Караул!

Преподавание литературы в школе как стихийное бедствие и повод для вмешательства МЧС

В преподавании литературы в современной школе меня не устраивает ничего: ни программа, ни методы, ни способы проверки полученных знаний. Это может вызвать некоторое недоумение у людей, учившихся в школах Советского Союза, потому что для них литература была одним из самых важных, а иногда даже любимых предметов, но связь времен давно распалась, от чего образование пострадало едва ли не больше всех остальных сфер человеческой жизни, а гуманитарное образование, на мой взгляд, просто уничтожено дотла. Боюсь, что безвозвратно.

Многолетние наблюдения за студентами, общение со старшеклассниками позволяют сделать несколько умозаключений, печальных и безнадежных, которые, по-моему, стоит проговорить.

Общий вывод о преподавании литературы в школе таков: предмет стал абсолютно мертвым, скучным, лишенным творческой энергии, что немедленно сказывается на общем уровне культуры в стране. А ведь именно литература – это то, что мы, россияне, смело можем предъявлять миру и чем мы вправе гордиться всерьез, по самому большому счету.

Итак, говорить буду о сильных учениках. Слабые либо ленивы, либо не так способны, как хотелось бы педагогам и родителям, а вот проблема сильных чаще всего в том, что их не научили, им не показали и не объяснили то, что должны были показать и объяснить.

В целом выпускники часто очень неплохо знают содержание многих текстов, кроме традиционно не читаемых «Войны и мира», «Тихого Дона» и так далее. Умеют пересказать сюжет. Внятно характеризуют героев. Хорошо обстоят дела с определением тематики и проблематики. То есть вопрос «ЧТО» вполне осваивается в школьном курсе литературы.

Вопрос «КАК» близок по уровню понимания к нулю. Текст, который от пересказа «своими словами» ничего не теряет, к литературе не имеет никакого отношения. Но молодые люди совершенно не умеют анализировать то, каким образом сделано произведение, какими нотами, мазками пользовался автор, чтобы донести соответствующую мысль. К примеру, налицо незнание способов характеристики героев. Минусовой уровень. А ведь образ создается не только демонстрацией черт характера, но и теми приемами, которые задействованы автором. Самый удачный пример, который знали все советские школьники, – помещики Гоголя: там и портреты, и интерьеры, и пейзажи, и речь, и способ оформлении документов о покупке мертвых душ (Манилов перевязал важную бумагу голубой ленточкой, а Плюшкин все незаполненные пространства листа густо исписал именами своих умерших крепостных. Припоминаете? А есть совершенно уникальные способы характеристики: Пушкин любит смотреть на героев через круг их чтения. Он бы умер второй раз, если бы познакомился с тем, что заставляют читать наших детей. Не помогло бы даже то, что он считается абсолютным номером один в программе по литературе).

Плохо со стихами. Наизусть не знают почти ничего. Отсутствие хорошей памяти – похоже, бич молодого поколения, привыкшего по каждому вопросу обращаться к компьютеру, поэтому не утруждающего себя запоминанием. Способов борьбы с этим не вижу. Но то, что страшновато, чувствую отчетливо.

Найти указанные так называемые средства изобразительности, например, эпитеты, противопоставления, некоторые выпускники могут, а объяснить, для чего автор к ним обратился, — никак. Сравнение? Вот оно! Пожалуйста. Зачем Лермонтов (пусть будет он в качестве примера) сопоставляет Печорина и Грушницкого? Что мы можем из этого извлечь? Тишина в ответ.

Стихотворные размеры практически НИКТО из моих подопечных определять не умеет. За редчайшим и потому особенно ценным исключением. То есть не просто ямб от хорея отличить не в состоянии, но и объяснить, как этот самый ямб выглядит, что он из себя представляет, с чем его «употребляют в пищу» — неа.

Но и это все мелочи, пустяки и ничто по сравнению с главными моими претензиями к существующему подходу к художественным текстам.

Первое. Хронология, смена направлений в искусстве, смена господствующего типа положительного героя… Это все по нулям! Писатели и поэты существуют сами по себе, не вписываются ни в какие системы и цепочки. Даже как-то странно. Похоже на коробку, куда сбросили пазлы от разных картинок, а теперь пытаются собрать из обрезков нечто вразумительное. Нам все-таки давали в советские времена «рамку», а не отдельные пазлы. Можно было не знать какой-то кусочек общей картины, но понимать, о чем она, как она должна выглядеть, в каком стиле она создана. Сейчас внятной СИСТЕМЫ в знаниях гуманитарного цикла нет. Какие-то обрывки, ошметки и лоскутки информации, мертвой и не имеющей перспективы быть востребованной.

Второе. Распутин и Васильев (список можно продолжить) – замечательные авторы, но их никак нельзя назвать современными. Хоть какое-то приблизительное представление о текущей литературе все-таки необходимо. Место этого вида искусства в мире изменилось. Нельзя об этом молчать. Иначе мы выглядим некомпетентными перед собственными детьми. Процесс изучения литературы совершенно оторван от реальной жизни. Почему нельзя упомянуть авторов и тексты, о которых редко, но все-таки говорят по телевизору, пишут в социальных сетях? Не только Маринина представляет современный литературный процесс. Есть достойные фигуры!

Что касается классики, то тоже нужен упор на актуальность. Почему вокруг нас сегодня нет Онегиных и Лариных, зато полно Молчалиных и Чичиковых в худшем варианте. Что происходит? Где Чацкие? Ау! Что стало теперь с Обломовыми? Как они там, на диване, себя чувствуют в начале ХХI века? Интересно же! Живо!

Третье — для совсем продвинутых выпускников. Для тех, кто идет на филологию или на журналистику. Бог в деталях! Нужно, чтобы на мелочи, казалось бы, было обращено достойное этих мелочей внимание. Как характеризует Ольгу Ильинскую то, что она поет «Casta Diva»? (И дать бы ученикам это послушать! В идеале, конечно). Почему в символе России, «Руси-тройке», едет не совсем благородный герой, Чичиков? Каким образом Онегин пытался предотвратить дуэль с Ленским? А ведь он пытался! Почему автором избран тот или иной эпиграф? Все это очень важно и, что особенно приятно, чрезвычайно интересно, так что на эти и подобные вопросы нельзя не отвечать на уроках литературы. И именно такие задачи позволяют обратиться к типу литературоведения, который похож на детектив, на поиск того или иного ответа, что сразу включает какие-то прекрасные, плохо изученные механизмы развития мозга.

Но мне сейчас хочется отнестись к преподаванию литературы в школе именно как к преступлению и понять — где виновник и что с ним делать. Лучше уж вообще этот предмет сделать не оцениваемым. Совсем. Пусть подростки рефлексируют по поводу текстов в любую сторону, как это принято в американской и европейской системах образования, где по любому гуманитарному поводу пишутся эссе. Что такое эссе? Поток сознания на заданную тему. Точных критериев оценок и требований нет. И слава Богу. Это лучше, чем отвечать на вопросы ЕГЭ по литературе, где почему-то надо помнить, кто из героев носил циммермановскую шляпу (что это дает для понимания образа – ума не приложу) или кому из персонажей принадлежит та или иная невыразительная реплика.

С сочинениями все так печально, что это требует отдельного разговора. Из них ушло ТВОРЧЕСКОЕ начало, то есть именно то, для чего они, собственно, предназначены. Сейчас сочинения штампуются конвейерным способом по шаблонам, и это просто трагическая для меня история.

У меня нет ответов, простите. Я бы начала с программы, где присутствовали бы тексты, которые детям интересны: приключения, детективы, романтические истории… Да, и Гарри Поттер тоже! На его примере можно о многом поговорить. Зато отвращения к чтению у детей не будет. А чтобы прочитали, можно придумать какие-то задания: например, сравнить фильм с книгой.

Я бы не оценивала вообще! Но очень поощряла бы за оригинальность трактовок, а не за то, что созданные школьниками тексты соответствуют нормам.

Я бы использовала литературу для разговора о том, с чем ученики встретятся во взрослой жизни. Но у современных педагогов на все это времени нет: они пишут отчеты и планы, потом планы и отчеты. И по кругу – по кругу – по кругу. Караул!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Чиновники Северной Осетии обиделись, что люди жалуются Путину, а не им

18.08.2017 Gradus Pro

Народ штурмует Пенсионный фонд Северной Осетии. Пенсионный фонд держит оборону

История о том, как сбросить оковы колониального рабства и молитвой развивать страну

МВД увидело перспективу в деле о приватизации ресторана «Кавказ»

В горных селах Алагирского района Битаров оставил «аланский след», разговаривал, слушал, обещал, снова слушал и даже испытал стыд

Министр здравоохранения Северной Осетии Михаил Ратманов рассказал об исторических достижениях медицины в минувшем году

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: