Как убивали Терек

Плохая канализация, сход Колки и водочный бум. Удастся ли оздоровить главную реку Осетии?

Во время прочтения новости о планах по оздоровлению реки Терек по аналогии с федеральной программой спасения Волги вспоминается глубокое детство с синей рекой под ослепительно ярким солнцем, и неизменными рыбаками под Китайским мостом.

А посему начнем с истоков, и скажем о том, что тайны не представляет. Терек берет свое начало с ледника Зильга-хох, что на территории современной  Грузии. Река, протекающая по территории двух соседних государств, впадает в Каспийское море.

Первые 30 километров Терек течет в горах мимо грузинских сел, а остальные 593 километра по равнине, через пять российских субъектов: Северная Осетия, Кабардино-Балкария, Ставропольский край, Чечня и Дагестан.

В настоящее время Терек – это грязная река, что может легко подтвердить любой житель Северного Кавказа, выросший на ее берегах – ему есть, что сравнивать, но сравнение не в пользу сегодняшнего дня. В краткой констатации состояния реки кроется масштабный вызов для северо-кавказских республик, и это означает, что нужна адекватная ответная реакция ради сохранения здоровья людей.

В данном случае, предстают во всей своей актуальности два извечных вопроса с морально-нравственными и одновременно экономическими посылами. Кто виноват в том, что Терек такой грязный? Как сделать так, чтобы Терек перестал быть таковым и приносил только пользу, а не проблемы?

Плохая канализация

Главная причина загрязненности Терека кроется в человеческом факторе — все, как говорится, на поверхности, в прямом и переносном смысле этого слова.

Экологи Северной Осетии и их коллеги из Москвы и Санкт-Петербурга, которые еще пару десятилетий назад совместно изучали состояние поверхностных вод, пришли к однозначному мнению о том, что по степени хозяйственного воздействия бассейн Терека относится к числу наиболее напряженных. Примечательно, что это напряжение нарастает по мере того, как вода протекает по территории республики.

В пяти километрах от Владикавказа находится Балтинский водозабор, откуда из Терека речная вода забирается, и после соответствующей переработки поступает в водопроводную систему североосетинской столицы. В этом месте вода, которой затем пользуются 330 тысяч жителей Владикавказа, многочисленные организации и предприятия, не имеет отклонений кислородного режима и по содержанию водорода, и также в ней отсутствуют органические соединения.  В совокупности по всем параметрам качество воды в Тереке, которая спустилась с гор в Грузии, и прошла через Дарьяльское ущелье, оценивается, как чистая.

После того, как вода проходит через Владикавказ, ее качество резко падает, и совокупность параметров приводит к тому, что специалисты говорят уже о загрязненной воде.

Но после Беслана, что 20 км от Владикавказа, и вовсе звучит термин, таящий угрозу для экологии – «грязная вода». Именно об этом еще десять лет назад, а точнее в марте 2009 года, заявил глава парламентского комитета по аграрной и земельной политике, экологии и природным ресурсам Рафаэль Беликов, когда региональные депутаты рассматривали состояние главной водной артерии Северной Осетии. По его мнению, неудовлетворительная работа очистных сооружений канализации, деятельность промышленных предприятий и объектов жилищно-коммунального хозяйства, которые не всегда исполняют требования природоохранного законодательства, приводят к загрязнению Терека.

Тогда депутат рассказал о том, что побывал на одном из предприятий Владикавказа, где на очистных сооружениях вместо 190 тысяч кубических метров сточных вод в сутки перерабатываются не более 70 тысяч:

— Как идет очистка — это тоже вопрос. Осуществляется только первичная, механическая очистка, а биологической вообще нет. Дальше идет хлорирование, а 120 тысяч кубометров, а это нечистоты и все остальное, напрямую попадает без очистки в наш Терек, — выразил тревогу председатель парламентского комитета.

Ныне существующая только механическая очистка поступающих сточных вод в столице Северной Осетии привела к тому, что в Терек сбрасывается вода с высокой концентрацией органических и биогенных веществ. В упомянутом Беслане имеются два комплекса очистных сооружений, которые находятся в нерабочем состоянии. В итоге вода, потребленная более чем 30-ти тысячным населением города, без какой-либо очистки сбрасывается в Терек.

Пробы воды, взятые ниже указанного сброса, внушают серьезные опасения – показатель биологического потребления кислорода в 98 раз превышает предельно допустимую концентрацию (ПДК), в 20 раз превышена ПДК по аммонию и по фосфатам в 28 раз.

Таковы данные специалистов федерального государственного унитарного предприятия «Центрводресурсы», опубликованные несколько лет назад.

А вот и свежий, июльский, «крик души» от врио министр ЖКХ Северной Осетии Майрана Тамаева: .

— Большой проблемой остается ситуация с [продуктами человеческой жизнедеятельности]… Сегодня эти массы сливаются отчасти с с. Заводской, северная сторона, и всего с. Михайловское просто в Терек. Поэтому там нам тоже нужно построить локальные очистные сооружения.

Не меньшей проблемой нынешний министр считает изношенность сетей, в основном хозбытовой канализации Владикавказа.

Другими словами, за пару лет с момента исследования ситуация не улучшилась, а скорее наоборот.

Сход Колки и водочный бум

Терек, протекающий на равнинной части Северной Осетии, подпитывается достаточно полноводными притоками – реки Гизельдон, Ардон и Урух, истоки которых в горной части республики, но говорить о чистой воде все же не приходится.

И виной тому, не только человеческий фактор, но и мощная, а точнее, разрушительная сила природной стихии. Масштабная природная катастрофа, какой является сход ледника Колка в Геналдонском ущелье, привела к тому, что, начиная с сентября 2002 года, происходило таяние сошедшей с гор ледниковой массы объемом 140 млн кубических метров.

В итоге грязная вода и по сей день попадает в реку Геналдон, которая является правым притоком вышеупомянутой реки Гизельдон.

Что касается, еще одного притока Терека (река Ардон), то на ее чистоту также повлияло наводнение июля 2002 года. Тогда разбушевавшейся горной рекой были смыты три отстойника, насосная станция, дробильный участок и другие объекты, которые входили в систему очистных сооружений канализации высокогорного поселка Мизур с населением три тысяч человек. Восстановить очистные сооружения так и не удалось ввиду отсутствия средств в бюджете Северной Осетии.

Фактически с тех пор сточные воды из поселка без какой-либо очистки напрямую попадают в реку Ардон, а затем и в Терек – такая «логистика» лишь усугубляет неблагоприятный экологический фон.

На качество воды в Тереке негативно повлияли предприятия по производству спирта, который является исходным сырьем для изготовления водки, а Северная Осетия еще в 90-х годах завоевала устойчивую репутацию крупного производителя крепкой алкогольный продукции. Следует отметить, что законодательство из года в год предъявляло повышенные требования к производителям спирта, и на каждом заводе в обязательном порядке монтировали установки по утилизации отходов, но пока рано говорить о том, что проблема полностью решена.

Спиртовые производства, чаще всего занимались откровенной «партизанщиной». В ночное время, когда их не видели сотрудники надзорных и контрольных органов, заводы спускали глютен или так называемую «барду» в речную сеть.

Содержание вредных веществ в речных водах привело к мутации и гибели рыбы – кроме жуткого запаха и испарений над водной гладью ничего приличного и не было, а употребление пойманной рыбы в пищу было равносильно игре  в «русскую рулетку».

 Вывод очевиден и печален, и заключается в том, что от характера хозяйственной деятельности человека зависит чистота Терека– чем интенсивней и многообразней такая деятельность, тем грязней речная вода. Поэтому в плане экологического благополучия горы, откуда вытекает главная водная артерия Северного Кавказа, превосходят наши равнинные города.

7 миллиардов

Замысел по оздоровлению Терека требует масштабных капиталовложений в систему очистных сооружений канализации в трех городах – это Владикавказ, Беслан и Моздок, где в общей сложности проживают более 420 тысяч человек, а это 60% населения республики.

Если главная водная артерия Северного Кавказа делит североосетинскую столицу на две части – левобережную и правобережную, то Терек огибает Беслан, а также река протекает по окраине Моздока. Протяженность владикавказской сети канализации составляет 381,4 км, и о технической сложности системы свидетельствует наличие около 12 тысяч канализационных колодцев.

Износ коммуникаций составляет 90% и за этой цифрой вероятность возникновения аварий.

Загруженность канализационных коллекторов главной улицы Владикавказа — проспекта Коста — составляет 100%, хотя практика показывает, что всегда необходим запас прочности. Такие сооружения в обычные дни не должны функционировать на предельной мощности, и неудивительно, что в период обильных осадков и ливней, а такое чаще всего бывает в мае-июле, улицы города превращаются в реки, которые создают одну сплошную транспортную пробку.

В соответствии с проведенными два года назад расчетами, только для приведения в порядок канализационных систем трех городов Северной Осетии и качественной биологической и механической очистки сточных вод нужно не менее 7 млрд.

С учетом того, что в Терек впадают вышеупомянутые реки Гизельдон, Ардон и Урух, в которые также сбрасываются неочищенные стоки, нужно капитально ремонтировать очистные сооружения в Алагире, Дигоре, Ардоне, где в общей сложности проживают 80 тысяч человек, а также в поселке Мизур, селениях Чикола и Эльхотово, станице Павлодольской, поселке Притеречный и селении Октябрьское.

Если говорить о менее затратных мероприятиях, то потребуется очистить от мусора берега Терека (320 км по обеим берегам), начиная с участка российско-грузинской границы и заканчивая административными границами Северной Осетии с Кабардино-Балкарией и Ставропольским краем.

Горько осознавать, что бытовой мусор как видимый признак отношения отдельных жителей республики к окружающей среде, присутствует на берегах Терека, причем в немалых объемах.

По сути дела, в предстоящие несколько лет нужно создать новую систему очистных сооружений канализации в республике и капитально очистить Терек. Можно сказать, что это двуединая задача, но иного выхода просто не существует. Что ж,  начали с реки, а закончили канализацией, и  как тут не вспомнить великого Козьму Пруткова с его нетленным выражением- «где начало того конца, которым оканчивается начало»!
СТАТЬИ

В 2011 году Альберт Дигоев побывал в мэрии на слушаниях по проблемам общественного транспорта, за 10 лет практически ничего не изменилось

24.11.2021

Верховный Суд отменил решение о сносе ресторана «Дендрариум»

16.11.2021

Красивая картинка, к сожалению, не владикавказская. Нам о таком остается только мечтать

04.11.2021

Врачи предупредили главу Северной Осетии о коронавирусной катастрофе

27.10.2021

Из Северной Осетии Путину пожаловались на отсутствие лекарств для онкобольных

PRO прошлое, настоящее и туманное будущее архитектурных антидостопримечательностей Владикавказа

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: