Концлагерь XXI века

Сегодня под одной из моих статей появился комментарий от некоего Энвера:

— Анжелика, где новые посты? Ждёмссс!

На что я ему ответила:

— Энвер, новые посты будут, скоро)) Просто у меня сейчас официально зарегистрированное состояние анабиоза. Поэтому я как бы на заслуженном отдыхе. Я как бы в творческом отпуске. Я как бы молчу. Я бы даже сказала, отмалчиваюсь. Даже можно так выразиться — сохраняю состояние внутренней тишины и осознанного покоя.

И, собственно, я думала, что на этом наше общение завершится. Но нет:

— В нашей замечательной стране нет возможности отдыхать, только трудиться,  — сказал мне Энвер. — Наше прекрасное руководство сделало всё, чтобы мы не впадали в состояние анабиоза. Даже пенсионеры работают наравне с молодыми. Мы как в армии: делимся на здоровых и неживых. Хватит хандрить, всю жизнь не отмолчаться. Заслуженно проводят нас только на погост, а пока что: «Покой нам только снится».

И, честно говоря, зацепил он меня, этот Энвер. Я решила ему даже ответить в комментарии, но потом поняла, что парой абзацев не отделаюсь явно. Что-то похожее я уже выдавала у себя в Фейсбуке, завершив все словами «Хотела написать для Градуса, но думала, что им это будет неинтересно». После чего получила строгую отповедь от своего редактора: «Нам бы было это интересно, если бы ты написала это для нас».

Так вот.

Дубль два.

Энверу наша страна напоминает армию, в которой либо здоровые, либо неживые.

А мне наша страна напоминает один большой концлагерь – с идеологом, надзирателями и огромной биомассой, пригодной разве что для того, чтобы использовать ее на тяжелых низкооплачиваемых работах или ставить над ней опыты.

Ну ладно-ладно, в газовых камерах и в печах людей не сжигаем, мы же с вами цивилизованные люди! Но тотальным злым троллингом как на словах, так и на деле увлекаемся. Что в сети, что в реальной жизни. А это, между прочим, если не тело, то душу, психику человека сжигает только так.

Вот казалось бы, ну что такого. Подумаешь, кто-то тебя немножечко обманул – сказал, что думает или чувствует одно, а на деле вышло, что ничего такого он не думал и не чувствовал, а просто умело выводил тебя на откровенность, вызывал нужные ему эмоции, а потом, возможно, смеялся над тобой: «Дурочка!», «Дурачок!» Или тупо использовал тебя в своих целях. Основы мироздания на этом не рушатся, конечно, мир стоит на месте, реки вспять не поворачиваются.

Но только до того времени, пока врет один, ну два, хорошо, три человека. Но когда врут друг другу люди в масштабах всей страны, врут уже даже не с экранов ТВ или страниц газет, а просто так – друг другу, глядя в глаза. Знаете, в такие моменты становится уже как-то не по себе. Ибо троллинг  –  это не показатель какого-то сверхразвития, это обычная подлость. Зачем учиться быть подлым? Еще и гордиться этим. А потом обижаться, если кто-то ведет себя также подло по отношению к тебе самому. Ведь и на старуху бывает проруха. Кстати, я встречала людей, которые едва ли не обижались на то, что их троллинг не удался. И мне вот кажется, что эти люди – потенциальные пациенты определенных лечебных заведений.

В общем, к извечным российским алкоголикам и наркоманам теперь добавились еще тролли, интернет-зависимые и геймеры. Поколение зомби какое-то. Слышали, кстати, историю про одного товарища, который настолько заигрался в компьютерную игру, что не заметил одной «мелочи» – его крохотный сынишка чуть ли не полночи пролежал перед распахнутым окном, в итоге получив тяжелейшее воспаление легких, ибо дело было зимой?

В общем, нападать на Россию сейчас нет никакого смысла – мы сами себя успешно уничтожаем. Чисто по-российски: страстно, с размахом, от души, сметая все на своем пути.

Хорошо, оставим эти газовые камеры XXI века. Что у нас делают с теми, кто  в эти камеры умудряется не попасть? У нас их впрягают в работу.

И иногда думаешь, что уж лучше, наверное, умереть.

Потому что условия работы в наше время мало чем отличаются от тех, что были в концлагерях полувековой давности.

Нет, ну а что?

Ни для кого не секрет, что современному работодателю гораздо удобнее просто дать работнику определенный объем работы, который он, работник, должен выполнить быстро, качественно и МОЛЧА. То есть не хрюкая про то, что хочет трудовую книжку, не квакая про то, что хочет оплачиваемый отпуск и не крякая про то, что хочет оплачиваемый больничный. Не задавая вообще никаких лишних вопросов, но зная наверняка, что именно хочет начальник видеть в результате. «Работнику же платят, и вообще незаменимых людей нет!»

Это, кстати, фразы, которые я слышала от своих же работодателей сколько-то там лет назад.

«Мы же ей платим, пусть работает», — сказала одна из моих начальниц, видимо, имея в виду те самые шесть тысяч рублей, за которые мне надлежало есть землю и кашлять кровью, дабы добиться каких-то там блестящих результатов в работе. А я, надо заметить, была не на рядовой должности, а на вполне себе руководящей. В мои обязанности входило не просто тупо исполнять что прикажут, а еще и самой определять кто, что, зачем, а главное, когда должен сделать, чтобы в итоге наступил всеобщий дзен. То есть собственная инициатива там, в некотором роде, приветствовалась. По крайней мере, я так думала до тех пор, пока не поняла, что творить, именно творить, а не тупо делать конечный продукт, надо было не для коллектива, а для начальницы, которая, судя по всему, хотела, чтобы у нее все было и ей бы за это ничего не было.

В общем, я очень рада, что давно там не работаю.

И, если честно, во время своих терзаний и метаний на той работе я, наивное, безвинное дитя, правда думала, что я одна такая. Пока не убедилась в том, что у другой моей знакомой, работающей на одном из предприятий республики примерно за те же деньги, что и я, точно такая же ситуация.

Тут вот прямо просится абзац про уровень зарплат. Но мы все и так знаем все, что я напишу. Мне интересно даже не это. Интересно то, как нам с экранов ТВ всякие умные дяди и тети с нежной заботой на лице советуют «не брать зарплаты в конвертах, соглашаться только на официальную работу».

Мне вот правда интересно, как они себе эту ситуацию видят со стороны? Учитывая, что платить за квартиру, покупать в дом еду, одежду, обувь, игрушки, книжки для детей и лекарства для стариков нужно уже в этом месяце, а не через пять-десять лет, работать хочется все-таки по специальности, а не абы где, абы кем, абы как, потому что эта твоя жизнь – единственная и неповторимая, а практически все работодатели предлагают работу с зарплатой именно в конвертах. Что вот должно произойти в такой ситуации – работники во всех регионах должны вдруг массово, как по команде отказаться от выхода на работу?

Что должно такого произойти, наконец, чтобы у нас к людям стали относиться именно как к людям, а не как к биомассе, учитывая тот факт, что, в общем-то, все мы уже давно поняли всю бессмысленность той формы существования, в которой и пребываем последние десять-пятнадцать лет. 

P.S. Я знаю, что не сказала здесь ничего нового. Я знаю, что все это уже было где-то кем-то когда-то сказано, написано, про-дек-ла-ми-ро-ва-но. Но я же не виновата, что у меня накопились не вполне здоровые эмоции и что мне потребовалось их выплеснуть.

Клятвенно обещаю в следующем материале рассказать что-нибудь про горы. А-а-а, нет, про горы не получится, потому что я решила высказать на страницах Gradusro все, что думаю об американских фильмах. Так что горы отложим на потом.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Материнский капитал против квадратных метров

05.08.2020

Руководителя следственного отдела Владикавказа арестовали по подозрению в получении взятки

03.08.2020

Вячеслав Битаров заработал более 39 млн в 2019 году, почти на 6 млн больше, чем годом ранее

PRO задачи «Алании» на новый сезон, бюджет клуба и реконструкцию стадиона «Спартак»

28.07.2020

Руководитель Центра поддержки экспорта республики Бела Осипцова об особенностях осетинской внешней торговли

Бесхозные скотомогильники как предмет денежных споров и очаг сибирской язвы

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: