Кошелек или жизнь

Михаил Ратманов поставил диагнозы и призвал жаловаться на вымогательства в больницах

В прямом эфире Национального телевидения министр здравоохранения Михаил Ратманов говорил о состоянии медицины в республике. Где с иронией, где с толикой снисхождения, главный по здоровью бодро отвечал на вопросы, удачно справляясь как с удобными, так и не совсем удобными темами. Всегда ли убедителен был министр остается под вопросов, но уверенность в себе и в сказанном, безусловно, производили впечатление. Разное впечатление.

Порой, правда, казалось, что с каждым вопросом у министра в голове зрели диагнозы: кто-то не отличает скорую и неотложную помощь, кто-то снова спрашивает про нехватку инсулина, кому-то не дают покоя ремонтные работы в медучреждениях, кто-то не видит разницы между видами червей. Объединяет всех одно — им надо объяснять то, что самому руководителю Минздрава кажется очевидным.

Спасение или дорога на тот свет?

Один из самых острых вопросов, которые ставят в вину министру здравоохранения — маршрутизация. Иными словами, система, при которой с инсультами и инфарктами везут не в районные медучреждения, а в в сосудистый центр РКБ во Владикавказе или Бесланский медцентр (за исключением Моздокского района). Логика такова — ведущие медучреждения, в отличие от районных, имеют оборудование и лучших специалистов в данной области, что должно повысить шансы пациентов на жизнь.

Однако на деле республика наполнилась разговорами о недовезенных больных — тех, кто скончался в пути.

Жители районов возмущаются, так как в пути теряется драгоценное для пациентов время. Прагматичные заявления о том, что решение везти находящегося при смерти человека во Владикавказ или Беслан, считается наилучшим, для родственником является слабым утешением.

— Чем недовольны? Тем, что не везут в ближайшую больницу, в которой не будет оказана медицинская помощь должного уровня? Мы говорим о двух самых опасных заболеваниях, которые уносит больше всего жизней — инфаркты и инсульты. И опять же, разработан алгоритм. Во всем мире, по всей стране, во всех регионах при инфарктах и инсультах госпитализируют в сосудистые центры. Если кто-то с этим не согласен, значит, человек либо не может это понять, либо просто не хочет, — считает Ратманов.

По словам министра, наличие белого халата, это еще не лечение, поэтому тяжелых пациентов везут туда, где их действительно могут спасти. РКБ и Бесланский медцентр получают все необходимые препараты, что было бы скорее невозможным при лечение в районных больницах в связи с более скромным финансированием.

Черви и фейки

Вопрос, который наверняка ждали весь прямой эфир — черви в макаронах, обнаруженные пациентами в Клинической больнице скорой помощи во Владикавказе. Такие новости, как горячие пирожки, разлетаются со скоростью света и оказывают неизгладимое впечатление. Белая личинка была запечатлена в макаронных изделиях.

Ратманов назвал эту новость, активно тиражировавшуюся в социальных сетях, «фейковым ходом». По версии министра, фотография была сделана не в КБСП, а в некоем медучреждении полтора месяца назад.

— Полтора месяца назад в другом учреждении ликвидировали пищеблок и продукты стали привозить централизованно с нового отремонтированного пищеблока на базе детской больницы. Сотрудники, которые работали в том учреждении на пищеблоке, потеряли доступ к большому количеству продуктов и стали получать продукты порционно. И вот в чем незадача, по всей видимости, люди плохо учили биологию в школе: в крупяных и макаронных изделиях каким-то образом были сфотографированы плодоовощные черви из яблок и слив. Хотелось бы, чтобы даже к таким мероприятиям люди подходили более грамотно, а не «палились» на червях, которых выковыряли из яблок и слив, — ехидно заметил Ратманов, сохраняя полнейшее спокойствие.

Очередной министр отвергает распространившуся в интернете версию. При этом якобы фэйковая новость довольно долго свободно тиражировалась и никакого официального ответа не последовало. А если бы Ратманов не оказался в прямом эфире, тему бы просто проигнорировали? Это какая-то общая стратегия власти — не замечать резонансные новости? Да, иногда игнорирование слухов является хорошим методом борьбы с оными. Однако традиционное для некоторых министерств молчание порой выглядит как признание вины.

Уволить нельзя оставить

Еще одна горячо обсуждаемая тема последних дней — попытка Ратманова уволить многодетную мать с должности главного бухгалтера. Наверное, даже более шокирующая, нежели черви в макаронах. Ситуация осложняется тем, что у женщины четверо детей, а один ребенок имеет инвалидность.

Министр заявил, что главный бухгалтер 12 лет находилась в декретном отпуске и все это время свои рабочие обязанности не исполняла.

— Есть опасность неосвоения денежных средств, задержки зарплат, — руководитель Минздрава.

Ратманов не стал уточнять, будет ли все-таки бухгалтер уволена, отметив, что пока должность за ней сохраняется, а что будет дальше — неизвестно.

Зарплаты

А вот следующий вопрос, как раз касался зарплат. Эта тема вообще для всех бюджетников — не только врачей — непростая. Вроде «майские указы», вроде бы на бумаге их даже исполняют, но жалоб на оплату труда становится только больше.

Отчасти всему виной достаточно запутанная система начиcления заработной платы.

Порой люди не понимают, где заканчивается зарплата и начинаются стимулирующие надбавки.

За счет последних чаще всего жалование бюджетников и доводится до необходимых по закону показателей. А сами оклады, зачастую, весьма скромные.

Вот и Ратманов, как только зашла речь о недовольстве врачей Алагирского района маленькой зарплатой, сразу пояснил, что речь идет о стимулирующих, а не о размере окладов.

— Действительно сложная финансовая ситуация. Дело в том, что сотрудников, даже после всех оптимизационных мер, в Алагирской больнице остается гораздо больше, чем население района. Все же рассчитывается исходя их прикрепленного к учреждению населения. Часть стимулирующих выплат — мы говорим не об окладах, а именно о стимулирующих выплатах — руководство больницы пересматривает. Оно имеет на это полное право, — заявил Ратманов.

Ниже нормативов и нагрузка на врачей. На терапевтическом участке, например, вместо 2000 человек обслуживают от 900-1300. Вероятно, недостаточные показатели и отразились на деньгах.

Доживаем до рака

В последнее время все чаще звучат неутешительные цифры по онкобольным, по числу умерших от злокачественных опухолей.

 — По смертности от онкологических заболеваний у нас показатель на 25% ниже среднероссийского. Нравится кому-то, не нравится, но это факт, — Ратманов бил статистикой.

Хотя министр признал, что отрицательная динамика имела место быть, но напомнил, что в данном вопросе мы соревнуемся сами с собой — со своими предыдущими показателями.

 — В первой половине года у нас было незначительное увеличение количества смертей от онкологических заболеваний, медленно к концу года мы постараемся выровняться.

«Главный врач» республики употребил и весьма необычный термин — доживание до рака.

— Учитывая то, что продолжительность жизни населения растет, люди просто стали доживать до рака. Раньше они умирали от инфарктов, от инсультов, сейчас мы в это вмешиваемся. Да, мне скажут, что много онкологий у молодых. Но мы выявляем заболевания, а после этого, если стадия позволяет лечить, можем добиться успеха. Мы увеличили количество томографий, продолжаем покупать эндоскопическое оборудование, делаем сложные анализы на онкомаркеры.

 Ремонт и реконструкция

К слову, в онкодиспансере идет ремонт старого корпуса постройки начала века за счет средств инвесторов. В первой половине — в середине 2019 года работы обещают завершить.

— Дело в том, что это не просто капитальный ремонт — надстраивали целое крыло, которое будет вмещать и приемное отделение, и отделение реанимации. Это очень серьезный проект, который требует серьезных усилий.

В больнице Ардонского района также идет реконструкция, которая напрашивалась давно. Однако это действо сопряжено с определенными трудностями для местных жителей и медперсонала, которые не могут дождаться окончания ремонта. Ратманов считает, что раз столько ждали, можно и потерпеть немного: «Или не надо было начинать».

Ветхая обстановка не единственная проблема ардонской больницы — над медучреждением уже давно висят, словно дамоклов меч, многомиллионные долги.

— Предыдущее руководство Ардонской больницы годами не платили налоги. Естественно, сама по себе эта ситуация рассосаться не может. Но в настоящее время это медучреждение, которое одно из немногих долги потихонечку закрывает и именно то, что сейчас больница закрыта, также благоприятно, как ни странно, влияет на ее финансовую ситуацию. Мало того, что новые долги не набираются, старые гасятся, — заявил Ратманов. 

Более того, по словам министра, согласно статистике, «за время ремонта в Ардонском районе смертность даже несколько снизилась». Вот такая антиреклама.

Последующие вопросы о ремонтно-строительных работах в подведомственных министерству учреждениях, спровоцировали неожиданный ответ. То ли министр устал от однообразности тематики, то ли это искренняя позиция главного человека в республиканской медицине. Во всяком случае, Ратманов заявил, что реконструкция медучреждений напрямую не связаны со здоровьем людей.

— Мы должны понимать, что к здравоохранению, к здоровью населения, это имеет опосредованное отношение, но почему-то все очень любят про это говорить. Наверное, потому что можно потрогать, снять картинку, хотя здоровье населения с капремонтами и реконструкциями никак не коррелируется.

Сложно согласиться. Ветхое здание может влиять на здоровье больных, чья иммунная система и так ослаблена.

Никто еще не писал о пользе плесени, грибка, сырости и прочих прелестей старых помещений для самочувствия людей.

Состояние больниц и поликлиник — не просто предмет праздного любопытства. Или у нас все медучреждения в образцово-показательном состоянии?

В 2019-2020 годах планируется полная реконструкция Республиканской детской больницы, строительство фельдшерско-акушерских пунктов, реконструкция здания на территории РКБ — многострадальный центр СПИД, строительство амбулаторий в Тарском и Майском. А в настоящее время строится амбулатория в с. Кизляр Моздокского района.

— Столько строится и реконструируется, сколько не было за последние 10-15 лет, но проблема то не в этом. Проблема в организации лечения, в подходах к маршрутизации пациентов, в кадровом потенциале, в медикаментозной обеспеченности, в новых технологиях — вот о чем хочется поговорить, вот что лежит в основе здоровья и излечивания пациентов.

Скорая или неотложная

Когда у министра здравоохранения попросили пояснить, в чем разница между скорой и неотложной помощью, Ратманов напомнил, что уже подробно об этом рассказывал два года назад. Памяти Михаила Александровича можно только позавидовать.

Итак, записываем и запоминаем. «Скорая помощь» выезжает в случае, если имеется угроза жизни пациента — инсульт, инфаркт, ДТП, огнестрельное или ножевое ранение и т.п. В этом случае, карета скорой помощи должна приехать за 10-15 минут, в крайнем случае за 30. Для экстренных ситуаций должна быть оснащена свободная машина, чтобы при чрезвычайных ситуациях не приходилось второпях выгружать одного пациента и лететь к другому.

Неотложный вызов предполагают повышенное артериальное давление и температуру тела, тошноту, рвоту. На неотложный вызов в дневное рабочее время выезжает бригада из участкового поликлиники и амбулатории. А если это ночное время, воскресенье или праздник — бригада «Скорой помощи». Норматив заезда на неотложный вызов — 2 часа.

— Я жду, чтобы это все запомнили и понимали, что благодаря этому нам удается спасать жизни. Это надо принять как аксиому, — заявил Ратманов.

Еще один аспект — мигалки. Звуковое сопровождение, как оказалось, раздражает некоторых жителей, некоторые даже жаловались на наличие спецсигналов.

— Как же мы все-таки хотим, чтобы «Скорая» приезжала быстро или тихо? Я все время говорил своим оппонентам и коллегам: «Как вы скажите, так и сделаем. Только потом будет нести ответственность за ваши желания «Скорая».

Судя по словам Ратманова, мигалок все-таки стало меньше, так как ранее водители формально подходили к этому вопросу, а теперь они используются точечно.

Вообще ситуация с мигалками примечательна. Сложно представить аналогичные жалобы где-нибудь в другой стране. Более того, когда, например, в Германии, водители слышат спецсигнал «Скорой», все машины прижимаются к обочинам, чтобы расчистить путь спешащим медикам. До такого, к сожалению, нам всем пока очень далеко.

Инсулин и молоко

И инсулинозависимым жаловаться не пристало. По крайней мере, Ратманов остро отеагировал на вопрос о нехватке препарата.

— В Северной Осетии 10 000 инсулинозависимым. Тратятся колоссальные средства для обеспечения трех групп пациентов инсулином. И в каждом своем интервью я объясняю, что не смогу их «заморозить», как по цене, так и по качеству, — отметил министр.

В законе значится слово «инсулин», а какой именно не оговаривается. По словам Ратманова, фарминдустрия не стоит на месте, на рынке появляются новые, дорогие, качественные и удобные для применения виды инсулина.

Ни один бюджет ни одного региона за этим не успеет, даже в европейских странах с этим есть проблемы. Поэтому мы стараемся наших пациентов бесплатно обеспечить инсулином, хорошим, импортным, среднего качества.

Как оказалось, не стоит беспокоиться и о ситуации с молочной кухней в Алагирском районе — столь нужное учреждение закрывать не собираются, а слухи беспочвенны.

— Никто никогда молочную кухню Алагирского района закрывать не собирался и не собирается. На сегодняшний день мы ставим вопрос о переоснащении молочной кухни Алагира, потому что требуются дополнительные мощности, ремонт, новое оборудование для того, чтобы обеспечить всех нуждающихся.

По словам министра, раньше не во всех районах дети молучали молочные продукты — только в Алагирском, Ардонском и Владикавказе. Во всех прочих районах не получали ничего.

Уже как два года все дети получают молочные продукты. Мы говорим о детях определенных социальных групп, которые получают в том или ином виде молочные продукты или их заменители — сухие смеси.

Кадры и ленивая молодежь

Еще один традиционный вопрос в сфере нашего здравоохранения — медперсонал. Правда, ранее чаще речь шла о конкретных врачах и кадровых перестановках, сейчас же мы вновь возвращаемся в более привычное русло — каких специалистов много, каких не хватает.

Ратманов снова подчеркнул, что Северная Осетия в лидерах по числу врачей на душу населения — на 10 тысяч жителей приходится 52 врача.

В среднем по России показатель составляет 36-37 специалистов. Впрочем, как и ранее, высокие показатели не спасают нас ни от кадрового голода, ни от непрофессионализма.

— Я надеялся, что количество будет коррелироваться с качеством лечения. К сожалению, нет. Мы имеем достаточно высокий уровень смертности для такого количества медработников вокруг нас. Поэтому встает вопрос об их квалификации, об их тщательном отношении к своему делу и выполнению профессиональных обязательств, — убежден Ратманов.

Сегодня в республике наблюдается нехватка анестезиологов, нейрохирургов и реаниматологов. Средний возраст врача педиатра —  за 50 лет, а вот стоматологов сейчас выпустилось на 50 лет вперед.

— На ставке акушера гинеколога работают 2-3 человека, на ставке уролога — 2, а на двух ставках реаниматолога и анестезиолога один человек. Он работает, дежурит через день и думает — сегодня или завтра ему написать заявление об уходе?

Диспропорцию среди медперсонала Ратманов видит в нежелании молодежи преодолевать трудности. Как отметил министр, многие родители и высшее учебное заведение «заканчивают с детьми», отправляют на дальнейшее обучение в Москву и Санкт-Петербург, приучая к которотким путям достижения социальных благ.

Попытка идти легкими путями, по словам главы Минздрава, приводит к тому, что в сельских амбулаториях некому работать, хотя для молодых медработников предусмотрено множество стимулирующих.

Тем не менее, молодое поколение не готово связывать свою жизнь с селом «ни за какие коврижки».

На вопрос, как же бороться с непрофессионализмом, министр заявил, что люди голосуют ногами — у одного терапевта очереди, а к другому люди приходят лишь в крайних случаях.

Наверное, такую модель можно назвать квинтэссенцией системы здравоохранения Осетии — кошельки и родственники по-прежнему играют решающее значение. Хотя с вымогательствами Ратманов пообещал бороться и призвал жаловаться в письменном виде.

— Это очень тонкая грань между благодарностью постфактум и до того как. Когда речь идет о вымогательстве — это преступление. Я хочу обратиться к аудитории — если пациенты сталкиваются с вымогательством, обращайтесь в министерство здравоохранения в письменном виде и мы будем принимать меры.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
11.12.2018 Gradus Pro

В Северной Осетии на месте перестрелки найден пистолет прокурора

Во Владикавказе с аншлагом прошел второй международный турнир по вольной борьбе «Аланы»

10.12.2018 Gradus Pro

Аслан Толпаров, заранее вырывший 12 могил на кладбище Алагира, уволился из-за угроз

На что потратят республиканские деньги в ближайшие три года

06.12.2018 Gradus Pro

Полицейские экипажи больше не патрулируют Проспект Мира

Архитектуру решили лечить новой комиссией

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: