Карлики на ходулях

Сложно сказать, в какое именно мгновение нам ужасно хочется присвоить то, о чем мы, скажем, два мгновения назад не имели даже представления.  Кажется, ковыряние в этих двух жалких мгновениях не даст нам ответа. Программа на такой способ взаимодействия с окружающей нас действительностью, видимо,  действует в фоновом режиме, и искать причины в конечных проявлениях бессмысленно.

Прямоугольное помещение, заставленное стеклянными стеллажами.  Они обрамляют стены по периметру, а одна линия стеллажей, не поместившись, выползла поперек  большой комнаты, поделив ее ровно пополам.

— А, так у нас гости и из других стран! — сказал поджидающий нас  у внутренних стеллажей комнаты-музея хранитель. Видимо, сотрудники ГТРК «Алания», шагавшие в первых рядах журналистов, съехавшихся в Саратов на конкурс «Мир Права», сразу придали фестивалю международный статус в глазах готовящегося нам все объяснять человека с указкой.

— Всего лишь из других регионов… — поправил я,  попытавшись мило улыбнуться, и приготовился надолго замолчать, чтобы внимательно выслушать рассказ об истории и достижениях Саратовской государственной юридической академии, в которой вышеупомянутый конкурс и проходил.

Ан нет, не вышло,  не удалось. Тут как раз и появилась та самая вещь, которую я вероломно и попытался присвоить, только-только узнав о ней.  В очередном стеллаже белый китель, увешанный наградами, фотография в рамочке, какие-то личные вещи. А фамилия представляемого экспонатами человека — Черменский!

Я внимательно начал следить за хранителем.  Я перестал слышать то, что он говорит. Главное, не упустить момент.  Наконец,  он собирался перейти к другому стенду. Я понял, что пора наносить удар. Со странным блеском в глазах, скрипучим голосом  я спросил:

—Скажите, а какие существуют предположения по поводу этимологии фамилии стендуемого профессора?!

Хранитель напрягся. Лицо его омрачилось. Он сразу понял, куда я клоню. Сразу как-то внутренне подобравшись, посуровев, лектор взялся оборонять автохтонность своего экспоната.

— Да, существует версия, по которой корни уважаемого Черменского И.В. с Кавказа. Вроде там есть даже селение Чэрмэн…

Я  радостно и нетерпеливо задергал головой, как песик, увидевший, что миру вновь явлен его любимый мячик, и сейчас можно будет весело поскакать за ним.  Грызть, кусать, шутливо мотать головой — в общем, всячески наслаждаться жизнью.

Сдержав скулеж, я радостно откликнулся.

— Да, да, собственно я с этого самого села, поэтому и…

— Но, — сурово, как бы не замечая меня, перебил хранитель, — для нас в Академии имеет значение только работа И.В., его юридическая деятельность в стенах Академии, его труды и достижения, которые все родом именно отсюда!

Ладно, признаю, я перегнул палку. Пришел не пойми откуда, то ли из другой страны, то ли из другого региона и попытался коварно похитить уважаемого Черменского, о котором и знать-то не знал десять минут назад. Палец о палец не ударил, а туда же…

— Я думаю, это просто совпадение, — примирительно сказал я.

— Да?! – экскурсовод мгновенно повеселел.  —  Чермен – это, кажется, имя собственное? – спросил он на ходу и, не дожидаясь ответа, стал от греха подальше рассказывать о следующем экспонате.

 

Вот так вот.  Почему так случается, что мы стремимся сделать частью собственного я то, о чем мы пару мгновений назад даже не знали?

Это можно назвать расширением сознания. Девочка, взращенная волками, не будет завидовать славе Александра Македонского. Встаньте над тушей задранного оленя и вы получите  настоящее расширение ее сознания. Которое будет идеально, по шаблону, соответствовать  искомой аппетитной туше. А вы попадете в другой сознательный список отвратительных бяк и пожить-то нормально не дающих. Придется изрядно потрудиться, чтобы она,  или, по крайней мере, ее предки осознали, что хвастать Александром Македонским, либо  наследственной честью первооткрывательства молочного сепаратора, либо покорением Монблана гораздо более интересно. Потому что оленьих туш  в сознании уже куча, а новообразовавшееся место Александра чудовищно пустынно.

Представьте горы, горы, горы. А в них села, аулы, башни. А в них люди, которые знают что выше по ущелью есть село А, в котором есть башня у трех грубых и страшноватых братьев, а ниже по ущелью село С, где можно обменять несколько головок сыру на небольшое количество пшеницы. Внизу, где ущелье заканчивается, начинаются сказочные и  страшноватые места.  Хотя живущий на соседней улочке господин N, в молодости пропадавший там и вернувшийся с искалеченной рукой, называет эти места, как и всю свою прошедшую там молодость, лучшим, что с ним случалось  в  жизни. Он уважаем, ведь с ним можно поехать вниз, на равнину.  Его еще узнают в парочке мест,  да и  парочке бытующих там языков  он научился. А вот туда, вверх за перевал, трудно будет теперь съездить за солью. Проводник, всегда ходивший с солепроходцами, сорвался со скалы. В лепешку.  Солите теперь сами. А зима-то близко, да и пускай — хоть все дороги перекроет, а то кто знает, что еще взбредет в голову трем братьям из села А. Возьмут и угонят скот…

Вот такая вот незамысловатая оленья туша. И вдруг. Бац! У небесной двери заедает механизм, и она остается распахнутой настежь. Народы! Уау! Государства! Ого! Регулярная армия. Право, закон. Царь. История, грамота, сословия, офицеры, керосин, электричество, физика, цеппелин, шоколад, картофель, аэроплан, брусчатка, магазины, жалованье…  Все это сыплется, основы мироздания трещат, сознание расширяется, оставляя огромные незаполненные пространства, где свищет завистливый ветер, и огромные черные пауки  плетут в уголках свои сети.

Расширение сознания плохо? Нет, когда оно заполняется чем-то действительно стоящим. Если бы я хорошо знал геометрию, мне было бы плевать на Александра Македонского. Вы хоть представляете себе, как круто быть простым незамысловатым евклидовым треугольником? Сколько у тебя будет всяческих точек, лучей, сторон, отрезков, углов,  прямых, описанных окружностей, катетов, бедер, медиан, биссектрис, ортоцентров, чевиан, точек Брокара, Лемуана, Апполония, осей и прочего, прочего, прочего? Какой к черту Македонский? Однако нет, твоя троюродная тетя работает в школьном буфете, от нее неудобно, так что можешь не учить геометрию.

Да и не работай она — все равно плевать. Это и не нужно. Наши славные предки выручат тебя всегда. Если что, по-арийски им на взаимовыручку придут Сталин, Андропов, Прохоров, Фридрих Барбаросса, мать или бабка Александра Невского, Иисус Христос и Будда Шакьямуни. Зачем заполнять пустоты сознания сокровищами, добытыми тысячелетними напряженными трудами человеческой мысли? И без этого можно поучаствовать в Великом переселении народов, пожить во Франции, назвать там Делона Алленом, захватить Каталонию, предопределив судьбу Месси, и отправиться через бывший Карфаген  прямо на Рим. Попутно выискивая материал для заполнения пустот на Олимпиадах, чемпионатах мира по борьбе и безуспешно пытаясь отыскать его в чаше республиканского стадиона  «Спартак».

Духа соревновательности всему этому придаст то, что твои соседи, так же, как и ты, истерично ищущие, чем бы заполнить всей этой пустоты громадье, попытаются вытащить из натасканной тобой кучи все самое блестящее. Им тоже неинтересна геометрия. Возможно, на этом этапе это просто невозможно. Так же, как девочка-волчица не интересовалась Македонским, предпочитая  тушу мяса. Однако все зависит от нас. А то ведь комплекс неполноценности, вызываемый теми самыми наспех заполненными пустотами сознания, делает людей не очень приятными и не очень разумными.  Завистливыми, мелочными и эгоистичными карликами, пытающимися взгромоздиться на чужие ходули.  Настолько мелочными,  что даже во время экскурсии в стандартный музей при учебном заведении, такой человек может попытаться сходу присвоить один из экспонатов.

К слову, достаточно распространенная российская фамилия Черменский действительно произошла от названия села — Чермного в Тамбовской губернии. Вот такие вот пироги.

Рисунок Дины Цориевой

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

120 тысяч «кубов» нечистот для Терека

PRO взлеты и падения промышленности Осетии

Или управленческий трэш

09.11.2019

Новый сити-менеджер Владикавказа рассказал о миллиардном долге, ЖКХ и кафе на Набережной

05.11.2019

Ассоциации социально-активного бизнеса Северной Осетии «Сила Единства» исполняется пять лет

В Северной Осетии с шумом и возмущениями централизовали закупку лекарственных препаратов

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: