Команда молодости нашей

И хором бабушки твердят:

«Как наши годы-то летят!»

В мировой культуре оставили свой след  «ревущие 20-е», «свингующие 60-е», «хиппующие 70-е»… В Осетии был свой «золотой век» — «водочные 90-е». Для многих тот период запомнился победой «Алании» и разгулом бандитизма, но в это же время студенческий театр ставил Лорку, в музее имени Туганова  проходила первая в Осетии выставка-перформанс «Древо жизни» Валерия Цагараева и Людмилы Байцаевой, на Первом канале блистали «Владикавказские спасатели», начинали путь к известности художник Ахсар Есенов и скульптор Георгий Сабеев, выпустил свою первую книгу Алан Черчесов, литературный журнал «Дарьял» запустил ежегодный молодежный номер, чем не только   открыл для Осетии и  России  целую плеяду новых осетинских писателей и поэтов, но и стал катализатором появления этой плеяды. А еще в 90-е на осетинской рок-поляне появились невиданные всходы – молодые и модные. И до, и после рок-сцена Владикавказа  рождала немало талантов, но только две владикавказские рок-группы были способны собрать на свой сольник полный зал ДК Металлурга, и обе появились в 90-е.   У нас были свои The Kinks —  The Buicks, свои The Beatles — «Фабрика», которые даже распались, как «битлы», из-за женщины, свои Cream – «РО.ЖИ.», Post, непохожие ни на кого благодаря ангельскому характеру и неземному же уровню таланту Юры Мальцева, новые рок-группы были в Беслане и Эльхотово.

Нашими The Doors стали The Shakemakers. То есть музыка-то их напоминала скорее U2, но вокалист Тимур «Хуга» Хугаев определенно был нашим Джимом Моррисоном. У него были такие же кудри, такая же бронебойная харизма, и он даже грозился доверчивым поклонницам, что обязательно покинет сей грешный мир в 27, как Моррисон. Не так, конечно, как в официальной версии, а согласно фанатскому апокрифу. К счастью, потом Хуга от этой идеи отказался.

А началось все в 1995-м – Артур «Арчи» Албегов рассказал Левану Цхурбаеву и Тимуру Хугаеву о своем товарище, барабанщике Нике Козаеве, с которым они вместе играли еще в Душанбе. Леван и Арчи поехали к Нику в Ногир и устроили небольшое собеседование: «Что слушаешь? Кто твой любимый барабанщик?» Ник  в то время слушал The Cure, RHCP, U2, Spin Doctors, Pearl Jam, а любимыми барабанщиками назвал Чеда Смита (RHCP) и покойного Джона Бонэма (Led Zeppelin). Левана несколько удивило, что Чед для Ника на первом месте, но родственную душу в его лице Shakemakers обрели. Плюс ко всему на первых репетициях случилась история в стиле индийского кино: выяснилось, что Ник и Хуга – троюродные братья, но никогда раньше не виделись.

шейки

Начались репетиции, и нелишним будет отметить, что немалую роль в истории группы сыграл «бандитский» контекст того времени. С одной стороны, всегда находились мечтающие поколотить Хугу из-за слишком длинных для того времени волос и демонстративной сережки в ухе (впрочем, борцовское прошлое Тимура охлаждало ретивую «полицию моды»). С другой стороны – покупку гитары Gibson для Левана и барабанной установки  Premier для Ника  спонсировал небезызвестный Худой. Дебютное выступление группы состоялось сразу перед большой аудиторией – на площади Свободы во время концерта, посвященного Дню города. Хуга в то время торс на сцене не обнажал, зато был в белоснежном пиджаке, не обошлось и без накладок: какой-то разгоряченный зритель в наркотическом угаре прыгнул на пульт и вывел его из строя. Продолжать концерт стало невозможно, но Shakemakers успели произвести впечатление совершенно западным профессиональным мастерством музыкантов и бешеной энергетикой вокалиста. Сразу стало ясно – звезда родилась! Чуть позже в группу в качестве клавишника позвали Сослана Мамсурова, с которым Леван играл в Crime Busters. Сослан смотрелся настоящей рок-звездой: носил черную косуху, черные очки, черные джинсы – ну чисто лермонтовский демон.  Shakemakers вели жизнь, максимально похожую на жизнь настоящих рок-звезд, насколько это было возможно в условиях Владикавказа.   На любой их концерт собиралась толпа, они тусовались с моделями, вокруг вились поклонницы попроще, группу знал весь город, даже те, кто не интересовался рок-культурой. В то время была популярна школа моделей «Аякс», и как-то раз они с  Shakemakers устроили совместное мероприятие: показ мод на проспекте Мира, а вместо обычной «фанеры» в качестве музыкального сопровождения — живой рок от «шейкмейкеров».  Представьте подобную картину на современном Проспекте: длинноногие девы, крутые рокеры и совершенно обалдевшие зрители!  Shakemakers даже попробовали открыть свой собственный клуб Spider Club на базе Дома офицеров, но дело, кажется, ограничилось одной вечеринкой в честь открытия. Зато в этот вечер на одной сцене выступили The Buicks, Post и танцевальная группа Ice Beat (среди которых был будущий известный DJ M.E.G., на тот момент еще не отрастивший дреды), так что мероприятие можно назвать историческим.

Свой первый альбом группа записывала на студии Аркадия Цорионти. Как-то раз «шейкеры» даже подшутили над Аркадием: представили ему «Married With Children» группы Oasis как свою новую песню.  Цорионти дослушал и заявил: «Гитара расстроенная!» А надо сказать, что Oasis в принципе была любимой группой  Shakemakers, они даже название выбрали в честь их песни «Shakermaker». Сводили запись в студии христианской миссии (если кто помнит, в то время неожиданную поддержку рокерам оказывало христианское «RADIO MCC«). Шикарную обложку для альбома нарисовала Лена Кизилова. На презентации альбома в ДК «Металлург» был аншлаг! Shakemakers зажигали не хуже U2, а народ в зале бесновался и вопил от восторга, несмотря на не очень-то хороший звук. А бонус-треком к альбому стал гимн в честь победы команды «Спартак-Алания» в Чемпионате России – хит, кроме шуток, стадионного уровня.

Обложка

Shakemakers приступили было к записи второго альбома, но тут Леван уехал  в Южную Осетию, так что «концепция изменилась» — гитаристом стал Арчи, а бас перешел к Мамсурову.  Постоянным местом для выступлений Shakemakers был в тот период клуб «P&H» — культовое место, к сожалению, скоро закрывшееся, но успевшее навести шороху.  В 1997 году Ник работал на радио ОС, познакомился там с музыкантами Post  — Юрой Мальцевым и Федей Сухарниковым —   и стал параллельно Shakemakers играть с ними, успев даже записать с Post  альбом «Who has strangled Desdemona». Однако вскоре «шейкмейкерсы», по словам Ника,  выставили ему «нечто вроде ультиматума — или мы, или они». «Ультиматумов я не люблю, поэтому ушёл в Post окончательно», рассказывает Ник. Чуть позже Post трансформировался в «Фабрику», но это уже совсем другая история…

Тем временем Сослан Мамсуров уехал учиться в аспирантуре в Петербург, Хуга и Арчи – в Москву, где попытались собрать The Shakemakers в новом составе и даже выступали какое-то время по клубам. А потом всех окончательно затянула работа, рутина: «Где вы теперь, кто вам целует пальцы….» Пару раз группа собиралась для единичных выступлений в прежнем составе, например, на концерте памяти гитариста Славика «Пушкина» Цориева. Хуга изредка потряхивал стариной,   собрав группы SILK in PLASTIC и Vein Wishes. И вот The Shakemakers снова выступают! К сожалению, не в «золотом» составе, но все же событие будет экстраординарным. Новички-участники не такие уж новички: Таймураз Баллаев играл с Леваном и Сосом еще в Crime Busters, барабанщик Георгий Каноник  известен по участию в группе  «In-Caйт».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Министр имущества про разрушающиеся объекты, участки для многодетных и нехватку пастбищ

За предпринимателями денно и нощно начал следить «большой брат»

12.07.2019

На бывших руководителей СОГМА заведены уголовные дела, сумма ущерба составила 86 млн

«Алания» вернулась. И стремится в элиту

Нацпроект «Здравоохранение»: большим деньгам — большие надежды

Министр экологии похвалился достижениями, посетовал на непобедимый мусор и предложил транслировать «Вести со свалок»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: