Казаки — не разбойники

«Вся часть Терской линии, по которой расположены гребенские станицы, около восьмидесяти верст длины, носит на себе одинаковый характер и по местности и по населению… На этой-то плодородной, лесистой и богатой растительностью полосе живет с незапамятных времен воинственное, красивое и богатое староверческое русское население, называемое гребенскими казаками»… — так начинается одна из глав известной повести Толстого «Казаки». И времени, если судить по мировым масштабам, не так уж много прошло. И заслуг казачьих никто не умалял, но почему-то нет сегодня той силы казацкой, и нет богатых хлебом и песнями станиц.


Есть обновленные законы о казачестве, реестровые и общественные объединения, и даже неудавшиеся попытки создать казачью национально-культурную автономию.

kazaki

А сможет ли жить сегодня казачество, изгнанное и частично порубленное красной властью, не раз платившее жизнью за безмерную преданность «Вере, Царю и Отечеству»? Хотя и страны той с царем нет, власть иная, да и вера сегодня слишком уж светская.

«Я был атаманом в трудное время, в 90-ые годы, — вспоминает бывший атаман Терского Казачьего войска Валентин Сизов. — Казачьи отряды стояли на административных границах с Ингушетией. Но мы выступали, скорее всего, не как военная единица, а как добровольцы. Да и сейчас, несмотря на новые законы, по сути ничего не изменилось. Казаки приравниваются к дружинам. По всей России им предлагают охранять привокзальные площади, да разгонять демонстрации неугодных. Может, от этого и пошло в народе название «ряженые казаки». О каких партиях казаков может быть речь, о каких утверждениях в правах? Мы – есть, мы – народ… А как можно утверждать существование какого-то народа? Народ или есть, или его нет.

Я — казак по совести, по вере. Сейчас есть несколько казачеств: и реестровые, и общественные. Объясню просто. Реестровые, это когда тебе от 18 до 45 лет, и ты можешь быть казаком. Получается, что любой призывник — это, по сути, казак. А где генетическая казачья память, а где деды и прадеды казаки? Получается, я до 45 лет казак, а потом я что, и не казак вовсе?

Мне кажется, казачество- то самое, настоящее, боятся некие внешние силы, которые и не дают нам встать во всю мощь, охранять границы, как раньше. У некоторых убеждение, что казачество не должно мозолить глаза. Хотя в этом, отчасти, виноваты и сами казаки. Они ведь тоже разные бывают: и те, кто имя казака позорит, и пьяницы, и гуляки. Но старейшины казачьего рода всегда секли таких людей. И в этом не было ничего плохого — получай за дело! И не роптали, если кого-то высекли. Склонял голову казак и говорил: спасибо за науку.»

На данный момент в Северной Осетии существуют несколько казачьих обществ: реестровое — Аланский республиканский казачий округ Терского казачьего войска во главе с атаманом Х.К. Едзиевым, Владикавказский округ Терского войска, которым руководит атаман А.П. Кабаков, и Федеральный союз казаков, возглавляемый вышеупомянутым атаманом В.П. Сизовым.

kazakimed

На это, так сказать, разнообразие есть свой взгляд у казака потомственного, человека, чьи деды удостоены были наградами и званиями от самого императора, и чей долг сегодня – чтить память.

Дмитрий Дмитриевич Лозовой, верный хранитель архивов и пожелтевших снимков, орденов и казачьей утвари, директор музея Терского казачества встречает меня в своем царстве. За стеклом старая парадная форма, на стенах чеканка, а с потолка уныло глядит ободранная штукатурка. Переполненная окурками пепельница раздувается до невероятных размеров в процессе разговора. Слишком уж много хочется ему сказать. Слишком уж от души, да так, что курит он практически без остановки. Рассказывает без утайки о промахах — и о том, как секли его в свое время за пропавшее знамя, и о том, что зла таить не умеет, главное, чтобы казаки были настоящими.

«Врут сегодня много. И журналисты врут, и историки. Как могу я им верить, когда такую ересь пишут зачастую? – строго спрашивает меня Дмитрий Лозовой. — Вот старые книги (тычет он в меня практически истлевшими листами). Вот история. Как такового раскола сегодня в казачестве нет. А то, что насоздавали много организаций, так время все рассудит. Мы ведь живем, я вот музей этот храню. Вещи собираю. Смотри, какие книги! Ко мне журналисты даже с центральной России приезжают. Кто-то работы дипломные, кто-то научные труды по этим книгам пишет. У нас даже француз гостил, правнук последнего начальника Терской области и наказного атамана Терской казачьего войска Сергея Николаевича Флейшера.»

kazakimuz

О приезде Жана-Лекена вспомнил и бывший атаман Терского казачьего войска Валерий Храбрых. «Этот француз был правнуком одновременно двух именитых казаков, — уточняет Валерий. — С одной стороны Флейшера, с другой Георгиевского кавалера Виктора Соколова. Мы тогда показывали ему Осетию, гость рассматривал город, и удивлялся, почему нигде нельзя купить казачьих сувениров. Мы, наверное, сами в этом виноваты. Стали какими-то пассивными. Ведь музей наш никто не финансирует, а он существует. Значит можно и промыслы народные возродить, и ансамблям нашим с гастролями ездить. И миру о казаках рассказывать. Сейчас казачество больше похоже на дружинников. А ведь должно же оно возродиться в том виде, в каком было раньше. Не многим в городе известно, что помимо ансамбля «Сударушка» казачьи песни великолепно поют и «Терцы». Этот ансамбль я, будучи атаманом, возил на разные конкурсы, нас встречали во всех кавказских станицах хлебом и солью. Сегодня я, хоть уже и отошел от руководства, все равно продолжаю жить жизнью нашего Терского войска. Нам многое обещают — например, скоро сделают ремонт в штабе (пл. Мира). На облагораживание домов в Поповом хуторе деньги выделяли. Люди смогли щитовые домики кирпичом обложить. Там же казаки уже давно живут, те, кто вынужденными переселенцами из Чечни и Ингушетии сюда приехали. Вот только с Поповым хутором все совсем не просто. Там много нерешенных проблем… Да казаку много и не надо: землю, чтобы пахать, да работу покрепче и статус. Многие во время переписи населения писали, что они казаки. Так- то оно и сеть. Казак – это казак.»

Сегодня глобальные коммуникации враз стирают временной зазор между событием и восприятием. Нам не нужно ждать, когда отснимут, смонтируют и покажут новость. Мы, со своими продвинутыми гаджетами, сами снимаем свое кино. Наша история складывается из событий, скрыть которые сегодня никому не по силам. Все изменилось. И нормы, и устои, и законы давно переписаны.

Так каким должен быть казак сегодня? Известный общественник и политический деятель терский казак Владимир Писаренко на вопрос «Должен ли современный казак отличаться от своего собрата прошлых столетий?» отвечает однозначно: «Да.»

«Других вариантов нет, — продолжает Владимир. — Казак современный должен сохранить дух и старые традиции и наработать новые жизненные принципы. Жизнь меняется, той потребности в казаках у России, какая была при царе-батюшке, нет. Попытки государства притянуть за уши казачество к государственной службе пока неэффективны. Время требует от нас идти вперед, обгоняя всех.

Сегодняшние законы, акции, направленные на поддержку казачества больше всего мне напоминают неудачные попытки взять под контроль разрозненные казачьи организации России. Думаю, власть искренне желает создать единую казачью структуру, подчинённую Президенту страны. Но пока эти действия малоэффективны, так как не всегда соотносятся с принципами и традициями казачества. Но всему надо время. В перспективе казачество мне видится как самодостаточная организация, способная, в свою очередь, оказывать помощь государству в решении разного рода вопросов.

Я считаю, что казачеству Осетии придали неправильный вектор деятельности, их ввели в рамки охранно-защитных функций, что отрицательно сказывается на их развитии. Казачество должно выполнять более широкие функции на благо Осетии и России в целом. С помощью казачества должны быть развиты станицы республики, которые сегодня в плачевном состоянии, должна идти работа по привлечению инвестиций в республику, например, на развитие сельского хозяйства. Казачья структура должна стать богатой и самоокупаемой. Нет тех, кто смог бы организовать казачье движение и убедить их не уезжать со своей земли. На самом деле за все время после красного переворота казачество подверглось тотальному геноциду.

Казаки способны на многое. Считаю очень важным и основным направлением для казаков создание условий для развития сельского хозяйства. Вспомните колхоз им. Легейдо в станице Николаевской, где выращивалось 60 видов сельхоз культур. Станица Архонская была известна на всю страну своей картошкой и не только. Что уже говорить про станицы Моздокского района. Республика не нуждалась в сельхозпродуктах.

Но, если мыслить глобально, речь идет не только о проблемах казачества, но и самой стране. Сейчас переломный момент в России, государство или сохранится, или распадется.»

kazakivenok

К возрождению казачества, желанию казаков активно влиять на общественные процессы сегодня смотрят по-разному. Кто-то пытается увидеть в этом проявление национализма и призывает к модной нынче толерантности. Другие сочувственно поддакивают, вспоминая былые заслуги казаков. Найдутся, конечно же, и такие, кто избрал позицию «моя хата с краю».

Мы все так устроены: когда кто-то начинает говорить о том, что он не похож на тебя, включаются странные внутренние механизмы защиты. И тогда остается только один вариант для снятия «блока непонимания» — необходимо больше узнать о «чужаке». И чем больше ты его узнаешь, тем больше понимаешь, как много вас объединяет!

Наша страна привыкла к гражданским войнам и перманентному решению национального вопроса. Но сегодня, на мой взгляд, как никогда раньше мы нуждаемся в консолидации сил — и политических, и национальных. Известный просветитель Алескандр Согомонов как-то сказал: «Россия знает два глагола: «опаздывать», и «догонять». Но когда-то же должно наступить время для жизни «здесь и сейчас»?! Единое время для единой страны…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
22.08.2019

Родственники уверены в невиновности обвиняемого во взяточничестве сотрудника Прокуратуры Сослана Созанова

Надоело платить за то, чего нет, и никто не знает, когда настанет обещанное, светлое безмусорное будущее

Почему дело Цкаева переносили 22 раза?

Как кинуть бюджет на 12 миллионов, чтобы тебе ничего не было

Тревожная статистика — лишь 5,5% опрошенных доверяют депутатам Владикавказа

ПРО историко-культурные беды Владикавказа

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: