Клин клином

Архитектуру решили лечить новой комиссией

Как ранее сообщал «Градус», в Северной Осетии решено создать специальный орган — Комитет по градостроительству и архитектуре РСО-Алания. Мало создать, нужно, чтобы вновь созданное не оказалось бесполезным, как многие предшественники, поэтому решили наделить новообразование полномочиями. А откуда эти полномочия взять? У тех, кому вся полнота градостроительной власти принадлежит — у муниципалитетов.

Правительство республики считает, что принятием нового закона удастся установить контроль над градостроительством и следовать единой архитектурно-строительной политике.

Однако одни депутаты с доводами представителя главы республики в Парламенте Виктора Ортабаева горячо соглашались, другие были настроены скептически.

Более того, зампред парламента Батраз Билаонов, выступавший в качестве содокладчика, сначала озвучил формальные «законопроект прошел государственно-правовую экспертизу и рассмотрение в комитетах Парламента», а в конце вдруг добавил:

— Считаю, что чрезмерная централизация власти вредна, хотя у закона есть плюсы в отношении наведения порядка. Уверен, что руководство республики и Правительство, предлагая закон, преследуют самые благие намерения. Но если завтра придут другие люди, которые захотят использовать свою власть не совсем в правильных целях? Нужно все это учитывать.

Тяжелее всего было убедить в необходимости перераспределения «коммуниста» Медею Эльдзарову, которая не таясь заявила, что все доводы считает недостаточными:

— Будущее должно быть за местной властью, как и в любом цивилизованном государстве. Поэтому забирать у органов местной власти полномочия — нонсенс. По сути, местное самоуправление в результате перераспределения превращаются в почтовый ящик по передаче жалоб, предложений, выхолащивается сама суть местного самоуправления. Есть контролирующие органы, правоохранительные, почему нужно ждать, когда дом будет построен, ждать, когда заасфальтируют не там, где нужно? Я считаю, что приведенные аргументы не совсем убедительны.  Будущее любого цивилизованного государства в крепком и полномочном местном самоуправлении.

Все гениальное просто — уродства можно плодить на законных основаниях. Поменял закон да построил, что душе твоей было угодно. Или начал строить, а потом узаконил.

Вопросом, почему контролирующие органы не останавливают незаконное строительство, мы тоже, как и Медея Багратовна, долго задавались, пока не поняли, что он риторический…

«Единоросс» Борис Кантемиров заявил, что закон принятие закона означает провал кадровой политики:

— Мы будем вынуждены поддержать законодательную инициативу, но на самом деле мы расписываемся в провале кадровой политики, в провале самой системы формирования муниципальной власти. Для чего нам назначать глав районов, для чего нам избирать местных депутатов, если мы им не доверяем, если мы забираем у них полномочия. Сегодня централизовали одно, завтра следующее, послезавтра еще. Глава региона — это не безразмерная субстанция, которая все это может переварить и контролировать, поэтому сама система формирования местной власти, наверное, нуждается в существенных корректировках. Нужно задуматься, почему нет доверия к местным органам.

Кадровая политика действительно провальна, но и депутаты здесь не являются счастливым исключением. Не будем обобщать, но средняя кадровая арифметическая это наверняка подтвердит.

По словам руководителя фракции «Единая Россия» Тимура Ортабаева, на Набережной вырастают дворцы из бетона, а Водная, ранее неприкосновенная, застраивается коттеджами. Интересно, что будучи некогда депутатом Гордумы, Ортабаев не доверяет муниципальным властям:

— Что касается общественных слушаний, я как депутат, который 3 года был в Городском собрании, примерно расскажу, как они проходят. Приходит представитель застройщика, приводит свой коллектив, приходят сотрудники администрации города и единогласно поддерживают то, что застройщик хочет там построить, несмотря на вопросы, поднимаемые депутатами.

Депутат даже привел интересный пример из практики:

— На Первомайской одна наша уважаемая бизнес-леди начала строить многоэтажный дом, собрала, как водится, с дольщиков деньги, приступила к строительству. Когда дошла до 4-го этажа, оказалось что этажность ограничена пятью этажами. Потом она долго искала встречи со всеми депутатами Городского собрания и каждому из них была рассказана история: «Моя жизнь в ваших руках, я взяла деньги, построила 5 этажей, если дом не будет восьмиэтажным, я не расплачусь со своими кредиторами и тогда я что-нибудь с собой сделаю и это будет на вашей совести».

А дело в том, что ей в муниципалитете пообещали: «Строй, а мы потом через публичные слушания пустим, депутатов попросим и все узаконим». А потом на генплане нашем появляются пятна разного цвета и зона трехэтажной застройки превращается в пятиэтажную.

Как подметила «патриотка» Светлана Доева, не «единороссы» ли преимущественно занимают высокие должности в муниципалитетах. Тимур Ортабаев парировал тем, что вне зависимости от партийной принадлежности, считает необходимым прощаться с неэффективными кадрами.

Председатель парламента Алексей Мачнев заявил о необходимости разработать закон, регламентирующий застройку. И заявил, что ни много, ни мало данная инициатива вошла в историю осетинского законотворчества:

— Присутствующие в зале коллеги помнят, в прошлом созыве уже поднимался вопрос застройки центральной части города. У нас на глазах возникло строение на месте архитектурного памятника – Андреевской бани, на месте детского пруда — тоже возникло строение. Считаю, нам необходимо вернуться к этой теме, разработать и принять отдельный закон и детально определить правила застройки исторической части города Владикавказа — этажность, крыши, фасады.

Действительно, это стало бы невероятным прецедентом. Смущают две вещи: первое — закон напрашивался давно, а его только в прошлом созыве начали обсуждать; второе — как бы и нынешний созыв не ограничился обсуждениями.

По сути, всю дискуссию депутаты разводили руками. Дескать, все так плохо, срочно что-то нужно менять. Я могу понять, когда рядовые граждане сокрушаются по поводу градостроительной вакханалии, но когда люди, облеченные законодательной властью, расписываются в собственном бессилии… Что мешало, если уж всех так волнует судьба исторического центра, подготовить соответствующий закон? Не говорить, а сделать. Зато у нас разработали закон по энергетикам, который впоследствии пришлось корректировать из-за несоответствия федеральному.

Владеть Владикавказом

Перераспределение полномочий в сфере градостроительной политики между органами местного самоуправления и органами государственной власти республики уже на стадии обсуждений вызвало споры и недовольства. Документ с разной силой критикует общественность, некоторые депутаты и муниципальные власти.

Для начала цена вопроса. Обойдется новый закон республике в 17,4 млн рублей: 10,2 млн — фонд оплаты труда, 2,4 млн — на оборудование 12 рабочих мест, 4,8 млн — электронный документооборот и программное обеспечение. Как отмечается в финансово-экономическом обосновании законопроекта, большая часть сотрудников будет оформлена путем перевода из органов исполнительной власти и органов местного самоуправления, «что позволит снизить расходы на реализацию закона».

Что касается претензий к новому закону, для начала рассмотрим вносимые изменения. В статье 2 закона читаем:

Правительство Республики Северная Осетия-Алания или уполномоченный им орган исполнительной власти Республики Северная Осетия-Алания осуществляют следующие полномочия органов местного самоуправления городских поселений:

1) утверждение генерального плана городского поселения, а также внесение в него изменений;

2) разработка и утверждение правил землепользования и застройки городских поселений, а также внесение в них изменений.

Стоит отметить, что в случае муниципальных районов, к этому добавляется пункт «утверждение документов территориального планирования муниципальных районов, внесение изменений в документы территориального планирования». При этом для районов и городских округов, в отличие от городских поселений, закон предусматривает только утверждение правил землепользования и застройки, причем с оговорками:

«утверждение правил землепользования и застройки городского округа, а также внесение в них изменений, за исключением полномочий, предусмотренных частями 11-14 статьи 31 и частями 1-3 статьи 32 Градостроительного кодекса Российской Федерации».

Очевидно, что изменения не коснулись полномочий  исполнительной власти муниципалитетов, речь идет о функциях законодательной. Более того, больше всего пострадали полномочия городских поселений, в том числе Гордумы Владикавказа, вместо которой теперь будут не только разрабатываться правила землепользования и застройки, но и утверждаться.

Глава МО Владикавказа Махарбек Хадарцев уже пояснил свою позицию касательно законопроекта сайту «ОсНова»:

 — Полномочия, которыми федеральная власть наделила муниципалитеты, не могут быть забраны республиканской властью. Это прямое нарушение федерального законодательства, разграничившего соответствующими законами полномочия между республиканской и муниципальной властью. До этого у нас забрали полномочия по регулированию муниципального транспорта и проведению торгов. Легитимность этих решений мы оспариваем в суде, они тоже шли вразрез с федеральным законодательством. Законопроект, принимаемый в парламенте, выглядит полнейшей юридической изворотливостью: в нем умудрились вменить полномочия муниципальных законодателей республиканским исполнителям.

Общественность успела разделиться на два лагеря. Многие посчитали новый закон доказательством большого желания властей республики владеть Владикавказом. Симпатии в этом противостоянии, видимо, распределяются не только по принципу убеждений — должна ли муниципальная власть быть неприкосновенной или нет, но и по принципу симпатий одной из сторон — Битарову или Хадарцеву.

Касательно опасений, закон содержит статью 3, которая предполагает учет позиции органов местного самоуправления, правда, сам порядок пока неясен:

«Учет позиции органов местного самоуправления при реализации органами государственной власти Республики Северная Осетия-Алания полномочий, предусмотренных статьей 2 настоящего Закона, осуществляется в порядке, установленном Правительством Республики Северная Осетия-Алания».

Исходя из ответа Виктора Ортабаева, пока ознакомиться с этим порядком учета мнений нельзя — документа не существует. После того, как закон примут, обещали начать разработку этого механизма.

Но при наличии хотя бы черновика этого «учета позиций» на один вопрос стало бы меньше. Сейчас же неясно, как будет строиться совместная работа нового комитета и местного самоуправления.

Возьмем пример: город разрабатывает генеральный план поселения, у комитета есть замечания и он вносит собственные изменения. Комитет может сразу утверждать генплан или муниципальные власти имеют право возразить против корректировок? Насколько эти возражения будут весомыми при принятии окончательного решения? Интересно также, как предполагается выходить из ситуаций, когда у комитета и муниципалитета непримиримые противоречия по вопросам градостроительства, за кем остается решающее слово? Суицидальной высоткой в Детском парке сейчас перебрасываются, как горячей картошкой, — никто не хочет брать ответственность за скандальное здание. Одним словом, детали важны.

Вопреки конституции

Что касается заявления Махарбека Хазбиевича, то глава МО ошибается, когда говорит, что нововведения идут вразрез с федеральным законодательством. Очевидно, имелся ввиду 131-ФЗ, на который также упорно в ходе дискуссии указывала депутат Михайленко. Дело в том, что 136 Федеральный закон, принятый в 2014 году, внес существенные изменения в 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления» и позволил передавать многие  полномочия муниципалитетов субъектам.

В статье 2, части 10, пункте «в» закона обозначены полномочия, которые не могут быть преданы, а все прочие функции, соответственно, субъект забрать право имеет: «в сферах управления муниципальной собственностью, формирования, утверждения и исполнения местного бюджета, осуществления охраны общественного порядка, установления структуры органов местного самоуправления, изменения границ территории муниципального образования, а также полномочий, предусмотренных пунктами 1, 2, 7, 8 части 1 статьи 17 и частью 10 статьи 35 настоящего Федерального закона».

Не будем цитировать все статьи и пункты, отметим лишь, что новый республиканский закон федеральное законодательство не нарушается. Однако вопросы законности остаются и, что интересно, в государственном масштабе. В частности, в научной статье юристконсульта Игуменова рассматриваются «Правовые аспекты института перераспредления полномочий между органами местного самоуправления и органами государственной власти субъектов» (Местное право 2015, №6).

Автор делает вывод, что сам институт «перераспределения» полномочий, а, значит, и федеральное законодательство его допускающее, противоречит Конституции Российской Федерации.

Также отмечается, что переход полномочий неизбежно приведет к деструктивным последствиям.

Но когда поручения дает президент, разве такие мелочи важны? Регионы должны были восстановить институт главного архитектора по поручению Путина с 2016 года, причем, установив прямое подчинение главе/губернатору субъекта.

Как бы там ни было, к настоящему времени, целый ряд регионов уже воспользовались возможностью расширить свои полномочия за счет муниципалитетов. Например, в Московской области переход полномочий назначили еще на 1 января 2015 года.

Причем, перечень «отобранных» функций у Московской области куда внушительнее, вплоть до утверждения правил благоустройства и выдачи разрешений на строительство и ввод объектов.

По схожей схеме сработали в Ульяновской области, где новый закон был разработан в 2014 году с периодом перехода до 2016 года.

В области даже разгорелся скандал — архитекторы резко раскритиковали нововведения, так как согласно им за муниципалами остались лишь вопросы благоустройства, праздничных украшений и наружной рекламы.

Справедливости ради, по такому пути пошли далеко не все регионы, например, Ярославская область забрала у муниципалитетов лишь полномочия по выдаче разрешений на строительство и ввод в эксплуатацию многоквартирных домов выше четырех этажей.

Стоит отметить, что согласно федеральному законодательству срок передачи полномочий должен быть не менее периода работы одного созыва законодательного органа региона — предельный срок передачи не установлен, что некоторые трактуют как возможность бессрочного перехода.

В нашем регионе пока речь идет о минимальном сроке передачи функций — до окончания срока полномочий депутатов 6 созыва. Однако федеральное законодательство позволяет, если что, увеличивать этот срок.

И тогда по-новому воспринимается выступление Билаонова — можно ли считать, что вице-спикер Парламента боится, что глава республики сложит свои полномочия раньше, чем депутаты парламента?

В итоге законопроект был поддержан партией власти, а также отдельными представителями иных фракций. Противники голосовали против, но оказались в меньшинстве. В итоге документ приняли в первом и окончательном чтении. Спешку объяснили тем, что нововведения вступают в силу с 1 января будущего года.

В конечном итоге, как и в случае с муниципальными властями, результат от всех этих манипуляций зависит от личностных и профессиональных качеств новых владетелей полномочий. Как с этим справлялся тот же город, всем хорошо известно — непотребные свидетельства повсюду, в том числе и в самом центре Владикавказа. Муниципальная власть так или иначе себя дискредитировала, при чем как исполнительная, так и законодательная. Кое-кто даже в бегах. Кстати, сегодня исполняется ровно два года с момента большого побега Сергея Дзантиева.

logo_gЧто касается нового комитета, он пока вызывает чувство настороженной надежды. Посмотрим, может ли быть хуже, чем сейчас.

P.S. Как сообщил источник в правительстве, Комитет по градостроительству и архитектуре республики возглавит Александр Цаллагов. Или проще говоря, станет тем самым главным архитектором.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Во Владикавказе с аншлагом прошел второй международный турнир по вольной борьбе «Аланы»

10.12.2018 Gradus Pro

Аслан Толпаров, заранее вырывший 12 могил на кладбище Алагира, уволился из-за угроз

На что потратят республиканские деньги в ближайшие три года

06.12.2018 Gradus Pro

Полицейские экипажи больше не патрулируют Проспект Мира

Архитектуру решили лечить новой комиссией

05.12.2018 Gradus Pro

«Электроцинк» и Росприроднадзор продолжают судиться из-за отходов

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: