Константин Чхеидзе: возвращение на родину

«Укажите мне на земном шаре место красивее и обаятельнее Кавказа!»

В Кабардино-Балкарии я случайно познакомилась с очень приятной, интеллигентной и красивой женщиной, Марией Котляровой, которая работает в одном из издательских центров Нальчика, занимающихся уникальным и неоценимо важным делом: сотрудники публикуют книги по истории, культуре, традициям народов Северного Кавказа.

Именно от Марии я узнала о человеке, которым Осетия должна была бы гордиться, если бы знала и помнила, что он родом из Моздока. Зовут его Константин Александрович Чхеидзе, и его судьба  реально потрясает воображение, потому что вместила в себя не поддающееся пониманию количество ярких и сумасшедших по уровню насыщенности событий.

Константин Чхеидзе – княжеских кровей. Он родился, как уже было упомянуто, в Моздоке, рос на берегу Терека, который неоднократно осмеливался переплывать (кстати, его дочь вспоминала, что он любил плавать, но всегда со вздохом констатировал: «Это не Терек»), потом много лет он провел в России, попал снова на Северный Кавказ, на сей раз в Кабардино-Балкарию, активно участвовал в гражданской войне на кабардинской земле под началом знаменитого Заурбека Даутокова-Серебрякова (то есть боролся не за советскую власть, а против нее), после смерти командира, друга и учителя (Заурбека) Чхеидзе попадает в Константинополь, дальше – в Болгарию, наконец, в Прагу, надолго ставшую его пристанищем.

Потом в его жизни было много лет сталинских лагерей за «неправильные» убеждения. К представителям советской власти у Чхеидзе были очень серьезные претензии, скорее философские, чем политические.

Константин Чхеидзе – автор романа «Крылья над бездной», сборника рассказов «Страна Прометея» и множества других текстов. И все это – о Северном Кавказе. Причем, с такой огромной любовью написано, что как-то даже странно, что Кавказ не знает своего столь яркого, преданного и талантливого обожателя и защитника.

Сознаюсь, что поначалу Константин Александрович заинтересовал меня не сам по себе. Я филолог и занимаюсь, в том числе, исследованием наследия Ахмеда Темболатовича Цаликова. А тут я усмотрела слишком много совпадений. Оба с Северного Кавказа. Оба противостояли российской политике в этом регионе после революции 1917 года. Оба страшно тяжело переживали утрату кавказцами привычного жизненного уклада, традиций и обычаев. Оба жили в Праге в одно и то же время. Наконец, оба были талантливыми писателями, главной темой которых всю жизнь оставался Северный Кавказ. Не могли их судьбы не пересекаться!

Я оказалась права! Чхеидзе и Цаликов были хорошо знакомы, сотрудничали, беседовали, конечно, и делились друг с другом тоской по Родине. Нашлось еще одно совпадение их судеб: стилистическое. Проза обоих авторов двойственна: то реалистична, то исключительно символична.

Но есть одно существенное отличие: Цаликов – внутри ситуации, а Чхеидзе любуется и восторгается всем тем, что видит на Северном Кавказе, но извне. В связи с этим не могу не упомянуть одно свое наблюдение: и в романе Чхеидзе «Крылья над бездной», и в романе Цаликова «Брат на брата» есть обширное и подробное описание кавказского танца. Ахмед Темболатович пишет от лица танцора, а Константин Александрович – от лица ошеломленного зрителя. Очень показательно, по-моему!

Чхеидзе как писатель оказался так завораживающе интересен, что быстро превратился для меня в самодостаточный объект пристального внимания.

Когда-нибудь попробую написать о прозе Константина Александровича что-то серьезное, а пока попрошу вас обратить внимание на фразу из его интервью, очень точно характеризующую стиль его текстов. Прочтите и возгордитесь нашей с вами родиной: «…Укажите мне на земном шаре место красивее и обаятельнее Кавказа?! Где есть такое сочетание мощности, величия и чистоты? У нас иное солнце, иной месяц, иные звезды… А наше небо! Разве есть где-нибудь такое, вселяющее в душу великий, ничем неутолимый восторг, небо, как небо Кавказа? Оно прекраснее всего самого прекрасного, что есть в мире. И если кто-нибудь захочет возвеличить и прославить на веки веков чью-либо красоту, пусть только скажет: это прекрасно, как прекрасно небо, гордо вздымающееся над Эльбрусом…» (Это было сказано в январе 1933 года в Праге).

А небо Северного Кавказа отличается прежде всего своей достоверностью: «Небо в горах потому и прекрасно, что оно досягаемо. В вас живет постоянное чувство необычайной близости и вещественности небесного свода. Вам представляется естественным и возможным взбираться вон на ту, подобную алмазу вершину, приподняться на кончики пальцев и прильнуть губами, грудью, всем восторженным вашим естеством к голубой густоте, именуемой небом».

Чхеидзе точно знал, что истинная жизнь не там, в Европе, а здесь, «у подножия Казбека и других наших великанов, на которых держится небо». Одно огромное переживание заслоняло восторг Чхеидзе перед Кавказом. О нем он пишет так: «Там, в горах, много богатств. Но мало счастья».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

или как онкобольному лечь в больницу и не нарваться на хамство

PRO превратности статистики

Начальник УФСИН об инциденте с Теховым, правах заключенных, «проносах» и переносе изолятора из центра Владикавказа

или куда уходят деньги за обслуживание многоквартирных домов

05.11.2020

Многомиллиардный проект «Алания-парк» ждут к 2024 году

03.11.2020

Вопросы с пятью домами обманутых дольщиков обещают решить до конца года

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: