Клинкер

На днях в соцсетях прокатилась очередная волна протеста жителей Северной Осетии против деятельности «Электроцинка». Поводом для этого стал пост журналиста Лены Цагараевой в Фэйсбуке, которая разместила фото и видео материалы с территории так называемого клинкера — места, на котором годами скапливаются отходы вредного производства.

Клинкер расположен в нескольких десятках метров от дороги, ведущей в с.Чермен. Лена Цагараева с помощью квадракоптера сняла видеоролик, в котором показала масштаб отходов, образовавшихся из промежуточных продуктов производства цинка. Более того, она вместе с Азаматом Базаевым поднялась на «горы» клинкера, чья поверхность оказалась рыхлой почвой.

В этом месте девушке стало плохо: закружилась голова, запершило в горле. По ее собственному предположению, причиной ухудшения ее состояния могли послужить пары, исходящие из трещин этой субстанции.

Оценить степень вреда для окружающей среды многотонной производственной массы, а также рассказать о возможных причинах, спровоцировавших ухудшение состояния девушки, мы попросили доктора технических наук, профессора, академика Международной Академии наук экологии безопасности человека и природы Ивана Алборова.

Профессор поделился своим мнением не только относительно клинкера, но и деятельности завода в целом. Одномоментное закрытие «Электроцинка» Алборов считает катастрофой для Северной Осетии, он выступает за разработку проекта поэтапного угасания завода. Свою позицию он объяснил следующим образом. В случае закрытия завода разбираться с многотонным объемом клинкера (по разным оценкам от 3 до 5 млн тонн), накопленным на протяжении 100 лет производственной деятельности завода, будет попросту некому. Поэтому руководство завода необходимо обязать выполнить рекультивационные мероприятия, а затем осуществить и вывоз отходов:

Я не разделяю точку зрения правительства, что завод надо закрывать. Сегодня мы находимся под грузом накопленного ущерба, надо это понимать. Сегодня есть с кого спрашивать, а если они закроются и уедут, что мы будем  делать и откуда возьмем деньги на вывоз клинкера и дальнейшего процесса реанимирования почвы? Не сможет этого сделать самостоятельно и «Электроцинк».  Для осуществления вышеозвученных мер необходимо привлечь средства из федерального центра. Была правительственная научно-техническая программа по ликвидации накопленного ущерба по всей России, и мы попали в этот проект, который так и не был принят: средства были распределены на ликвидацию последствий наводнения на Дальнем Востоке. Хотя нами был уже разработан план по ликвидации отходов не только «Электроцинка»,  но и Мизурского и Фиагдонского хвостохранилищ, так как это наши болевые точки. Они находятся в пойменных участках р. Ардон и Фиагдон, где вода имеет свойство разливаться, выходить за пределы руслового потока и выносить с собой все эти субстанции.

По мнению Алборова, процесс постепенного угасания завода уже запущен. Это связано, в первую очередь, с отсутствием у «Электроцинка» сырьевой базы для эффективной работы на территории Северной Осетии и, соответственно, с отсутствием перспектив развития данной отрасли:

—  В Европейской части страны практически нет месторождений минерального свинца, руду завозят в республику с Урала и Дальнего Востока. Ранее сырьем завод обеспечивали Садонские рудники, Квайсинские, но они затухли. Осталось лишь Джимидонское месторождение, которое может давать в год 50 тысяч тонн в год, но и это мизер. Лет 5 назад «Электроцинк» давал 110 тысяч тонн цинка и 40 тысяч тонн свинца, а сегодня — 58 тысяч тонн цинка и 12 тысяч тонн свинца.

Профессор также объяснил и происхождение пара, который  Лена Цагараева засняла на камеру мобильного телефона:

Между отдельными пластами есть трещины, а из этих трещин периодически вырываются языки пламени. Это идет химический процесс горения твердого продукта – кокса, которого внутри клинкера содержится 11 %, а любое горение сопровождается выделением оксида углерода, оксидов азота и все это в дальнейшем разносится ветром. В малых процентах присутствует сера, мышьяк и ртуть.

Кроме того, Алблоров сообщил, что участок клинкера был отдан в аренду предпринимателю Тедееву на три года с целью извлечения из этого участка полезных компонентов. Срок аренды закончился, и на сегодняшний день собственник клинкера не определен. По версии Алборова, данный участок по-прежнему находится на балансе у «Электроцинка», но тот скрывает сей факт, чтобы не платить налоги:

Они не платят деньги, а площадь загрязняет. А вы представляете, если бы вся занимаемая заводом площадь в центре города оказалась в собственности республики, а это — 40 Га, то какую пользу могли бы принести.

Профессор также добавил, что Вячеслава Битаров попросил его предоставить ему справку о заводе.

Иного мнения на степень вреда, оказываемого клинкером на окружающую среду, придерживается завкафедрой цветной металлургии СКГМИ Владимир Алкацев:

Клинкер химически неактивен, но остатки углерода, который там есть, потихоньку окисляются, начинают разогреваться и тлеть. А дымление над клинкером — это дым от тлеющего костра горящих углей. Ничего приятного и полезного в этом нет, но слово «катастрофа» тоже туда не подходит. Видимо, девушка оказалась над очагом тления и закашлялась. Но если понюхать выхлопную трубу, тоже станет плохо, а их в городе тысячи.

По версии Алкацева, клинкер все-таки находится на ответственном хранении у «Электроцинка».

После встречи с учеными в тот же день мы отправились в Росприроднадзор, чтобы выяснить, ведется ли мониторинг указанного участка отходов. Замруководителя природоохранного ведомства Людмила Мирзаева объяснила нам, что мониторинг находится в полномочиях другого контролирующего природоохранного ведомства – министерства охраны окружающей среды и экологии. Росприроднадзор же имеет право провести проверку на территории завода лишь в случае выданного прокуратурой предписания, выданного после сигнала об аварийной ситуации. При этом она заверила нас в том, что отходы, скопившиеся в результате столетней деятельности завода, опасности не представляют. Она также поделилась своим видением того, что делать и как быть с «Электроцинком»:

Мы много сделали для экологии и сейчас продолжаем бороться. Легко критиковать и говорить, что республика на предпоследнем месте по экологическому состоянию, хотя это неправда. Общественная организация «Зеленый патруль», которая определила рейтинг, не обращалась к нам с официальным запросом. Сказать, что у нас все хорошо, нельзя, но у нас не страшно. Поверьте моему профессиональному мнению. У каждого своя позиция, кто-то что-то делает, чтобы было лучше, а кто-то умеет только критиковать. Вот лично я – делаю, в силу тех рычагов воздействия, которые у меня есть.

Когда я пришла работать в экологию, «Электроцинк» выбрасывал 11 тысяч тонн вредных веществ в год. Сегодня выбросы завода составляют 900 тонн. За этим  снижением стоит огромный труд нашего управления. Улучшение ситуации ощутимо. Сегодня мы вкус соляной кислоты во рту не ощущаем. Они свинцовое производство модернизовали, так же как и соляной кислоты. И сегодня я могу уверенно заявить, что выбросы «Электроцинка» не превышают предельно допустимых норм. Мы не имеем права дальше давить по выбросам. Такая возможность появится только при аварийном случае. По сбросам мы их тоже додавили: 8 млн кубических метров в год перестали сбрасывать в Собачью балку. И если уж сравнивать деятельность «Электроцинка» со спиртзаводами, то ситуация с ними более актуальна на сегодняшний день. Но несмотря на это, упорно продолжается муссироваться вопрос с заводом.

По словам Мирзоевой, после того, как был заводом был достигнут норматив ПДВ, ведомство поставило перед заводом вопрос об утилизации и вывозу отходов:

—  Весь клинкер, который лежит, образовался до 2006 года. С 2006 года они не размещают образовавшийся клинкер, а отгружают на Урал. Подтверждающие документы предоставляют.

Людмила Марзаева также выступает за перенос завода из республики, но считает целесообразным дать время руководству завода вывезти клинкер и заменить почву, загрязненную  тяжелыми металлами:

Предприятие за счет собственных средств должно разработать программу, согласовать с нами и за счет своих средств ее реализовывать. Мы проинформировали об этом руководство завода,  но они пока не могут понять отношение правительства. Мы им говорим начать это делать независимо от отношения правительства. Но если правительство попросить их свернуть производство, они встанут и уйдут, а отходы останутся.

После беседы, Людмила Мирзаева сама настоятельно предложила нам проехать на клинкер вместе с передвижной лабораторией, чтобы произвести замеры. Приехав на место, сотрудники долгое время пытались рассмотреть дымление, пока лаборатория готовила оборудование для проведения экспресс-анализов. Разглядев все-таки дым, идущий из трещины клинкера, ни инспекторы, ни сама Людмила Марзаева не смогли объяснить причину явления. Когда же лаборатория не подтвердила превышение ПДК, чиновница обвинила нас в ложном вызове и напрасной трате ее времени, затратах на бензин, хотя идея срочных замеров принадлежала ей самой. На наше предложение, раз мы уже приехали на место, произвести и замеры почвы, Людмила Мирзаева ответила отказом, резюмируя свою вынужденную работу: «Запомните, экология республике в порядке».

В ходе своего расследования  нам удалось выяснить еще одну версию того, кто является сегодня собственником клинкера. Оказывается, у клинкера и вовсе нет собственника и находится он на балансе Росимущества. Согласно нашему источнику, в 2004 году, после вхождения «Электроцинка» в состав УГКМ, новые владельцы отказались брать на себя территорию со столетними отходами.

Пока материал готовился к публикации, Росприроднадзор прислал официальный пресс-релиз с собственной версией произошедшего.В документе руководство ведомства обвинило журналиста Лену Цагараеву в истеричности и разведении паники. Отрадно хоть, что в этом письме чиновники все-таки смогли дать разъяснения о причинах появления дыма над клинкером, чего не смогли сделать на месте. Приводим документ полностью:

«22 марта в Управление Росприроднадзора по РСО-Алания поступил сигнал от корреспондентов информационных агентств о том, что на улице 1-ая Промышленная, в районе отвалов клинкера зафиксировали возгорание отходов с неприятным запахом. Ими же этот факт был выложен в сети Интернет.

На место оперативно выехали заместитель руководителя Управления Росприроднадзора по РСО-Алания Людмила Мирзаева, государственные инспектора совместно с сотрудниками ФБУ «ЦЛАТИ» по ЮФО (Центр лабораторного анализа и технических измерений). Был проведен количественный химический экспресс-анализ качества воздуха непосредственно возле отвалов лежалого клинкера (клинкер — твёрдый спечённый остаток после так называемого технологического процесса — вальцевания).

В результате анализа отобранных проб существенных превышений предельно-допустимых концентраций для атмосферного воздуха не было установлено. Не был обнаружен и источник неприятного запаха. 

На самом же деле в клинкерных кучах так называемый кокс (название ряда веществ, получаемых промышленным способом), действительно тлеет. Дело в том, что клинкер содержит незначительное количество не окислившейся серы. При попадании влаги сера окисляется с выделением тепла в результате экзотермических реакций. Это приводит к локальным перегревам, в связи с чем остаточный кокс (до 12%) начинает тлеть с выделением углекислого газа и других газооразных веществ, т.е. образуется дым. Вред от этого дыма составляет не больше, чем от выхлопных газов  автомобиля. К слову, от горящего мусорного бака вреда куда больше, чем от тлеющего кокса.

Поэтому экологи обращаются к жителям республики с просьбой: не всегда верить тому, что выкладывается в интернет. Иногда это делается для того, чтобы лишний раз взбудоражить жителей и посеять панику. Наоборот, необходимо, в первую очередь, обращаться в природоохранные ведомства, которые должны и могут разъяснить  ситуацию.

Для оперативного реагирования на чрезвычайные экологические ситуации в Управлении действует телефон ответственного дежурного: 97-23-67«.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Как чиновники и Прокуратура дружно искали воду в сельских трубах, а министр по горам лазил

Новый питомник для собак на ул. Пожарского 46 — большая заасфальтированная площадка с вольерами в количестве 100 штук

или почему Прокуратура избирательна в защите прав людей на воду

Икаев и Фарниев не определились, на каком берегу Терека находится мэрия, но попытались разобраться в причинах недавнего обезвоживания Владикавказа

21.02.2021

Реконструкция Проспекта Мира завершится в конце ноября

19.02.2021

История Аслана Карацева, который сенсационно вышел в полуфинал Australian Open

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: