Кладбище домашних животных

Бесхозные скотомогильники как предмет денежных споров и очаг сибирской язвы

Среди череды технических вопросов очередного онлайн-заседания правительства Северной Осетии вопрос о скотомогильниках вызвал несвойственное мероприятию оживление. По крайней мере, предложение передать места захоронения скота в зону ответственности муниципальных властей вызвало небывалую, по местным меркам, активность представителей местного самоуправления: главы некоторых районов высказали сомнения в  целесообразности данного решения.

Обычно камнем преткновения становится финансовая сторона подобных вопросов: муниципальные власти не хотят расширения полномочий, потому что это дополнительная нагрузка на местный бюджет. Новые полномочия зачастую обременительны из-за скудности муниципальной казны и отсутствия дополнительного финансирования из вышестоящих бюджетов на обслуживание новой «вотчины».

Таким образом, нередко передать что-то на местный уровень означает найти крайнего и забыть о проблеме на какое-то время.

Однако в случае со скотомогильниками муниципалитеты, судя по обсуждению в правительстве, получат дополнительные средства на их содержание. Предположу, что выделят не такие уж и большие суммы. К примеру, по мнению главы Алагирского района Арсена Бутаева, вместо того, чтобы «размазывать» финансирование по отдельным районам, целесообразнее создать некую организацию, которой будут переданы полномочия по всем скотомогильникам.

Министр ЖКХ, топлива и энергетики Майран Тамаев в свою очередь заявил, что опыт других регионов страны подсказывает правильность именно такого решения вопроса, и большинство субъектов уже провели передачу государственных полномочий местному самоуправлению.

За этим последовал вопрос о том, как же это все будет организовано и где расположится новый объект.

— На территории Владикавказа, где еще? – ответил профильный министр.

Нам, не удалось выяснить, о каком объекте шла речь. Министерство ЖКХ никакую дополнительную информацию не предоставило. Возможно, имелась в виду территория под новый скотомогильник или объект по уничтожению биологического материала, по типу крематория.

Вообще существуют как стационарные, так и передвижные крематории, которые сжигают биологические отходы либо в традиционных печах, либо при помощи раскаленного воздуха. Это считается более современным методом решения проблемы, нежели скотомогильники, которые могут при отсутствии должного внимания становиться источниками заражения, например, сибирской язвой.

Горячая картошка

В ходе дальнейших «дебатов», некоторые представители муниципальных властей  начали пререкаться с министром, что вынудило вмешаться в дискуссию председателя правительства.

Таймураз Тускаев попросил всех участников заседания прекратить перебивать друг друга и напомнил, что многие органы власти долгое время демонстрировали нежелание решать проблему со скотомогильниками, а решить ее нужно:

— Мы неоднократно на оперативных совещаниях правительства данный вопрос обсуждали, и очень долгое время я видел нежелание различных органов заниматься этим вопросом. Это нежелание сегодня подтверждается. Тем не менее, данную проблему мы должны и будем решать. И я прошу Сабаткоева Ахсарбека Солтанбековича сформировать рабочую группу именно по данной тематике, конкретно по определению конкретных шагов и по принятию закона, по нашей работе с депутатами парламента и далее по определению конкретных организационно-правовых форм, которые позволят нам эти государственные функции качественно выполнять. Пока с учетом сказанного примем, а дальше — дорабатываем конкретные шаги.

«Пока примем, а потом видно будет» — довольно интересная модель поведения республиканского правительства в случае принятия законов, рекомендуемых на федеральном уровне. То же самое было при обсуждении законопроекта, который предполагал передать   часть муниципальных полномочий республике. Тогда этот вопрос вызывал сильное негодование в определенных кругах, особенно среди властей города Владикавказ.

Но и тогда на все вопросы со стороны критиков законопроекта отвечали, что закон пока нужно принять, а «там посмотрим».

В данном случае, над республиканскими властями вновь довлеет указующий перст с федерального уровня, который требует скорейшего решения давно назревшего в стране вопроса. Получается, нужно отчитаться скорее о формальном исполнении требований — принятии соответствующего закона — а точный план действий будут разрабатывать в процессе. По крайней мере, со стороны выглядит именно так.

Интересно, что ранее Россельхознадзор России предлагал решить вопрос с бесхозными скотомогильниками именно внесением уточнений в законодательные акты субъектов, определив таким образом балансодержателей всех захоронений скота и «восполнив» пробел в федеральном законодательстве.

Дело в том, что в России нет нормативно-правового акта, который бы разграничивал полномочия по учету и содержанию бесхозных скотомогильников и биометрических ям.

Словом, идею передать эти функции муниципалитетам подсказала вовсе не жизнь, как отмечал Тамаев, а федеральные органы. Проблема была, есть и будет, а ответственных пока нет. Отсюда и «нежелание различных органов заниматься этим вопросом», на которое сетовал Тускаев. Теперь ответственные должны появиться.

Бесхозные могилы

Помимо самих механизмов, которые будут определять работу в этом направлении, а также некоего объекта в районе Владикавказа, интересуют вопросы сухой статистики. А именно, каковы масштабы работ, вверяемых районам республики и Владикавказу?

К сожалению, после заседания правительства Министерство ЖКХ, как оговаривалось выше, смогло предоставить нам только текст короткого доклада Майрана Тамаева, в котором не оговаривается никаких деталей.

Неясно, сколько на территории республики всего скотомогильников и биометрических ям, где они расположены и какова доля несанкционированных захоронений.

Но «Градус» ранее уже сообщал об отдельных проблемных скотомогильниках. К слову, в последние годы прокуратура каждый год выявляла нарушения в сфере эксплуатации подобных объектов.

Так, в 2017 году прокурор Правобережного района внес представление в адрес главы  местного самоуправления с требованием  организовать скотомогильник, который бы соответствовал требованиям санитарно-эпидемиологического законодательства и ветеринарным нормам. Из сообщений пресс-службы не совсем понятно, то ли на территории района уже велось несанкционированное захоронение, то ли проблема была в том, что теоретически отсутствие санкционированного места захоронения  могло к этому привести.

В 2018 году в с. Октябрьское Пригородного района в ходе проверки было установлено, что по заказу АМС Пригородного района в селении Октябрьское был построен скотомогильник с биотермической ямой Беккари. Администрация района не передала скотомогильник в республиканскую собственность, и на протяжении почти пяти лет объект оставался бесхозяйным, то есть порядок использования скотомогильника и его надлежащее состояние никем и никак не контролировалось. Согласно сообщению пресс-службы Прокуратуры, на момент проверки скотомогильник уже находился в состоянии не пригодном для эксплуатации и по назначению не использовался.

В 2019 году республиканская Прокуратура выявила бесхозный скотомогильник в с. Эльхотово Кировского района. До 2009 года скотомогильник принадлежал районной администрации. В том же году был подписан закон о разграничении имущества между районом и поселениями. Так хранилище попало в перечень объектов, которые должны были перейти на баланс эльхотовской администрации, но в течение 10 лет этого не произошло. Тогда же местной администрацией  отмечалось, что скотомогильник на баланс они примут, но средств на его содержание у села все равно нет.

Сибирская язва

В контексте данной темы, чаще всего людей волнуют, так называемые сибиреязвенные скотомогильники. Согласно научной статье «Территории риска в Республике Северная Осетия-Алания по заболеваемости сибирской язвой» от 2012 года, вся территория республики подвержена риску распространения сибирской язвы. Это обусловлено климатическими и географическими особенностями, которые делают регион неблагополучным.

Более того, в 50-х годах республика считалась самой неблагополучной на всем Северном Кавказе по данному направлению.

На относительно небольшой территории республики, расположено 77 «стационарных неблагополучных по сибирской язве» пунктов (животноводческие фермы, поселения, пастбища, урочища и любые иные территории, на которых был обнаружен эпизоотический очаг, то есть источник возбудителя сибирской язвы, — прим).

Наибольшее число подобных объектов приходится на Пригородный — 19, Моздокский — 10, Алагирский — 8, Ирафский — 7. На все остальные районы приходится 6 пунктов.

Всего с 2005 года  в Северной Осетии было зарегистрировано 5 случаев заболевания, включая 2 летальных. Однако 3 случая из 5 были завозными: заражение людей произошло через мясо из Ставропольского края, два остальных случая произошли в с. Чермен (Пригородный район) и с. Чикола (Ирафский район).

Интересно, что чаще всего болезнь проявлялась в кожной форме — это в принципе наиболее часто встречающаяся форма, а заражение происходило при убое и/или разделке туш больных животных.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Материнский капитал против квадратных метров

05.08.2020

Руководителя следственного отдела Владикавказа арестовали по подозрению в получении взятки

03.08.2020

Вячеслав Битаров заработал более 39 млн в 2019 году, почти на 6 млн больше, чем годом ранее

PRO задачи «Алании» на новый сезон, бюджет клуба и реконструкцию стадиона «Спартак»

28.07.2020

Руководитель Центра поддержки экспорта республики Бела Осипцова об особенностях осетинской внешней торговли

Бесхозные скотомогильники как предмет денежных споров и очаг сибирской язвы

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: