Кредитовирус

PRO то, как слабая экономика вывела людей на Площадь Свободы

У самоизоляции самые благие намерения – есть возможность сохранить здоровье себе и близким и одновременно пополнить багаж знаний. Две-три недели ограничений пролетели быстро, но в памяти, как собственной, так и компьютера, остался один рейтинг, показатели которого, оказывается, можно попробовать спроецировать на тот самый митинг, что прошел у нас 20 апреля. Но это лишь попытка – окончательный вывод за политологами и конфликтологами.

Итак, в прошлом году на интернет-ресурсе Института региональным проблем  (www.irpr.ru) был размещен Рейтинг криминогенности российских субъектов. К великому сожалению, наша республика продемонстрировала плохие результаты: семь раз у Северной Осетии были первые места, и один раз – только второе!

Большого переполоха в общественном восприятии данный рейтинг так и не вызвал.

Можно по-разному относиться к рейтинговым оценкам, можно вменить всем исследовательским структурам политическую ангажированность, а еще лучше банальную продажность, можно упрекнуть эти агентства в том, что они оперируют ошибочными формулами и неправильной методикой подсчета. Все эти версии хорошо воспринимаются в трудовые будни — однако большой резерв времени, отпущенный самоизоляцией, и события на Площади Свободы заставили глубже вникнуть и погрузиться в данное исследование.

Рейтинг, в котором наша республика выглядит печальным образом, выводился из 13 показателей, и они заслуживают того, чтобы их полностью привести. А именно:  реальные располагаемые доходы населения, номинальная заработная плата, индекс потребительских цен, просроченная задолженность по заработной плате, численность рабочей силы, индекс бедности, объем кредитной задолженности физических лиц, число активных индивидуальных предпринимателей, расходы консолидированного регионального бюджета, задолженность по налогам и сборам, количество преступлений (тяжких, средней тяжести, экономических, коррупционных, связанных с оборотом наркотиков), количество зафиксированных попыток мошенничества со страховками, количество дорожно-транспортных происшествий.

Но если убрать последние три показателя, которые имеют ярко выраженную правоохранительную окраску, то оставшиеся десять показателей для начала следует раскрыть, хотя бы выборочно. Но очевидно, что ярый протест в центре Владикавказа был вызван не только и не столько желанием опровергнуть представления ученых о новой коронавирусной инфекции.

Самоизоляция в кредит

Пару месяцев назад значительная часть людей могла просто пролистать интернет и по диагонали прочитать о том, что во всей России накоплен большой объем кредиторской задолженности физических лиц. Долгами никого не удивить, и сегодня кредитов за людьми, как пашни за колхозом в советские времена. Ноги и руки — есть, и как-нибудь да рассчитаемся с кредитами – мы ведь всегда оптимисты.

Но все же гордыню пришлось усмирить — наступил коронавирус, многие потеряли доход, зато приобрели состояние замешательства, когда на экране телефона выскочило сообщение-напоминание о предстоящей уплате банковского кредита.

К примеру, за период с 19 марта, когда эта самая изоляция и стартовала, «эсмэски» из банка пришли два раза. Такая регулярность подтвердила, что кредитор настроен решительно, и никакой вирус ему не страшен.

Идти в банк, чтобы вымолить отсрочку – нарушение режима самоизоляции. Звонок по многоканальному телефону успеха совсем не гарантирует, и еще нужно суметь дозвониться, выдержать сложный в психологическом плане разговор с работником учреждения, который, по идее, не имеет полномочий на решение по какой-либо отсрочке.

Единственный достойный и одновременно эффективный выход из почти безвыходной ситуации заключается в том, чтобы найти юриста, способного в договоре с банком выявить какое-либо форс-мажорное обстоятельство, которое позволит на вполне законном основании дать отсрочку очередного платежа.

Но где брать такого юриста, и как ему платить?

Определенная часть юристов в РСО-Алания неплохо зарекомендовала себя на поприще ОСАГО, причем достаточно устойчиво – не зря в республике один из самых высоких в стране уровень выплат по страховым полисам, хотя составители разбираемого здесь рейтинга упрямо видели в этом исключительно мошеннический аспект. Впрочем, сколько у нас в Осетии людей, способных кроме кредита, оплачивать еще и услуги юристов в случае форс-мажора? Единицы.

Кстати, завершая тему юристов, не могу понять логику мышления работодателей, которые утверждают о дефиците хороших специалистов в области юриспруденции в республике. Может, указанные работодатели плохо и неуверенно формулировали свои задачи и цели?

Выживут сильнейшие

По данным официальной статистики, которые размещены в открытом доступе (https://kavkaz.rbc.ru/kavkaz/freenews/5e5f9fb59a7947b4d9f7fab6), по состоянию на 1 января 2020 года, просроченная задолженность по заработной плате в республике составила немногим более 29 млн. рублей, но этот показатель не учитывает ситуацию в сфере малого предпринимательства.

Сумма хоть не столь внушительная, из года в год под натиском прокуратуры сокращается, но именно эта задолженность и есть верхушка самого настоящего айсберга. Что касается подводной части, она значительно больше видимой, ведь нет секрета в том, что количество людей, получающих зарплату в конвертах, многократно превышает число легальных получателей.

За период самоизоляции коронавирус, одним махом перевернул этот айсберг — повеяло самым настоящим холодом, стало неуютно от понимания того, что в республике резко увеличилось количество семей, обреченных на мрачное и беспросветное прозябание.

Месяц – полтора понадобился для того, чтобы некий относительный достаток для отдельно взятой семьи в Северной Осетии остался в прошлом, и трудно сказать, когда он вернется.

А ведь по большому счету никто унылых прогнозов и не давал, и к варианту выживания людей абсолютно не готовили. Разве что с большой уверенностью говорили о невозможности «итальянского сценария» в чисто медицинском аспекте.

Коронавирус дал четкое понимание — у нас нет никакого запаса прочности, никакого плана действий на «черный день».

И дело не в болезни. Сегодня — эпидемия, а завтра могут быть финансовый кризис или землетрясение. Как говорится, от перемены мест слагаемых… Хотя, справедливости ради, мы в общероссийском тренде, разве что редким богатым регионам несколько легче. А сундук под названием «фонд национального благосостояния» открывать никто не спешит.

Коронавирус принес нам новый термин в виде индекса самоизоляции – творчески настроенные люди умело разбираются в том, жители какого российского города находятся в «красной» зоне или «зеленой», а кто попал в так называемую «оранжевую».

Везде цифры, везде факты и разъяснения, и все же нет одного и главного – научно обоснованной смелости, способной провести параллель между индексом самоизоляции и индексом бедности. Но эту параллель провели те участники незаконного митинга, которые не знали, чем и как кормить свои семьи, говоря об этом с надрывом и на грани психологического срыва.

Среднемесячная начисленная заработная плата за 2019 год в Северной Осетии составила 28 486 рублей, что на 4,5 % выше прошлогоднего уровня.

Смысл жизни в развитии, а значит, нужно по итогам нынешнего года выйти, как минимум, на тот же показатель, памятую о том, что инфляция не дремлет и неизменно стремится к росту.

По прежним госплановским временам, любое предприятие, попавшее в месячный простой из-за безалаберности поставщиков сырья и материалов или расхлябанности смежников, могло путем невероятных усилий и годовой объем товарной продукции вытянуть, и уровень зарплаты выдержать. В данном случае, не надо забывать и о сверхизбыточном давлении партийной идеологии, состоящей в недопустимости снижения жизненного уровня рабочего человека.

Но сейчас при нынешнем экономическом укладе и идеологических подходах ситуация резко отличается. Не секрет, что за относительно короткое время, отведенное на самоизоляцию, претерпели изменения сложившиеся производственно- технологические связи и логистика.

И чем дольше длится вынужденный простой, тем сильнее ломка этих связей, и скорее, всего это уже больше похоже на абстиненцию.

Этот термин, использующийся для описания состояния больных истерией страха, приведен вовсе не для красного словца, а для понимания того, что предстоящий период с мая по июль даст всем почувствовать, в каком состоянии пребывает структура производства и сколько рабочих мест действительно удалось сохранить из-за коронавируса. А сколько банкротств ожидает малый и средний бизнес? Выживут действительно только сильнейшие.

Ведь только со второй декады мая через налоговые структуры будут предоставляться субсидии в размере 12 130 рублей на одно (официальное!) рабочее место.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
03.08.2020

Вячеслав Битаров заработал более 39 млн в 2019 году, почти на 6 млн больше, чем годом ранее

PRO задачи «Алании» на новый сезон, бюджет клуба и реконструкцию стадиона «Спартак»

28.07.2020

Руководитель Центра поддержки экспорта республики Бела Осипцова об особенностях осетинской внешней торговли

Бесхозные скотомогильники как предмет денежных споров и очаг сибирской язвы

25.07.2020

Скандальная реконструкция «треснувшего моста» привела ко второму уголовному делу

ЕГЭ как болезнь общества

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: