнадежно национально ориентировано. И скорее служит идеям грузинского национал-шовинизма, (кратким выражением которых до сих пор является фраза И. Чавчавадзе «язык, отечество и вера», определяющая превосходство национального компонента над духовным), нежели идеям христианской морали и нравственности, главным Евангельским заповедям о деятельной любви к Богу и ближнему.

…Я, возбуждённый, стал рассказывать ему о жизни Христа… Но мои доводы разбивались в пыль о каменную стену его миропонимания.- Кто силён, тот сам себе закон! Ему не нужно учиться, он, и слепой, найдёт свой дорога! — лениво возразил мне князь Шакро…

В это же примерно время из уст осетинских «деятелей мира» настойчиво зазвучали предложения «простить Грузию, как простила Россия фашистскую Германию». В СМИ, как бы вскользь, упоминалось о том, что война с братским народом была недоразумением, и что сегодня это уже история. На кухнях обсуждали прелестные семейные уикенды в Гудаури… В конце концов на подготовленную почву упало семя. Из Тифлиса во Владикавказ приехали благородные грузинские князья парламентеры, на всякий случай охраняемые осетинской полицией. И объявили Осетии Алании радостную весть: «режим Саакашвили пал!». Оговорившись, что не обладают необходимой для подобных заявлений политической силой, парламентеры все же как бы сами от себя жестко осудили покойного Звиада Гамсахурдия и свергнутого Михаила Саакашвилли, развязавших войну в ЮО 90-х гг. и августа 2008 года. И предложили осетинам налаживать отношения. — Не сэрдысь! — сконфуженно произнёс Шакро, тихонько касаясь моего плеча. (…) Он говорил робким тоном нашалившего ребёнка, и я, несмотря на моё возбуждение, не мог не видеть его жалкой физиономии, смешно искривлённой смущением и страхом.

— Я тэбя нэ трону болше. Вэрно! Ныкогда! Он отрицательно тряс головой. — Я выжу, ты смырный. Работаешь. Мэня не заставляешь. Думаю — почэму? Значит — глупый он, как баран… Это он меня утешал! Это он извинялся предо мной! Конечно, после таких утешений и извинений мне ничего не оставалось более, как простить ему не только прошлое, но и будущее…

Припомнив времена великой дружбы между народами, «парламентеры» заявили, что «гордятся совместным грузино-осетинским прошлым». Не уточнив, какой именно этап геноцида они имеют ввиду: 1840, 1843, 1850-х годов, 1920-х гг., «плановый геноцид осетин» с 1935-1939 гг. или национал-шовинистические действия руководства ГССР с 1941 по 1955гг. Да что уж там, кто былое помянет…

… — Кназей мало, крестьян много. За одного крестьянина нельзя судить кназя. Что такое крестьянин? Вот! — Шакро показывает мне комок земли. – А князь — как звезда!…

Примерно в это же время в оснете с удвоенной силой заработали грузинские пропагандисты. Достаточно агрессивно настаивая на неверном и ошибочном понимании осетинами истории грузино-осетинских отношений. И Илия II-де фашизма не благословлял, и спящий Цхинвал расстреливали русские, и грузинские самолеты, сбитые над ЮО в 2008 году, были вовсе и не самолетами, а НЛО… и т.д. и т.п.

…Мы спорим, он сердится. Когда он сердится, то оскаливает зубы, как волк, и лицо у него делается острым. — Молчи, Максим! Ты не знаешь кавказской жизни! — кричит он мне. Мои доводы бессильны пред его непосредственностью, и то, что для меня было ясно, ему — смешно. Когда я ставил его в тупик доказательствами превосходства моих взглядов, он не задумывался, а говорил мне: — Ступай на Кавказ, живи там. Увидишь, что я сказал правду. Все так делают, значит — так нужно. Зачем я буду тебе верить, если ты один только говоришь — это не так, — а тысячи говорят — это так?…

И было бы даже забавно наблюдать за тем, как осетинскому обществу в сотый раз навязывают амнезию, если бы «изнутри» этому беспамятству активно не способствовала «пятая колонна». Причем это не только осетинские «политэмигранты», отрабатывающие хлебные карточки в Европе и Америке. Зачастую это простые люди, которым сложно разделить сферу личных интересов и интересы государства. Одни осознанно, другие бессознательно, провокационно переводят вопрос острой политической борьбы в категорию бытовых взаимоотношений между соседями. Прежде всего, нам стоит понять — у осетин нет и никогда не было межэтнического конфликта с грузинами. Грузино-осетинский конфликт носит исключительно политический характер. Именно это обстоятельство позволяло грузинам совершенно комфортно чувствовать себя среди осетин (севера и юга) на пике самых кровавых событий. Не стоит навязывать себе выдуманные комплексы и искать пути решения проблемы, которая вовсе не является проблемой нашего этноса. Пора научиться оценивать действительность исходя из объективных реалий, а не из комплекса неполноценности.

…Бывало — спит он, а я сижу рядом с ним и, рассматривая его спокойное, неподвижное лицо, повторяю про себя, как бы догадываясь о чём-то: — Мой спутник… спутник мой… И в сознании моём порою смутно возникала мысль, что Шакро только пользуется своим правом, когда он так уверенно и смело требует от меня помощи ему и забот о нём. В этом требовании был характер, была сила. Он меня порабощал, я ему поддавался и изучал его, следил за каждой дрожью его физиономии, пытаясь представить себе, где и на чём он остановится в этом процессе захвата чужой личности…

А заодно ответить себе на вопрос — что же скрывается за нашей болезненной, доходящей до абсурда толерантностью? Христианское прощение врага, стокгольмский синдром или последствия манипуляции нашим сознанием? В первом случае мы делаем волю свободной от ненависти. Во втором как потенциальные жертвы отождествляем себя с агрессором, подсознательно надеясь на его снисхождение. В третьем являем собой жертв манипуляторов, воздействующих на наше подсознание посредством уничтожения исторической памяти и путем создания ложного комплекса вины…

— Послушай, — что ты думаишь? — гневно заговорил Шакро. — Кто ты такой? Есть у тэбэ дом? Есть у тэбэ мать? Отэц? Есть родные? Зэмли? Кто ты на зэмле? Ты — человэк, думаишь? Это я человэк! У менэ всё есть!.. — Он постукал себя в грудь. — Я кнэзь!.. А ты… ты — нычего! Нычего нэт! А мэнэ знаит Кутаис, Тыфлыс!.. Панымаишь? Ты нэ иди протыв мэнэ! Ты мне служишь? — Будышь доволен! Я заплачу тэбэ дэсять раз! Ты так дэлаешь мне? Ты нэ можишь дэлать иное; ты сам гаварыл, что бог вэлел служить всем бэз награда! Я тэбэ награжу! Зачэм ты мэнэ мучаишь? Учишь, пугаишь? Хочешь, чтобы я был как ты? Это нэ харашо! Эх, эх, эх!.. Фу, фу!…

Ну и, помимо поисков ответа на этот вопрос, хорошо бы найти решение тем насущным проблемам, которые активно способствуют реализации т.н. программы «вовлечение путем сотрудничества». Ведь если любовь к лобио и сациви вопрос исключительно кулинарных вкусов, то, к примеру, решение лечить больного родственника в Тбилиси — зачастую вынужденная необходимость. Современных медицинских учреждений, больниц и поликлиник нет ни во Владикавказе, ни в Цхинвале. Детские больницы, и на юге, и на севере, находятся и вовсе в жутком состоянии. И дело не только в отсутствии современных, отвечающих необходимым стандартам зданий, это и отсутствие специализированного оборудования, наконец, просто унизительная заработная плата врачей и как следствие — недостаток специалистов.

…Он долго и подробно рисовал прелести жизни, которую собирался устроить мне у себя в Тифлисе. А я под его говор думал о великом несчастии тех людей, которые, вооружившись новой моралью, новыми желаниями, одиноко ушли вперёд и встречают на дороге своей спутников, чуждых им, неспособных понимать их… Тяжела жизнь таких одиноких! Они — над землёй, в воздухе… Но они носятся в нём, как семена добрых злаков, хотя и редко сгнивают в почве плодотворной…

А в целом, на вопрос: «как же относиться нам к «новому» государству Грузия?» — лично у меня есть короткий ответ. Полученный, возможно, на генетическом уровне. И, ощущая за своими плечами многовековой опыт противостояния осетинского общества — грузинским тавадам, грузинским карательным экспедициям, грузинским правительственным войскам, грузинским отрядам уголовников — звиадистов, национал-шовинистов и обыкновенных фашистов, я имею полное право принять и передать этот исторический опыт дальше своим детям. И ни правозащитные организации, ни мировое сообщество — никто не сможет осудить этого естественного воспитательного и культурного процесса, приводящего в действие механизм самосохранения этноса. Никто. Кроме, разве что, самих осетин, если они решат закончить свои дни актом духовного, культурного и политического самоубийства.

Я смотрел на Шакро и думал: «Это мой спутник… Я могу бросить его здесь, но не могу уйти от него, ибо имя ему — легион… Это спутник всей моей жизни… он до гроба проводит меня…»

В тексте использованы фрагменты рассказа М.Горького «Мой спутник». Рассказ написан в 1894 году, включался во все собрания сочинений.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

PRO превратности статистики

Начальник УФСИН об инциденте с Теховым, правах заключенных, «проносах» и переносе изолятора из центра Владикавказа

или куда уходят деньги за обслуживание многоквартирных домов

05.11.2020

Многомиллиардный проект «Алания-парк» ждут к 2024 году

03.11.2020

Вопросы с пятью домами обманутых дольщиков обещают решить до конца года

02.11.2020

Почему осетинской воде тяжело конкурировать на мировом рынке

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: